WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 47 |

Солнце: Ничего с ней не случится, она больна не смертельно. У тебя свой путь, у родителей — свой. Если ты останешься, это болото засосет тебя.

К.С.: Хватит ли мне сил Солнце: Вдвоем вам будет легче. Я буду светить вам.

К.С.: Я ему верю, чувствую надежду.

Протагонистка говорит, что готова начать восхождение. Директор просит вспомогательное “Я” повторить угрозу матери. Протагонистка плачет. Ди ректор предлагает протагонистке обойти гору и побыть на ее противопо ложном склоне.

К.С.: Мне холодно и страшно. (Протагонистку бьет дрожь.) Здесь нет Солнца. Мамы не видно, я совсем одна.

Директор: Когда эти чувства уже были в твоей жизни К.С. (рыдает): Когда умерла бабушка.

Сцена Протагонистке 6 лет. Действие происходит в квартире. Участвуют де вочка, отец, мать.

Бабушка и внучка очень любили друг друга. Бабушка болела несколько ме сяцев. Девочке запрещалось играть и шуметь, она не понимала, почему.

Потом бабушку увезли в больницу, и через неделю она умерла. Когда ро дители вернулись, девочка играла в куклы.

Мать: Бабушка умерла... (Со злым лицом, едва сдерживая слезы) Ты мо жешь хоть минуту посидеть спокойно (A parte*: Это ты виновата в *Реплика в сторону.

170 Теоретические модели в действии том, что она умерла. Ты шумела, когда она болела, значит, ты не лю била ее.) К.С.: Я чувствую, как в груди становится пусто и холодно. Хочется запла кать и подбежать к маме, но я боюсь, что она оттолкнет меня. Хочется сказать: “Неправда, я очень любила бабушку”.

Введены вспомогательные “Я” на роли Потребности в утешении и Стра ха отвержения.

Потребность в утешении (обнимая и мягко подталкивая протагонист ку к матери): Подойди к маме, скажи ей о том, как тебе больно.

Страх (встает между протагонисткой и матерью): Ничего ей не говори, она не станет тебе помогать, она считает тебя виноватой. Если ты по дойдешь, а она оттолкнет тебя, тебе будет еще больнее.

Оба чувства действуют и говорят одновременно.

Директор: Что ты делаешь К.С.: Протестую... (Обращаясь к матери) Это неправда, я очень любила ба бушку. (A parte: Мне плохо, мама, помоги мне.) Мать (молчит, a parte: Я не могу тебе помочь, мне сейчас не до тебя.) К.С.: Я хочу обратиться к отцу за помощью... Папа, скажи ей, ты же знаешь, как я любила бабушку.

Отец: Посиди в своей комнате.

Действие переходит в комнату протагонистки.

К.С. (сидит на кровати, не зажигая света): Я чувствую пустоту и холод в груди.

Введена роль Холода.

Холод: Ты осталась одна, так тебе и надо, ты сама в этом виновата. Мама и папа тебя больше не любят и никогда не полюбят.

Директор: Что ты будешь делать К.С.: Ничего. Я плачу, но легче не становится.

Директор: Посмотри эту сцену из зеркала. Что происходит К.С. (из зеркала): Маме самой нужна помощь, она боится моих слез. Отец ей помочь не сможет. Он хочет ей помочь, но не умеет. Им обоим не до меня.

Директор: Кто может помочь девочке В пространстве — время здесь... К.С.: Бабушка.

Введено вспомогательное “Я” на роль Бабушки.

Бабушка (включает в комнате свет, обнимает протагонистку): Люди умирают от старости и от болезней, хотим мы этого или нет... Ты не виновата в моей смерти... Ты совсем не мешала мне своими играми...

Ты сама знаешь, что я тебя очень любила... Я хочу, чтобы ты помнила об этом, чтобы моя любовь оставалась с тобой теперь, когда меня нет... На самом деле родители любят тебя, и мама, и папа... Сейчас маме очень плохо, она не может тебя приласкать, потому что ей са мой очень плохо... Но она сумеет перетерпеть и все будет по пре жнему... Давай поиграем в куклы... Это будет мама, это — папа, это — я...

К.С. плачет, обнимает бабушку. В процессе игры протагонистка выра жает свои чувства к матери, к отцу.

Сцена Протагонистка возвращается в первую сцену, ей предлагают обратить ся к каждому персонажу.

К матери: Я знаю, ты боишься, что потеряешь меня, если я буду жить у Ви талия. Это не так. Я люблю тебя, но хочу жить самостоятельно. Ду маю, у меня получится жить самостоятельно, и я уверена, что вы с па пой поможете мне.

К отцу: Мама — это твоя жена. Я не хочу и не буду брать на себя ответ ственность за ваши отношения.

К Виталию: Я тебя люблю.

К Солнцу: Я буду знать, что ты есть и на этой стороне горы, даже если тебя не видно.

Анализ драмы показывает, что в субъективной картине жизненного пути прошлое представлено родительским домом, будущее — тяготами и испы таниями самостоятельной жизни. Отдаленное будущее — смертью (верши на горы) и раем (Солнце). Разогрев актуализировал тему смерти, хотя вни мание протагонистки сосредоточено на настоящем — на выборе: уходить или оставаться. Фактически, в такой СКЖП связь между прошлым и буду щим обеспечивается бессознательным убеждением: “Уйти из родительско го дома — значит, отправиться к смерти”, но эта связь не очевидна ни для протагонистки, ни для директора. Подсказкой для директора послужил один из элементов рисунка — заштрихованное пространство в нижней правой части, о котором К.С. не захотела ничего сказать.

172 Теоретические модели в действии Выведение на сцену Родительского Дома (а затем — Отца и Матери), Вита лия и Солнца конкретизировало субъективную картину жизненного пути.

Появляются связки “ты не сможешь жить без нас”, “если ты уйдешь, я умру”, “если останешься — тебя засосет болото”. При этом “зов” будущего оказывается сильнее чувства вины благодаря тому, что дает надежду на помощь.

На противоположном склоне горы проявился самый сильный страх — ос таться без родителей и без помощи Солнца. Этот страх уходил корнями в прошлое. Вторая сцена дала ответ на вопрос, за что может быть такое на казание — за действия, повлекшие за собой смерть любимого человека. В СКЖП появляются связки, относящиеся к далекому прошлому: “бабушка умерла, потому что я шумела”, “маме плохо, потому что я шумела”, “роди тели никогда больше не будут меня любить”. Общая картина жизненного пути выглядит теперь следующим образом: “Я убила бабушку, я собираюсь убить маму, за это я останусь без поддержки Родительского Дома и Солнца (предатель и убийца не может надеяться на спасение души после смерти)”.

Введение ресурсной фигуры бабушки изменяет связи между событиями.

Причинно следственная связь “ты шумела — я умерла” снимается, вслед ствие чего аннулируется обвинение в убийстве. Структурно подобное со бытие (уход из родительского дома) также перестает быть причиной смер ти матери. Вернее, вместо ухода из родительского дома в СКЖП появляется новое событие — попытка жить самостоятельно, с опорой на помощь роди телей. В результате Родительский Дом перестает быть болотом, и надежда на помощь Солнца становится реальной.

В структуре психологического времени протагонистки явно присутствует цикличность, отображенная на рисунке 2.

На окружности и в секторах отражены события и эмоциональные пережи вания, связанные с темой протагонистки. Принятие решения уйти (требо вания Солнца) актуализирует вину перед родителями и напоминает об их угрозах (останешься одна, будешь виновата в смерти матери). Страх перед этими угрозами приводит к принятию требований родителей (остаться).

Однако вина перед Солнцем за несдержанное обещание приводит к актуа лизации угроз Солнца (засосет болото, погубишь душу). Помучившись со ответствующими страхами, протагонистка вновь приходит к решению идти. И так далее.

Эти переживания организуются двумя осями — осью собственных желаний (любовь к родителям и стремление к самостоятельности, связанное с любо вью к Виталию) и осью долженствования.

Если бы не было долженствования, стремление к независимости и любовь к родителям могли бы мирно сосуществовать. Однако долженствование В пространстве — время здесь... Принятие требований Солнца Принятие требований Солнца Страх Вина Страх Вина перед перед перед перед Солнцем родителями Солнцем родителями Угрозы Угрозы Угрозы Угрозы Хочу к Солнцу Хочу к родителям Хочу к Солнцу Хочу к родителям Солнца родителей Солнца родителей Вина Страх Вина Страх перед перед Солнцем родителями перед перед Солнцем родителями Принятие требований родителей Принятие требований родителей Рис. есть, и они становятся взаимоисключающими. В тот момент, когда влече ние к “спасению души” минимально, а любовь к родителям максимальна, актуализируется долженствование — угрозы родителей (“Я вас люблю” — “Ты должна нас любить (то есть остаться), вне родительского дома ты не выживешь и будешь виновата в смерти матери”). В момент принятия реше ния остаться само желание остаться находится на нулевом уровне, а соот ветствующее долженствование — в пике.

Точно так же угрозы Солнца становятся слышны тогда, когда стремление к самостоятельности максимально (“Я люблю Виталия и хочу попробовать жить с ним” — “Если ты этого не сделаешь, твою душу погубит болото родительского дома”). Когда принимается решение уйти, желания идти уже нет.

Что касается оси долженствования, то долг перед родителями и долг перед Солнцем начинает уменьшаться в тот момент, когда принимается соответ Должна Солнцу Должна Солнцу Должна родителям Должна родителям 174 Теоретические модели в действии ствующее решение — остаться или уйти. Решение проблемной ситуации заключалось в ослаблении долженствования как в отношении Родительско го Дома, так и в отношении Солнца.

В завершение коротко подведем итоги. Психодрама, с нашей точки зрения, является уникальным инструментом психодиагностики субъективной кар тины жизненного пути. Во первых, она позволяет исследователю “ожи вить” субъективную картину жизненного пути, сделать ее действительно динамичной. Во вторых, применение психодрамы дает возможность изу чить “связь времен” — прошлое, настоящее и будущее в их единстве. В третьих, психодрама позволяет изучать не только сознательное, но и бес сознательное содержание субъективной картины жизненного пути, что дает возможность сформировать более адекватный список событий и выя вить более широкий спектр связей, существующих между событиями.

В свою очередь, психодраматист, использующий в работе концепцию пси хологического времени, получает в свои руки ряд ценных терапевтичес ких инструментов. Во первых, он может строить и уточнять терапевтичес кие гипотезы относительно проблемной ситуации клиента с учетом дли тельной временной перспективы. Во вторых, у него появляется возмож ность целенаправленно воздействовать на структуру субъективной карти ны жизненного пути клиента. Наконец, терапевт может выявлять и кор ректировать дисфункциональную цикличность психологического времени клиента.

ЛИТЕРАТУРА 1. Августин А. Исповедь. М., 1991.

2. Берн Э. Люди, которые играют в игры. М., 1993.

3. Василюк Ф.Е. Психология переживания. М., 1984.

4. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. Киев, 1984.

5. Киппер Д. Клинические ролевые игры и психодрама. М., 1993.

6. Кроник А.А. Субъективная картина жизненного пути как предмет психо логического исследования // Психология личности и образ жизни. М., 1987.

7. Мамардашвили М.К. Психологическая топология пути. С Пб, 1997.

8. Моисеева Н.И. Время в нас и время вне нас. Л., 1991.

9. Морено Дж. Л. Психодрама. М., 2001.

В пространстве — время здесь... 10. Перлз Ф. Гештальт подход. Свидетель терапии. М., 1996.

11. Перлз Ф. Опыты психологии самопознания. М., 1993.

12. Успенский П.Я. Tertium organum. С Пб., 1992.

13. Фрейд З. Я и Оно. В 2 х тт. М., 1992.

14. Холмс П. Внутренний мир снаружи: Теория объектных отношений и пси ходрама. М., 1999.

15. Хомик В.С. Психотерапия, ориентированная на реконструкцию будущего // Lifeline и другие. М., 1993.

176 Теоретические модели в действии Елена Симонова ДВУЛИКИЙ ЯНУС И ВЕЛИКИЙ ОКЕАН Об интеграции в работе психотерапевта методов эриксоновского гипноза и психодрамы С детских лет меня особенно волновали образы, слепленные из двух существ: кентавры скакали по полям детских снов, пти ца феникс с головой жены А. Вертинского являлась в страшных видениях, а на вопрос учительницы истории: “Кто из героев мифов вам понравился” — девочка с большими глазами и неза урядной способностью объяснять все на свете отвечала одно сложно: “Сфинкс”. Но самым любимым персонажем мифологии был и остается двуликий Янус, покровитель врат, дорог и пут ников. Девочка выросла и, прожив в своей жизни не один двой ной период, вроде “учитель новатор”, “американская русская”, женщина мать, наконец, обрела некоторую определенность в профессии “психолог” (что, впрочем, не мешает иногда сомне ваться — психолог и/или психотерапевт).

Итак, это статья о двойственности, о двойном подходе, о работе двух коте рапевтов и, что самое главное, о применении в психотерапии двух методов попеременно и одновременно: психодрамы и эриксоновского гипноза.

Если взглянуть на работу гипнотерапевта и психодраматиста, на первый взгляд между ними мало общего. Гипнотерапевт сидит рядом с клиентом, чаще всего довольно тихо что то говорит или вовсе молчит, клиент замер в неподвижности, может, только рука слегка приподнята, и хотя на его лице видна смена эмоциональных состояний, все же не покидает ощуще ние, что вы присутствуете при чем то скрытом, непроявленном, представ ленном, как в театре теней, — намеком, полуявью, полусном. А представьте Двуликий Янус и Великий Океан себе психодраматическую сессию, когда, например, “хор деревьев” выкри кивает на все голоса “Всюду жизнь”, а протагонист с повисшей на плечах Тревогой, шепчущей “У тебя ничего не получится”, преодолевает Стену, ко торая вопит “Нет, не пройдешь”, и каждый из участников сцены произво дит какое то физическое действие, да еще одновременно членораздельные и нечленораздельные звуки... И в этом бушующем море психодраматист твердой рукой ведет процесс.

Казалось бы, как эти два метода могут мирно сосуществовать — более того, взаимно обогащать и существенно расширять возможности друг друга Од нако и такое случается. В этой статье я хочу рассказать об одной сессии достаточно успешного симбиоза двух подходов к психотерапии.

Предлагаемые обстоятельства. Гостеприимный южный город. Конферен ция по психодраме. Третий день работы, в которой, увы, совсем нет места теории психодрамы, практические мастерские сменяют одна другую. Груп повая тема, которая звучит на утренних больших группах, в кулуарных разговорах, в сновидениях участников: готовность к свершению, к переме не, но как будто что то препятствует или еще не ясно, что это за перемена.

Мы с котерапевтом И. Спильной решаем провести мастерскую “Откры тая — закрытая дверь”.

Это мастерская, а потому, несмотря на высокую “разогретость” участников конференции, прежде всего сформулированы учебные цели:

познакомить участников с работой в психодраме с использова нием трансовых техник: эриксоновского гипноза, медитации;

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.