WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 47 |

126 Теоретические модели в действии Е.Л.: Произошли ли реальные изменения во внутреннем состоянии прота гонистки или нет У меня была твердая уверенность, что произошли, иначе я не предложила бы повторить эту сцену. Если директор не уверен, что нечто произошло, состояние изменилось, то лучше не спешить в такую сцену, иначе это будет повторение неуспеха. То есть нам нужно постараться гарантировать протагонисту возможность убедиться: “Да, действительно, во мне что то изменилось”. То, что в классической психодраме называется “тестом на реальность”, для меня еще и подкрепление (может быть, даже в большей степени). В данном случае внутреннее состояние протагонистки действительно изменилось, наступило как бы эмоциональное “насыщение”. Марина изменила свое отношение к этой ситуации, и на тот же самый стук теперь у нее возникла совсем другая эмоциональная реакция. Уже было ясно, что будет дальше.

Е.М.: Она по другому пришла к ребенку и на настойчивые, “максимизиро ванные” вопросы “а ты меня любишь, а ты со мной побудешь, а сколь ко ты со мной побудешь” старых реакций не дала. В ее поведении был целый спектр чувств, а в ответах — разнообразие и своего рода “объемность”. В эмоциональном отклике все было очень прямо и чис то, тепло, а на вопрос “сколько” был ответ “сколько смогу”, то есть де душкин совет был принят во внимание. Это очень важный момент, потому что он показывает, как много произошло не только с барье ром, но и с Виной. Первоначальная интрапсихическая конструкция, которая держала протагониста — “не могу, но должна; должна все, и поэтому не могу ничего”, — была размыта работой в двух предше ствующих сценах. И “не должна, но могу столько, сколько смогу” — некое свободное проявление истинного чувства лишилось двух сдер живающих блоков — и раздражения, и вины.

Е.Л.: Это было приятно наблюдать. Как директор я часто делаю провоциру ющие замечания типа: “Не раздражает ли она тебя”; “Она так много от тебя хочет, а ты так устала”. Смысл таких замечаний заключается в дополнительном усилении теста на реальность. С другой стороны, на мой взгляд, была хороша игра вспомогательного “Я”, дочери Марины, которая — фактически без моей наводки — стала преувеличенно на зойливым, приставучим ребенком. Если бы участница, играющая роль дочери, сама не повела себя так, я бы именно об этом ее и попросила.

Провокация на проверку оказалась с двух сторон — со стороны вспо могательного “Я” и со стороны директора. И на те самые вопросы — “Не слишком ли дочка назойлива, не раздражает ли это тебя” — Ма рина отчетливо отвечала: “Нет, все нормально”. Цель таких провока ций — не только проверка, но и закрепление успеха, и перевод до Чему мешали кожаные перчатки, или “Дочки матери”: вечная история стигнутого успеха на уровень осознавания с помощью маркировки для протагониста того факта, что действительно что то изменилось.

Это была последняя сцена. На ней мы смогли закончить.

Е.Л.: Ты согласилась со мной в том, что в данной драме не нужно было ис следовать чувства мамы Марины. Здесь действительно не надо было, чтобы протагонистка испытала сочувствие к бедной маме, поняла все мамины трудности. Но в какой то момент я все же обратила внима ние на трудности маминой жизни. Я напомнила Марине о ее драме про мамину судьбу, которую мы делали в технике драмы предков.

Этой короткой маркировкой я хотела актуализировать и “подвязать” к данной работе воспоминания о том, что все таки мама не такая зло дейка, а просто она была такая, какой ее сделала жизнь...

Е.М.: В таких ситуациях, если, предположим, не было предыдущей драмы с исследованием роли мамы и сложностей ее жизни в достаточном объеме, вместо напоминания об уже выясненных обстоятельствах, объясняющих ее неправильное поведение, мы, как правило, говорим протагонисту: наверное, у мамы были свои причины так себя вести, но... Это просто две разновидности работы. Их обычно приходится делать по отдельности.

Е.Л.: Для протагонистов с сильным чувством вины и тех, у которых, как у Марины, существует сильный запрет критиковать своих родителей даже в мыслительном пространстве, бывает особенно важно зафикси ровать позицию директора — не осуждающую по отношению к роди телям.

Е.М.: Психодрама дает для этого специфические возможности, потому что понятно, что сделать маме замечание директор не может, но дедуш ка — вправе. Это может быть мягкое замечание: “Ну что ты, в самом деле, ребенка...”. Дедушка критикует мамин стиль общения с дочерью не только мягко, но и по вполне конкретному поводу: оценивает дей ствие, а не личность. Это, к слову сказать, одна из замечательных пси ходраматических возможностей допустить хоть какую то дозу необ ходимой критики в адрес “неприкосновенных персонажей”: ситуация налицо, чувства и оценки конкретны и живы. Так и открываются не которые клапаны в отношении заблокированных, сложных или амби валентных чувств по отношению к родительским фигурам.

Е.Л.: К слову, о неосуждающем отношении к персонажам драмы, которые совершили что то не то или не сделали чего то важного по отноше нию к протагонисту в детстве. Хотелось отметить возможность допол нительного развития сюжета в этой или другой драме, — например, после критикующего маму замечания дедушки полезно поменяться 128 Теоретические модели в действии ролями: протагониста из роли дедушки поместить в роль мамы. Не редко протагонист показывает, как мама “приходит в себя”, возвраща ется в нормальное состояние достаточно хорошего родителя, просит прощения и делает для ребенка все, что необходимо в данной сцене.

И уже не нужно, чтобы протагонист в роли какого то постороннего лица компенсировал нечто недоданное себе ребенку: куда лучше это сделать из роли своей мамы. Это всегда предпочтительнее и оказыва ет более эффективное и сильное воздействие. Тогда роль спасителя или помощника становится уже не холдинговой ролью, а всего лишь ролью эксперта, мудреца, наставляющего на путь истинный. Тогда он уже не замещающая фигура, дающая любовь вместо собственного ро дителя, а всего лишь фигура, растапливающая лед, открывающая за крытый клапан.

Если бы по опыту предыдущих драм с Мариной я не знала, что дефи цитарность в отношениях с матерью действительно серьезная пробле ма (а в данной драме это было видно, в частности, по ее полному не пониманию из зеркальной позиции того, что происходило в сцене), то я безусловно сначала попробовала бы получить этот ресурс от мамы напрямую. Когда ты не знаешь протагониста, всегда лучше попытать ся сделать именно это, и лишь обнаружив, что не получается, вер нуться к поиску другой позитивной ресурсной фигуры. В последнем случае протагонист из роли ресурсной фигуры посылает маме в пря мой или косвенной форме сообщение: “Раз ты не можешь, то я это сделаю”. Такая проверка крайне важна и с диагностической точки зрения. Ведь если удается получить ресурс от роли того же родителя, который фрустрировал ребенка, то это позитивный диагностический признак. Если воспользоваться понятием из теории объектных отно шений, он указывает на наличие достаточного уровня константности объекта по отношению к данной родительской фигуре. А если не уда ется, то свидетельствует об определенных нарушениях константно сти объекта.

Е.М.: Мне случалось проводить аналогичные драмы, где события развива лись следующим образом. Появлялась фигура советчика (это могла быть бабушка или муж той мамы, о которой шла речь), который ка ким то образом выводил маму из неадекватного состояния, освобож дал ее от какого то груза, связанного не с ребенком. Этот персонаж брал на себя какую то часть маминой “заморочки” и удалялся — предположим, на кухню, — оставив маму в эмоциональном контакте с ребенком, очищенной, освобожденной от того, чем на самом деле была занята ее голова до появления этого лица. Подобный эпизод нес очень четкое сообщение о том, что мама — не урод, просто своей Чему мешали кожаные перчатки, или “Дочки матери”: вечная история жизнью она загнана в некоторое нечувствительное состояние. И как только в психодраматической реальности кто то взял немножко ее груза на себя, она, как мама, исцелилась или он избавил ее от заблуж дения.

Е.Л.: В драмах ресурсный персонаж типа воспитателя, врача или психоте рапевта, нередко говорит родителю: “Ты неправильно делаешь”. По мню драму, где протагонист в роли известного детского врача сооб щает некоторую простую истину, что детей надо ласкать, утешать, когда плачут, а протагонист в роли мамы отвечает: “А у Спока напи сано, что к нему не надо подходить, когда он кричит”. Терапевт раз убеждает, а протагонист из роли мамы говорит, что если бы она не поверила авторитету Спока, то так бы не поступала. И в результате как бы психологического просвещения происходит изменение пове дения мамы.

Е.М.: Это мне напоминает еще один момент из опыта нашего обучения. Нас учили технически, телесно делать сцены укачивания, держания на руках, когда есть материнская фигура и есть физически большое тело протагониста в роли ребенка. Как сесть на пол, как взять, чтобы не смущать взрослого человека Прежде всего нужно позаботиться о том, чтобы было удобно протагонисту. После чего наш тренер сказал:

“Если вы, вспомогательное лицо в материнской роли, посидите так минуту, то у вас заболит спина, поэтому спину кто то должен подпе реть, подстраховать”. А в жизни это соответствует вот чему: чтобы женщина могла отдаться заботе о своем ребенке, ее спина должна кем то немножко “страховаться”. Должен быть кто то — не обяза тельно муж, это может быть сестра, подруга, мать матери, отец мате ри, — кто поддержит, как бы беря на себя в физическом смысле необ ходимость держать позвоночник определенным образом, а в житей ском смысле — что то другое. Нам приходилось работать с этой те мой бессчетное количество раз. Типичные сцены выражения обиды в отношении матери, которая “не так держала на руках”, часто завер шаются уже после отреагирования осознаванием уязвимости этой, ка залось бы, всесильной материнской фигуры. Впервые в жизни удается взглянуть на эту беззащитную материнскую спину, которую так ло мит — руки, которые держат ребенка, каменеют оттого, что позвоноч ник никем и ничем не подстрахован, не поддержан.

Е.Л.: Если удается выйти на этот уровень, то наступает другой, продвину тый этап исцеления травмы первого года. И тогда уже не только вос станавливаются детско материнские отношения, но и становится нор мальной структура семьи. В этом смысле идеально, чтобы поддержи вающей оказалась фигура отца. У меня была группа, где только на 130 Теоретические модели в действии седьмой восьмой раз удавалось выйти на такую структуру правиль ной семейной конфигурации.

Е.М.: Фактически мы таким образом подбираемся к работе с первичной триангуляцией. Но это уже другая история, и напрямую в данной дра ме ты с этим не работала.

Хочется сказать два слова об одной тренерской проблеме: процесс анализ — это колоссальное искушение; очень многое кажется важ ным, очень жаль упустить какие то смыслы. Порой случается отказы ваться от полного, развернутого “полотна”: время, контракт, актуаль ное состояние группы. Тогда приходится писать или наговаривать на диктофон, чтобы не потерять какие то важные детали. Сейчас мы с тобой сделали то, что надо бы делать после каждой драмы, будь то хоть десятиминутная виньетка.

Кроме всего прочего, это облегчает разговор с представителями дру гих психотерапевтических субкультур... Например, читатель может заметить, что психодрама как метод и мы как его носители достаточ но легко, охотно и радостно вбираем элементы других психотерапев тических субкультур. Это не означает, что метод эклектичен, это зна чит, что метод веротерпим.

Чему мешали кожаные перчатки, или “Дочки матери”: вечная история Алексей Орлов “СЛОЖНЫЙ” ПРОТАГОНИСТ В ПСИХОДРАМЕ* До сих пор мне не довелось встретить ни одного бес проблемного пациента — такого, чей терапевти ческий курс напоминал бы плаванье впервые спу щенного на воду корабля, гладко скользнувшего со стапелей.

Ирвинг Ялом Эта статья посвящена проблеме “сложных” или “трудных” клиентов в пси хотерапии. Мы хотели описать те сложности, которые встречались в нашей практике, и поделиться опытом их преодоления. В центре нашего внима ния находятся технические и процессуальные проблемы, возникающие при групповой работе во время проведения психодрамы.

Мы постарались создать собирательный образ “сложного” клиента. В прак тике вы можете встретить как отдельные элементы поведения такого про тагониста, так и весь “букет” описанных в статье сложностей в работе с ним. Поведение “сложного” клиента часто напоминает поведение клиента с пограничным уровнем развития личности, но не тождественно ему.

“Сложный” клиент — более широкое понятие, которое мы использовали для обобщения трудностей, возникающих при проведении терапевтиче ских групп. Если вы встречаете в своей работе большинство трудностей, описанных ниже, то это повод задуматься о наличии пограничного уровня развития личности у такого клиента.

В индивидуальной психотерапии проблема “сложных” клиентов достаточ но широко обсуждается в литературе (Н. Мак Вильямс “Психоаналитиче *Впервые опубликовано в сборнике “Психодрама”, вып. № 2. Новосибирск, МИГИП, 2002.

132 Теоретические модели в действии ская диагностика”, О.Ф. Кернберг “Тяжелые личностные расстройства” и др.). А в литературе по групповой работе эта проблема освещена мало (И. Ялом “Теория и практика групповой психотерапии”).

В дальнейшем мы будем описывать свой опыт в логике ведения психодра матической группы: знакомство с членами группы и разогрев, заключение контракта и фаза действия.

Подготовка. Все классические руководства по групповой психотерапии подчеркивают важность так называемых “рамок” психотерапии, в частно сти, подбора участников и знакомства с ними. Западные коллеги имеют возможность заранее провести интервью, проанализировать свои впечат ления о каждом участнике группы и прогнозировать возможное развитие группового процесса. Это достигается тем, что их работа вписана в соци альную политику психического здоровья, состав группы и приход участни ков гарантирован. Реальность нашей работы в условиях “дикого” рынка такова, что зачастую нет заранее сформированной группы и сроки суще ствования группы гораздо короче, чем на Западе. Вопросы диагностики участников группы нам приходится экстренно решать в начале и в процес се ведения группы, будь то ознакомительный воркшоп или пролонгирован ная группа. В тех случаях, когда есть возможность для предварительного знакомства, такого пациента трудно диагностировать за одну сессию.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.