WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 47 |

Ты тогда обратила внимание группы на то, что важны не только абсо лютные числа, сколько людей какую работу поддерживают, но также и то, какой рисунок социометрические выборы образуют в простран стве. После нескольких шагов дополнительных выборов, когда нужно было уточнить, где же внимание группы максимально сконцентриро вано, первым протагонистом стал Олег с темой бонсая.

Интересно, как он сам формулировал свою тему разогрева. Фактичес ки мы понимаем, что разогрев происходит не только энергетический и не только на определенную тему, а еще и на определенный язык выражения этой темы. Мы можем найти этот язык в действии, затем перевести его в слова, когда формулируем проблему, но все равно уже протагонист нам подсказывает некоторую двигательную, теле сную метафору, а иногда и мизансцену, и ход драмы.

Е.Л.: Более того, метафора — и телесная, и словесная — может служить фокусировке проблемы для самого человека. Часто он не понимает, Один день в психодраматической реальности как ему о ней сказать, а метафора помогает точнее сформулировать свою тему. В ходе разогрева первой акцией вхождения в роль стала телесная поза, когда все одновременно приняли позы выбранных предметов. Если мы говорим об Олеге, то он с самого начала встал в виде изломанного дерева. Это кажется важным, потому что в самой драме его поза повторилась как телесная поза странного, изломанно го существа. Важной частью метафоры была фраза о том, что его спе циально обрезают, вытягивают — “надрезы и растяжки”. Так создают этот бонсай. В твоей драме, которая была следующей, появилась тема цветочных горшков. Он этого не знал. Не знаю, как проинтерпрети ровать то, что группа выбрала именно тему растений, которая позже оказалась одним из значимых моментов твоей работы.

Е.М.: Я бы такое совпадение отнесла в большей степени на счет синхро ний, чем подхваченных из бессознательного сообщений.

Е.Л.: У Олега уже были драмы про деревянного человечка Пиноккио и про дерево. Это его образы, поэтому и здесь его метафора никак не может быть наведенной “Катиной темой”. Пожалуй, в данном случае совпа дения действительно можно отнести к синхронии.

Е.М.: Это при том, что, как ты сказала, некоторые люди пришли после опре деленного перерыва и в этот день в группе загадочным образом не появились те, кто ходит все время. То есть можно было ожидать како го то нарушения способности или, по крайней мере, отсрочки способ ности формирования внутреннего языка группы, но этого не про изошло. С языком все в порядке. Ощущение это возникло во время ра зогрева. И в этом смысле разогрев является еще и диагностикой не только проблем индивидуальных участников, но и группового про цесса.

Действительно, одной из моих тем будут горшки с цветами, а это мне было известно заранее. И ты, и группа знали, что у Олега были темы про деревянного человечка. Про деревянность мертвого, не живого и лишение спонтанности. Но если мы все таки подумаем о живых дере вьях, будь то бонсай или дерево в лесу...

Древесная метафора — сама по себе интересная тема. Ведь существу ет богатейшая традиция рисунка дерева как диагностического, и во обще вовсю работает ассоциация между человеком и деревом. Тот же самый дуб в “Войне и мире”. Кстати, Олег себя дубом и ощущал: не что кряжистое, потенциальное, долговечное. Смена жизненных фаз дерева и смена времен года, живучесть. Наконец семейное, генеало гическое древо. Оппозиция крона — корни, стихии, которые соединя ются: вода, земля, воздух. Огонь, который выступает как стихия враж 14 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы дебная. Здесь мы переходим в круг смыслов следующей драмы — моей (огонь — враждебная стихия). Вокруг самой темы идентифика ции с деревом богатейшее поле смыслов, которое и пронизывает вза имодействие в группе в тот день, и протягивается к источникам го раздо более древним и богатым. Поэтому совершенно не удивитель но, что драма Олега в конце концов пришла к четырем стихиям, амп лификации — появлению фигуры Воды. Драма явно выходила на ар хетипический уровень.

Е.Л.: Замечу, что я была удивлена тем, что группа выбрала тему Олега. С моей точки зрения, он был не так разогрет, как некоторые другие протагонисты, и вообще его редко выбирали первым. В качестве од ной из причин такого выбора я допускала наличие некоторой реак ции группы на гостя — осторожность и бо льшую, чем обычно, закры тость. Для меня это было диагностически важно: нужно работать по степенно, я столкнусь с определенным сопротивлением, группа будет притормаживать. Тем более, что драма о переживаниях бонсая может быть длинной, даже скучной...

Е.М.: Деревья не ходят.

Е.Л.: Что и соответствует содержанию темы Олега — трудности со спон танностью. То, что группа выбрала трудности со спонтанностью в ка честве первой темы, тоже говорит о ее конкретном, актуальном состо янии. Фактически группа сообщает мне: “Мы хотим работать, но что то нас сдерживает”.

Что касается содержания драмы, то в ходе фокусировки проблемы я пыталась понять, как Олег хочет работать. И предлагала разные вари анты, в том числе в контексте его жизненной реальности. И это был его отчетливый выбор — работать на символическом уровне. Выбор символической формы работы также свидетельствует о закрытости и группы, и протагониста.

Некоторая осторожность группы при наличии одиннадцати потенци альных протагонистов, возможно, была связана еще и со страхом, вызванным твоей темой пожара. Сама эта тема актуализирована в лю дях, тем более в наше кризисное время. Возможно, это была реакция не на наличие гостя, а на тему. Тему неотвратимого рока, которая и потом явно звучала в группе.

Е.М.: Здесь можно услышать много интересных оппозиций. Например, как долго и трудно растет дерево и как быстро оно сгорает — трудность и мучительность конструктивного процесса и мгновенность разруше ния. Или, допустим, материя как то, что одновременно мешает, отяго Один день в психодраматической реальности щает, придает форму и сдерживает полет духа. В драме Олега есть Ве тер — персонаж, который веет, где хочет, но в то же время эта мате рия уязвима, хрупка. Много было “скрытых рифм”.

Е.Л.: К такой “рифме” или скрытой метафоре можно отнести и “судьбу” темы огня. Когда разыгрывается драма Олега, группа еще не знает со держания твоей драмы, ей известно только про сам факт пожара. Сей час ты сказала, что стихия огня — это стихия, которая противостоит материальному миру, во всяком случае дереву. Но для Олега стихия огня символизирует отношение к собственной спонтанности. Это не что, что взрывается, носит разрушительный характер, это отношение к спонтанности как к разрушительной силе. Вторая — твоя — драма про пожар подтверждает это. Два вида огня были в твоей драме — свечка, которая освещает, и огонь. Два огня — цивилизованный и стихийный.

Возвращаюсь к драме Олега. Целью его драмы было изменение отно шения к своей спонтанности. Для Олега характерно очень сдержан ное поведение и редкие агрессивные взрывы. Невыраженная энергия накапливается, и он боится вспышек, неожиданных прорывов этой энергии, боится своей спонтанности. Проблема Олега не в том, что существует “деревянность”, а в том, что он боится своей агрессии, огня, который из него вырывается. Это страх перед собственной аг рессией, а следовательно, и перед проявлениями активности, спон танности, которые связаны с агрессией. Вот и огонь несет два начала:

с одной стороны, спонтанность, креативность, обновление, а с дру гой — разрушительность.

Е.М.: На разных уровнях и на разном материале звучит тема дня. Итак, драма Олега как часть этого общего полотна.

Первая сцена была канонически констатирующая: что есть в жизни бонсая. Выяснилось, что в жизни бонсая есть его древесная, телесная Оболочка, Душа дерева, Земля, Горшок или Кадка, в которую посажено это дерево. Несколько позже в качестве отдельного персонажа появ ляются Корни, которые находятся в Земле, в Горшке, но являются час тью дерева и прямо связаны с Душой.

Протагонист меняется ролями со всеми своими персонажами, частя ми, и выявляются отчетливые противоречия. Душа то тяготится своей оболочкой, то, наоборот, с ней идентифицируется. При этом Земля, то есть источник существования этого дерева, воспринимается как враж дебная среда, которая подавляет, ограничивает. Здесь приходит фан тазия о некоей материнской фигуре — мать сыра земля, “я тебя вскормила”...

16 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы Интереснейший персонаж — Кадка. Функция Кадки (Горшка) — при нуждение, механическое, бессмысленное, довольно злобное ограниче ние свободы. Делаются разные попытки — в основном из роли Души дерева — как то изменить отношения между персонажами. Эти по пытки носят физикальный характер: что можно сделать Можно по пытаться уйти в эту землю (что Земля и предлагала), можно попы таться силовым образом противостоять Кадке, которая теснит, гнет, давит. Возникает идея выбраться из нее, “уйти в корни”, как сказал протагонист. Тогда появляется и персонаж — Корни. Это интересное действие, потому что “уйти в корни” одновременно означает поте рять свою древесную оболочку — высохнуть, затаиться, вся жизнь уходит только в корни. В метафоре “уйти в корни” есть еще смыслы.

В данном случае Душа дерева принимает решение разрушить Кадку, выбраться из нее, выйти, отряхнуть Землю — отрясти прах. То есть расстаться с неким прошлым.

Е.Л.: Здесь нужно прокомментировать предысторию. С темой расставания с прошлым, семейным прошлым работа идет уже почти полтора года, с тех пор, как выяснилось, что одна из базовых проблем Олега — это проблема замещающего ребенка. У него был брат, который прожил полгода и умер, после чего родился он. Я, как ведущая группы, знаю, что для Олега это еще и семейная тайна, потому что ему об этом ска зали не сразу, а через несколько лет. Это “висело” в атмосфере семьи, как постоянная печаль. Он вырос в печальном доме — любящем, теп лом, но очень печальном, который и является — и Олег это уже зна ет — истинным источником ограничения его спонтанности. Это тема, к которой он возвращается в разных драмах.

Е.М.: Вот эта тема дерева, которое живет в горшке, а могло бы жить в лесу! Зная больше о протагонисте, я могла бы прочитать ее и как тему скрытого желания смерти. Потому что в лесу, на воле как раз душа умершего брата. Тоже дуб, но там свобода, свобода смерти.

Е.Л.: Он умерший, но свободен, а Олег живой, но очень ограничен. Такая преданность семьи его умершему брату — один из вариантов темы замещающих детей, когда у них как бы отнимается часть витально сти и символически отдается тому, кто умер. Чтобы призрак жил. В данной драме это отчетливо присутствует. Здесь еще обращает на себя внимание то, что на роли всех ограничивающих персонажей были выбраны женщины. Земля, Кадка и Древесная оболочка — женщины, Душа дерева — мужчина. Кстати, у Олега были еще сим волические драмы, где тоже появлялись образы могилы. Поэтому уже при построении первой сцены у меня сразу же возникла ассоци Один день в психодраматической реальности ация земли и кадки — с могилой, с печальной, траурной атмосферой в доме его детства.

Е.М.: В этом смысле отрясение праха с корней — действие весьма конст руктивное, потому что это не отказ от корней, а некоторое дистанци рование от воспитавшей субстанции, которая сама по себе неживая. В этом смысле “отрясти прах” является метафорой прощания.

Е.Л.: В контексте группы все именно так это и воспринимали. На следую щий день во время процесс анализа члены группы обратили внима ние Олега на его предыдущую драму: там тоже была могила, речка — очень много похожих персонажей. Кроме того, даже позы, которые он принимал в течение обеих драм, даже реплики были схожи.

Е.М.: Это очень важное сообщение, потому что в метафоре бонсая слышна еще одна нота: “Я застрял в какой то фазе своего развития”. Я за стрял не по своей вине и воле, а меня так посадили, что я застрял.

Надрезы и растяжки сделали.

Е.Л.: Психодраматист всегда старается уловить, увидеть, услышать, ощу тить в поведении протагониста “ключи и знаки” — его особенно эмо ционально значимые слова, позы и жесты. И для моего “уха” психо драматиста “надрезы” и “растяжки” прозвучали очень “громко”, как бы символизируя нанесенную родителями рану, которая Олега опре деленным образом деформировала.

Е.М.: Я слышу в этом еще и некий интерес к тому, как делаются бонсаи.

Роль Садовника не воплотилась ни в какое действие, Садовник в дра ме не появился. Вообще говоря, бонсаями должны заниматься про фессионалы, это высокое искусство. Любопытна линия предполагае мого Садовника, потому что говорят: “искусственно”, “бонсай искус ственный”. Кто это сделал Ну не Земля же с Горшком! Я бы обратила внимание на мощную, негнущуюся шею протагониста, на то, что в ка честве агрессии он все время приписывал кадке и любым другим по давляющим его инстанциям сгибание именно шеи. Один из слоев этой драмы, который мы совсем не трогали, — мы никогда их все не трогаем, — это отсутствие огромной, но при этом любящей и способ ной позаботиться фигуры. Соотношение роста — примерно как у че ловека с бонсаем, только такой силе — великой, но полной любви — можно позволить себя нагибать. В этом смысле история, о которой мы говорим, — про отсутствие смирения. Если представить себе, что Са довник — это Бог или любое другое безусловно любящее высшее на чало, то понятно, чего не хватает в картине. Части этого целого вою ют между собой именно в отсутствие какого то более высокого — 18 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы любящего и разрешающего, но и упорядочивающего, ограничивающе го — начала.

Е.Л.: Вода, появившаяся в конце, в каком то смысле эту нишу заняла.

Е.М.: Я думаю о шее и метафоре дуба, о дубе как о стоящем насмерть, о японцах и о каратистском выражении “стоять к победе”... И о том, что в качестве более или менее спонтанного действия дерево пошло, сошло с места.

Е.Л.: Замечу, что вода — это то, что не сгибается, а является гибким и те кучим исходно. Это метафора, содержащая в себе еще и определен ный способ разрешения противоречия “гнуть шею — не гнуть шею”.

Е.М.: Если говорить о ходячих деревьях, вспоминаются толкиеновские энты, у которых все очень медленно, как у нашего протагониста. Ко торые, кстати, потеряли своих жен, потому что жены любили выращи вать деревья искусственно (мотив садовника), а энты любили дикие деревья. Как всегда в символических драмах, со смыслами все в по рядке, их так много, что все и не упомянуть.

Обратимся к следующей сцене — дерево пошло.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.