WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 47 |

— Что мне делать Моя дочка не вылезает из троек по географии, это при том, что я с ней постоянно занимаюсь. Я понимаю: математика, русский, химия, — но география! — А вы знаете географию — Скорее практически, чем теоретически. В молодости я много ездил, хо дил в походы. Мы с женой мечтали вместе с детьми путешествовать по всему миру. Но у нас родилась дочка, и у нее оказался детский церебраль ный паралич, ни о каких путешествиях мечтать не приходится. Дочка моя красавица и умница, хорошо учится, но география на грани двойки. Не ужели так трудно усвоить эту несчастную географию Отчего это С Валерием можно говорить прямо, без обиняков, и я говорю:

— Дело не в том, что у дочки тройка по географии, а в том, что вы так эмо ционально на это реагируете. Если вас ее тройка так задевает, может быть, за этим прячется какая то ваша боль, ваше разочарование Смею предполо жить, что с рождением дочери ваша мечта о путешествиях действительно умерла, а дочь, игнорируя географию, как бы игнорирует ваш отказ от меч ты. Похоже на правду — Неужели это так Я не представляю себе, что могу куда нибудь уехать от моей дочки, любое путешествие мне будет не в радость. Неужели я на нее обижаюсь Можно я побуду тройкой по географии — Нет, может быть, в следующий раз, если с раздражением вы не сможете справиться.

Мы тепло прощаемся, мне очень симпатичен этот горячий папа. Хороший папа.

* * * Начинать работу с родителями особенно сложно. Если раньше я думала, что это касается родителей детей, попавших в наркотическую зависимость, или родителей больных детей, то теперь убеждена, что любых родителей.

Как правило, родители не понимают, что проблемы существуют сначала у них, а потом уже у детей. Они считают, что все делают наилучшим обра зом. И это действительно так: они делают то, что могут, в том числе и ошибки. Можно часами слушать рассуждения родителей о воспитании, о 82 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы попытках наладить с детьми контакт, и не понять, что же на самом деле происходит и как дети реагируют на тот или иной прием воспитания.

Осознать, что их поведение ошибочно, что менять отношения надо им, а не детям, помогают предметы символы.

Символом может стать любой предмет, который вызывает неадекватную эмоциональную реакцию, будь то злость, раздражение или особая привя занность. Предметы символы выявляются в психотравмирующей ситуации.

Трудно сказать родителям наркомана, что они делали что то не так. Эти люди, которые не оставили своего ребенка, пережили столько страданий и приложили столько стараний, что любой вопрос об отношениях в семье воспринимается ими как упрек в неправильных действиях. Похожие чув ства испытывают и родители больных детей. Предметы символы помогают быстро обнаружить структуру семейных отношений, что позволяет начать коррекционную работу.

Говорящие предметы — символы семейных отношений Евгения Шильштейн “ПУСТОЙ ГОРОД”, ИЛИ ПСИХОДРАМА НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ Психодрама не может начаться, пока не пришли все обитатели города.

Я. Л. Морено. Психодрама Занавес открывается, на сцене — действующие лица, декорации, протагонист и директор. Что такое директор в психодраме С од ной стороны, он как бы вне действия, с другой стороны — при нимает в нем живейшее участие и постоянно находится на сце не. Каково место директора в психодраматическом пространстве Как спонтанность и креативность директора влияют на структуру драмы В статье мы не ставим перед собой задачи ответить на эти вопросы, мы лишь маркируем их. Мы предполагаем рассмот реть один из способов работы в символической драме, в которой активность директора реализуется в специфически психодрама тической форме.

Работа с символической реальностью предполагает наличие изначального символа — образа, который является отправной точкой психодрамы. Чаще всего работают с образом, который порождает сам протагонист во время разогрева. Это может быть образ любимой детской игрушки, герой фильма, метафора состояния и т.п. Иногда в самом начале психодраматической сес сии, во время разговора о том, “что происходило за эту неделю, пока мы не виделись”, кто то из членов группы “роняет” метафору, которая затем мо жет быть предложена директором для исследования в драме. Другой спо соб — работа с готовыми сюжетами, чаще всего с мифами или сказками.

Мы можем, например, предложить протагонисту разыграть сказку, с кото рой он себя каким то образом ассоциирует, или предложить группе сюжет, который, на наш взгляд, лучше всего отражает групповую тему (см., на пример, работу с темой стыда на материале сказки “Голый король” [2]).

84 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы Ниже я хочу описать своего рода “промежуточный” тип работы в символи ческой драме: ведущий драмы задает некоторый первичный образ, в кото ром протагонисту предлагается спонтанно действовать, само же действие полностью определяется протагонистом.

Прежде чем перейти к конкретному описанию техник, необходимо сказать несколько слов о том, почему вообще пришла идея о работе с заданными образами. Действительно, чем, собственно, плохи образы, которые порож дает сам протагонист Введение своего, в каком то смысле “чуждого” протагонисту, образа в пси ходраму несет в себе элемент неожиданности. Фактически такая техника является своего рода тестом на спонтанность, вернее, это драма, начинаю щаяся с теста на спонтанность. В тесте на спонтанность протагонисту все гда задается какая то ситуация, в которой ему предлагается спонтанно действовать. Морено пишет о том что для тренинга спонтанности лучше всего задавать роли, отличные от тех, которые человеку приходится часто исполнять. Этот репертуар человеком хорошо освоен, то, что он “выдает” нам, — по большей части “культурные консервы”. Морено приводит при мер теста на спонтанность, где в привычной ситуации женщина действует свободно, успешно реализуя свои поведенческие “консервы”, а в неожи данной ситуации она оказывается дезориентированной — привычные сте реотипы рушатся [5].

Мне часто приходится сталкиваться с особым родом сопротивления, свя занного с наличием у клиентов психологических знаний. Немного освоив шись с психодраматической практикой, с особенностями стиля ведения драмы того или иного директора, почитав соответствующую литературу, члены группы, желающие быть “хорошими протагонистами”, начинают в драме совершать ходы, которые, как они ожидают, понравятся директору.

Не так давно мне довелось вести драму в группе студентов психологов, по лучающих второе высшее образование. Мы работали с метафорой состоя ния, которую предложила протагонистка. Построив сцену, я вывела прота гонистку в “зеркало”, чтобы посмотреть со стороны, похож ли этот образ на тот, что она задала во время разогрева. Не успев выйти из сцены, про тагонистка с готовностью указала на двух вспомогательных “Я” и произ несла: “Это мама, а это папа”, потом подумала и добавила: “Или наоборот”.

Она хорошо училась и, как “хорошая девочка”, знала, что “все дело в роди телях”. Таковы “культурные психологические консервы”, с которыми все чаще приходится иметь дело.

Психотерапевтическая группа — не единственное место, где человек заду мывается о себе. Если некто пришел на терапию, то, скорее всего, он о себе уже думал, и думал много. У него накопились собственные “психологиче “Пустой Город”, или Психодрама на заданную тему ские консервы” внутреннего пользования, и в терапии нередко приходится буквально продираться через них.

Задавая свой образ в начале психодрамы, мы на какой то момент выбиваем протагониста из его стереотипных способов думать и говорить о себе, он на мгновение соприкасается с чем то Иным, что может позволить ему спонтанно действовать.

Образы, которые я выбираю для подобной работы, не случайны, я предпо читаю работать с архетипическими образами, что позволяет задействовать в психодраме самые глубинные пласты психического опыта. В своей рабо те я чаще всего применяю два образа — Город и Театр. Ниже при описании конкретных техник я попытаюсь дать психологический анализ содержания этих образов.

ТЕХНИКА “ПУСТОЙ ГОРОД”* В начале директор обозначает для группы место действия — ту часть ком наты, где будет находиться Пустой Город. Мне чаще всего случалось рабо тать с этой техникой в помещениях, которые были естественным образом разделены — либо на две половины, либо имелся какой то выступ. Обычно для места действия я выбирала ту часть помещения, которая находится за пределами круга участников, так, чтобы они имели возможность оставаться в кругу, пока я конструирую сцену. Затем в этом отделенном пространстве в произвольном порядке размещаются несколько объектов. Обычно я став лю два стула — так, чтобы они были по разному ориентированы по отно шению к группе, и кладу цветной платок, лучше всего темный, либо от дельно, либо на один из стульев. Здесь важно, чтобы пространство было как то структурировано, но не перегружено. Все это делается молча, затем директор выходит из пространства Города и, останавливаясь перед “вхо дом”, обращается к группе:

“Сейчас вам предстоит решить историческую загадку о Пустом Городе. На данный момент существует несколько версий истории этого города, который археологи называют Пустым, но ни одна из них не считается достоверной. Это город, в котором все как обычно, только в нем нет жителей. Складывается впечатление, что жители покинули город внезапно и одновременно; предметы домашнего обихода остались на своих местах, следов беспоря дочного отступления, бегства или паники не обнаружено. Даль нейшая судьба жителей города неизвестна...

*История о Пустом Городе была придумана в соавторстве с Е.Ю. Завершневой при разра ботке МИК — методики исследования креативности. Работа была осуществлена в рамках проекта по исследованию креативности в Современном гуманитарном университете в 1997 — 1998 годах.

86 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы У вас будет возможность совершить путешествие по Пустому Го роду и попытаться понять, что же произошло с ним и его жителя ми. Кто хотел бы начать” После этого первый желающий участник группы становится путешествен ником, директор является своего рода проводником. Протагонист входит в город, осматривается и начинает действовать. На начальной фазе действия директор помогает наводящими вопросами, указывая на объекты в про странстве и спрашивая “Что это Что ты видишь”. Затем протагонист меня ется ролями с каждым из персонажей. По ходу действия часто возникают новые персонажи, с которыми протагонист также меняется ролями и произ носит монолог из каждой роли. В конце драмы протагонист покидает Пус той Город и возвращается к группе, после чего начинается шеринг. Модифи кацией техники может быть серия последовательных путешествий разных участников группы в Пустой Город. Эта техника обычно актуализирует глу бокие чувства, и поскольку все члены группы также участвуют в работе в качестве вспомогательных “Я”, часто бывает достаточно даже одной драмы, для того чтобы каждый из участников получил что то свое от путешествия в Пустой Город. Приведу несколько примеров работы с этой техникой*.

Протагонист С. (35 лет) Ниже приведены лишь фрагменты драмы. Протагонист входит в город, ди ректор, показывая на стул, спрашивает: “Что это”.

Протагонист: Это что то типа помоста на площади, какое то место, на ко тором выступают ораторы.

(Протагонист входит в роль помоста.) Помост: Ты можешь подняться на меня — тот, кому удастся удержаться здесь, будет обладать властью.

Директор: Помост, что ты чувствуешь Помост: Удовольствие. Мне приятно смотреть сверху, мне приятно ощуще ние власти.

Директор: Но в городе никого нет.

(Протагонист грустнеет. Спускаясь с помоста, он идет дальше, к следующе му персонажу. Это колодец с подземными ходами. Директор предлагает поменяться ролями с колодцем.) Протагонист (из роли колодца): Я темный и холодный, во мне есть под земные ходы, во мне содержится какая то тайна.

*Здесь и ниже драматические диалоги приводятся в сокращенном виде. Драмы проводились мной в трех разных клиентских группах в 2000—2001 гг.

“Пустой Город”, или Психодрама на заданную тему (Протагонист выбирает женщину из группы на роль колодца, возвращается в свою роль.) Директор: Что ты чувствуешь перед колодцем Протагонист: Я чувствую страх и одновременно любопытство: мне инте ресно, что скрыто в колодце, что за тайна в нем.

Директор предлагает поменяться ролями с колодцем. Из роли колодца про тагонист обращается к дублю, пытаясь испугать его: “Ты же не знаешь, что здесь за тайна, ты можешь не вернуться отсюда”.

В ходе нескольких обменов ролями протагонист находится в контакте со своим страхом, затем все таки спускается в колодец, идет по подземным ходам и приходит к озеру. На берегу озера его вдруг “осеняет”.

Протагонист: Я понял, это озеро отравлено, к нему нельзя приближать ся — это и есть тайна колодца.

Директор предлагает ему поменяться ролями с колодцем.

Протагонист (из роли колодца): Да, ты не выйдешь отсюда и погибнешь от ядовитых испарений.

Протагонист (из своей роли): Я понял: все жители города погибли, так как вода в центральном колодце была отравлена. Но я не буду пить из него, я уйду отсюда.

В процессе последующего обмена ролями колодец пытается удержать про тагониста, но тому все таки удается вырваться.

Колодец (после ухода главного героя): Я чувствую себя брошенным и опу стошенным.

Протагонист: Я чувствую облегчение: я разгадал тайну колодца и вместе с ней загадку города, и теперь могу уйти (выходит).

В ходе последующего анализа драмы на индивидуальной встрече затрагива лись тема власти как защиты от чувства одиночества и тема “отравленного молока” — образа предающей матери. Вся драма вместе с шерингом про должалась чуть больше часа. За это время нам удалось коснуться несколь ких наиболее актуальных для протагониста тем. Символическая работа по зволила пробиться к чувствам обычно сильно интеллектуализирующего протагониста — чувству беспомощности, страха, боли от предательства — и выйти из них через тему различения добра и зла. На предыдущих драма тических сессиях протагонисту было трудно продвинуться за пределы темы власти и беспомощности. В ходе драмы стало ясно, что эта тема скрывает за собой ощущение брошенности, предательства и боли, а стремление к власти является, по сути, компенсацией чувства боли и недоверия.

88 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы Протагонистка Н. (21 год) Войдя в Пустой Город, протагонистка обозначила в качестве персонажей Крыльцо и Статую.

Крыльцо: Во мне когда то была жизнь, сейчас я мертвое и пустое, здесь нет ничего живого. Когда то жизнь кипела, но потом все изменилось, здесь уже давно никого не было. Ты первая из живых, кого я вижу за долгое время, не уходи, останься со мной, мне так одиноко.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.