WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 47 |
выпуск 105 библиотека психологии и психотерапии КЛАСС независимая фирма “Играть по русски” Психодрама в России:

истории, смыслы, символы Составители Е.В. Лопухина, Е.Л. Михайлова Москва Независимая фирма «Класс» 2003 УДК 615.851 ББК 53.57 И 46 И 46 “Играть по русски”. Психодрама в России: истории, смыслы, символы (Коллективная монография)/ Составители Е.В. Лопухина, Е.Л. Михайлова — М.: Независимая фир ма “Класс”, 2003. — 320 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып.105).

ISBN 5 86375 050 2 Первая коллективная монография российских авторов посвящена теории и практике психодрамы. Специалисты предсказы вают “психодраме по русски” большое будущее, а читатель этой книги первым заглянет в профессиональную лабораторию, где разворачиваются удивительные истории, кипят страсти, решаются судьбы.

Российская психодраматическая традиция активно развивается и вызывает все больший интерес у психологов, врачей, педа гогов, социальных работников, бизнес тренеров, менеджеров по персоналу...

Главный редактор и издатель серии Л.М. Кроль Научный консультант серии Е.Л. Михайлова ISBN 5 86375 050 2 © 2003 Ю. Власова, М. Ивлева, С. Кравец, Е. Лопухина, Е. Михайлова, Л. Огороднов, А. Орлов, О. Светлова, Е. Симонова, В. Слабинский, И. Спильная, К. Устинова, Е. Шильштейн, Е. Шитов, А. Щербаков, К. Щурова (координатор проекта), С. Янин © 2003 Независимая фирма “Класс”, издание, оформление © 2003 Е.А. Кошмина, дизайн обложки Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству “Независимая фирма “Класс”. Выпуск про изведения или его фрагментов без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

www.kroll.igisp.ru “ ” Часть I О “ПСИХОДРАМАТИЧЕСКИХ ПРЕДМЕТАХ” И ПРЕДМЕТЕ ПСИХОДРАМЫ Елена Лопухина, Екатерина Михайлова ОДИН ДЕНЬ В ПСИХОДРАМАТИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ Однажды мы встретились в необычных обстоятельствах, эта встреча поло жила начало еще нескольким, а в конце концов привела нас и к этому тек сту. В сущности, ничего совсем уж необычного в том дне не было: группа третьего года обучения работала как всегда — разогрев, выбор протагони ста, действие, шеринг*.

Своеобразие ситуации состояло в том, что “гостья” (Екатерина) побывала не только наблюдателем, но и вспомогательным лицом и протагонистом, — за что и по сей день признательна тому дню и группе. И конечно, мы не могли упустить возможность встретиться и провести процесс анализ тако го “психодраматического дня”. В результате этого многочасового диалога мы убедились в том, что видим и понимаем многое не то чтобы одинаково, но близко. А также в том, что нам важно передать своим ученикам похо жие идеи, хотя наши стили и отличаются.

А еще — что нам безумно интересно вместе анализировать свою работу в любой, даже самой специфической ситуации. Жить и работать в россий ском контексте, где вечный форс мажор, — вот что оказалось нашей цент ральной темой. Впрочем, и других тем было немало: методических, теоре тических, всяких.

И нам показалось важным поделиться своими размышлениями. О чём О дереве и огне как о сквозных метафорах того дня.

О невидимой лояльности и посланиях на смертном одре.

О нашем понимании “категорий катарсиса”.

О рабочем альянсе директора и протагониста.

*Психодраматический рабочий словарь невелик, но специфичен. Для тех читателей, кто пока еще с ним не знаком, мы приводим список основных рабочих понятий на стр. 304—310.

8 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы О психодраматической ревизии сообщений предков и прошлого вообще.

О работе с посттравматической симптоматикой и утратой, сти хийных бедствиях, роке и судьбе.

О ценности и смысловых связях разных драм в течение дня — то есть о психодраме как едином “тексте”.

О “рассасывающей” терапии и точечных интервенциях.

О пути через агрессию к ассертивности* и о различиях работы с гневом и яростью.

О символике корней.

О первичном групповом разогреве — и заодно о работе с мета форами и символами.

В общем, “о королях и о капусте”...

К некоторым из этих тем мы возвращались не раз и не два — притом, как выяснилось, не только в разговоре, но и в практике. Случайно ли Нам ду мается, что нет. Возвращение к теме корней и посланиям предков, работа с метафорой, темы травмы, утраты, агрессии — разве это ситуативно, разве не с этим, собственно, приходится снова и снова работать в российских психодраматических группах Наш необычный обычный день сам может рассматриваться как метафора, как фокусировка проблемы: как работать с тем, с чем напрямую работать невозможно Тема энергии, ресурса, живучести пронизывала его насквозь и “сшивала” разные драмы разных протагонистов. Один из образов этого дня — бонсай, корявая живая скульптура выживания и совладания.

Другой — разоренный дом, сгоревшее жилье.

Сколько нужно психодрам или иных терапевтических воздействий, чтобы проработать весь “воз” российской травмы Бессчетно! Но, видимо, здесь должны действовать не арифметические — травма плюс травма минус про работка одной из них, — а какие то иные правила. И даже когда речь идет об очень явной, однозначной травме и ее переработке, это еще не вся правда. И работа с агрессией по весьма конкретному поводу — тоже не вся правда. И возвращение к одной и той же фигуре — “опять бабушка, ну сколько же можно!”— это всё таки возвращение не на то же место.

Психодрама исцеляет не столько конкретные эпизоды, сколько многослой ные образования, в которых сами эти эпизоды — частность. Исцеляя кон кретную боль через придание ей смыслов, мы — директор, протагонист, группа — придаем новые смыслы и другим болям. Или радостям. И в этом плане терапевтический эффект “голографичен”, многозначен и много планов.

*Уверенное, но не агрессивное поведение и — шире — мироощущение.

Один день в психодраматической реальности...Жизнь продолжалась, впереди нас ожидали новые утраты и обретения.

Ученики продолжили обучение, некоторые из них стали авторами этой книги. В марте того же года состоялся первый “Круглый стол” по синдрому сгорания у профессионалов, и странным — или просто не вполне букваль ным — образом “дерево и огонь” перешли в новое качество и породили новые образы*.

Что же до предков, то профессиональные “предки” у нас общие, и их по слания ежечасно проходят экологическую проверку “в тюрьме, в могиле, в сумасшедшем доме” (не обязательно буквальных, но и буквальных тоже).

Мы же обнаружили, что наш длинный и причудливый разговор имеет са мое прямое отношение к тематике этой коллективной монографии.

Наши размышления по следам того дня открывают три ее раздела.

ПРЕДМЕТЫ ЗАГОВОРИЛИ:

ПЕРЕКЛИЧКА ТЕМ, МЕТАФОР И СЮЖЕТОВ Е.Л.: С чего начнем Е.М.: С разогрева, как положено. Итак, я пришла на группу — не просто по смотреть и поучаствовать, а сделать личную работу. Это уже может быть некоторым поводом для комментариев, потому что легко пред ставить традиции групповой работы, в которых это было бы невозмож но по определению. У вас другая ситуация. Достаточно большая груп па с уже привычной для нее открытостью границ, с регулярным появ лением гостей, с их посильным участием в работе, с хорошо соблюдае мым правилом конфиденциальности, с надежным ведущим, который с самого начала ведет эту группу и собирается довести ее до заверше ния, — то есть со многими факторами, которые делают существование этой группы устойчивым и надежным. У меня на коротких группах тоже бывают коллеги равного статуса, и запрос побыть протагонистом, как мы обе считаем, дело абсолютно законное, нормальное. Вряд ли я стала бы даже в такой прекрасной группе, у прекрасного директора прорабатывать актуальные семейные отношения: все таки пределы конфиденциальности и безопасности существуют. Или работать с очень ранним детским опытом, что по определению требует длитель ного участия в группе. Но именно в ситуации конкретной актуальной травмы — пожара — такая возможность для меня была бесценна.

Е.Л.: Если на это смотреть с точки зрения групповой динамики, то когда группа собралась, я предупредила ее о твоем приходе и в нескольких *Принадлежащие уже не одной группе и не одному дню.

10 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы словах рассказала суть происшедших событий. С радостью согласив шись “принять гостью”, члены группы погрузились в эту тему. Не ожиданное сообщение их уже разогревало, задавало тематику. Затем я сделала разогрев под возникшую ситуацию. Если люди знают, что некая тема сегодня прозвучит, то игнорировать этот факт уже нельзя.

Группа знала, что сегодня будет работа про потерю, тяжелую жизнен ную ситуацию. Но я не стала давать прямой разогрев про пожары, про травматические эпизоды в жизни, что тоже в принципе возмож но, но в данном случае было бы слишком большим вниманием к гос тье. Я решила предложить такой разогрев, который, с одной стороны, намекал бы на тему пожара, а с другой стороны, вполне мог бы впи сываться в контекст обычного течения группы. Таким разогревом была символизация своих проблем в виде предметов, олицетворяю щих ту личностную тему, с которой каждый пришел в этот раз на группу.

Почему я выбрала разогрев именно про предметы Побудила меня к этому предварительная гипотеза про твою драму. Я ожидала, что цен тральным мотивом в драме будет мотив дома, а дом — это разные предметы, насыщенные каким то личностно значимым содержанием, и предполагала что твоя тема — тема потери предметного мира, ко торый населяется нашими смыслами, чувствами. Гибель вещей.

Всем желающим было предложено войти в роль своего предмета про блемы и из его роли в технике самопрезентации — самому или с по мощью других членов группы — показать его, рассказать из роли предмета о себе, проявиться как то. И, что для меня очень важно в этом варианте разогрева, я предложила остальным членам группы по желанию спонтанно повзаимодействовать с этим предметом так, как им хочется. Последняя часть инструкции, по моему наблюдению, ред ко используется при подобных разогревах. Спонтанное поведение других людей в роли контрагентов предмета лучше помогает самому человеку высветить характер его предмета. Это некоторая их интер претация в действии предъявленной темы, хотя члены группы, может быть, специально об этом и не задумываются. Фактически, это симво лизация того, что с заявленной проблемой можно делать, что с ней хочется делать.

Е.М.: В этом очень многоплановом разогреве действительно удивительней шим образом возникают какие то входы в проблему. Марина в каче стве предмета выбирает сильно поношенные Кожаные Перчатки, “ка кие не выбрасываются, но уже непотребные”. В качестве проблемы, как она будет позже перефокусирована, говорит о трудностях физи Один день в психодраматической реальности ческого контакта с дочерью, хотя, как выяснилось, это только вход в проблему.

Вот эти “руки”, которые уже пора выбросить (снять перчатки с рук), могут быть скрытой метафорой желания большего контакта, настоя щего, натурального — и трудности их сбросить, преодолеть этот ба рьер. В ее же презентации, когда члены группы начинают предлагать по разному поступить с теми перчатками, возникает предложение сделать из них куклу — смешную, занятную куклу, атрибут ребенка, у которой так вот получаются уши, а так — ноги. А что можно сде лать с этой куклой И уже в таком поле, в разных спонтанных дей ствиях с ней, я ее сажаю на колени. При этом еще ничего не сказано ни про какие трудности физического контакта — это будет сказано позже, — но хотя она в роли куклы должна быть послушной, я ощу щаю напряжение тела, какое бывает от неловкости. Я быстро ее от пускаю, чтобы не держать человека на руках против воли. Это только одними, моими в данном случае, глазами... Или руками... Если пред ставить объемное поле группового зрения, то в такого рода разогреве возникает огромное количество развиваемых потом смыслов.

Е.Л.: Которые потом помогают точнее вести группу, лучше понимать про блему, дают ориентиры для построения гипотез. Если позже я веду с Мариной драму, я помню про перчатки и про то, как ты посадила эту куклу на колени. И с удивлением и восторгом — как же это тогда не было ясно! — вот она, тема. Это помогло мне в ходе драмы фокусиро вать проблему, увидеть здесь тематику барьера, понять, что нужно ис следовать причину, почему эти перчатки трудно сбросить. Ты приве ла хороший пример. Он объясняет цель разогрева, когда спонтанно, ничего не зная про проблему, члены группы как бы намекают из ло гики мизансцены на глубокий смысл той метафоры, которая интуи тивно выдается протагонистами.

Е.М.: Если вспомнить разогрев Алины, то члены группы пытались как бы “кормить” Каток, подбрасывать ему то гравий, то асфальт, то попы таться его уговорить сделать полезную работу, от чего Каток отказы вался. Фактически это была групповая репрезентация того, что Алина сама делает по отношению к матери, — кормит ее, приносит жертвы, кладет под этот каток все новый и новый материал, и ни один из них не хорош.

Е.Л.: На следующий день утром я делала процесс анализ. И в том числе предложила проанализировать все драмы с точки зрения предметов метафор, что можно делать не только в учебной, но и в клиентской группе, если есть время. Метафоры разогрева иначе читаются сквозь 12 О “психодраматических предметах” и предмете психодрамы драмы, которые потом произошли. Фактически это же мы сейчас с то бой и делаем. Такое обсуждение метафор разогрева в группе фикси рует в сознании ее участников суть того, что они бессознательно, ин туитивно сказали раньше, углубляет понимание и укрепляет убеж денность протагонистов и остальных членов группы в том, что проде ланная работа была действительно “про то”. Это может быть терапев тической акцией для всей группы.

Е.М.: Дальше, после этого разогрева, произошло первое выдвижение прота гонистов. Каждый появлялся в кругу в свой момент. Заявленных ра бот было много — одиннадцать. За кругом потенциальных протаго нистов осталось только четыре человека. Всего нас было пятнадцать.

Назывались разные темы, проблемы, с которыми люди хотели рабо тать. После чего ты предложила выбор протагонистов. Тематика дня в этот момент уже более или менее определилась, потому что темы уже были названы. Внимание группы, ее интерес и выбор сконцентриро вались вокруг четырех человек. Разумеется, мы изменили их имена.

Это был Олег с его темой “Я — искусственное деревце в горшке.

Я на самом деле могучий дуб, где же мои стихийные природные, творческие силы”.

Это была я с темой пожара.

Это была Марина с темой телесного контакта с дочкой.

Это была Алина, работавшая в конце дня с темой подавленности на ровном месте.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.