WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Подобное напоминание тем более уместно, что в психологии после длительного господства идеологии уже несколько десятилетий длится не только “методологическая передышка”, почти замерла работа в области теории психологии. Дело даже не столько в малой частоте публикаций на эти темы, сколько в редкости диалогических встреч сознаний, вне которых живая идея не может родиться, развиваться, стать событием.

Систематическую работу не могут заменить замечательные в своем роде реминисценции, связанные с юбилейными датами выдающихся отечественных психологов–создателей оригинальных направлений и научных школ: Г.И. Челпанова, А.А. Ухтомского, С.Л. Рубинштейна, Н.А. Бернштейна, Л.С. Выготского, В.Н. Мясищева, Б.М. Теплова, А.Р. Лурия, Б.В. Зейгарник, П.Я. Гальперина, А.Н. Леонтьева, А.А.

Смирнова, П.И. Зинченко, А.В. Запорожца, Д.Б. Эльконина, М.И. Лисиной, В.В. Давыдова и др.

Конечно, приятно, что в развитии научного и культурного наследия многих из советских ученых участвуют наши зарубежные коллеги, но теоретический вакуум, образовавшийся в отечественной психологии, налицо. Слишком медленно растет интерес к современной философской психологии. К сожалению, психологи чаще обращаются к восточной мудрости, чем к европейскому разуму, забывая о том, что психология как наука — все же порождение последнего. Дефицит теоретической работы особенно удручает еще в связи с тем, что число психологов по сравнению с советскими временами увеличилось в десятки раз, а процент профессионалов, в лучшем случае, остался прежним. Соответственно, и подготовка психологов достигла гомерических размеров. В ней история и теория занимают, мягко говоря, не самое почетное место. Сегодня система образования психологов (если употребимо слово система к этому предмету) ориентирована, за редчайшим исключением, на их будущую практическую работу при минимуме не только теоретических, но и фундаментальных знаний. В принципе такое возможно при подготовке специалистов для практической работы с людьми. Но тогда такое образование должно называться другим словом, а не словом психология. Например, в США это называется поведенческой наукой, социальной работой (последняя появилась и у нас), где преобладает обучение практическим умениям и навыкам, а не обучение психологическим теориям, концептам, экспериментам, не погружение в экзистенциальную проблематику души и духа. Более того, при решении многих утилитарно-практических задач противопоказано погружаться в проблематику сознания, личности, свободной воли, свободного выбора и свободного действия. Например, специалисту по нейролингвистическому программированию вовсе не нужно знать нейронауку, лингвистику и программирование. В противном случае он не сможет шаманить и лишится своего куска хлеба с маслом.

Если же речь идет о подготовке психолога в подлинном смысле этого слова, то он должен знать и ориентироваться в вечных проблемах психологии, которым посвящена книга Д. Робинсона. Она полезна как начинающему, так и зрелому психологу, особенно преподавателю психологии. Она поможет развеять уже укоренившуюся иллюзию, что психология — это очень просто, что психолог — это человек, который дает советы. В этом уверены тысячи молодых людей, связывающих свое будущее с психологией, поступая на соответствующие факультеты и отделения. Еще более печально, что в этом уверены и сотни новобранцев– преподавателей психологии. Г.Г. Шпет назвал бы их практиками–практикантами, насаждающими фельдшеризм в психологии с элементами драматизации, группового тренинга, тестирования, харизмейкерства и т.п.. Впору открывать программу по развитию теоретического мышления у психологов по примеру известной программы Д.Б. Эльконина и В.В. Давыдова, посвященной развитию теоретического мышления у младших школьников, которую они создавали с начала 60-х гг. XX века. К счастью, научная школа Эльконина–Давыдова — одна из немногих — еще существует и плодотворно работает.

Неспешное чтение книги Д. Робинсона, несомненно, будет способствовать пробуждению интереса к теоретическому миру психологии и восстановлению вкуса к теоретическому мышлению. Выражаясь словами Томаса Элиота, в погружении в мысли про мысли о мыслях есть своя прелесть. Конечно, дело не только в прелести, даже не в эстетике мышления. М.К. Мамардашвили говорил, что “состояние, в котором я мыслю, особое; без этого состояния мы видели бы вещи, видели бы богов, следовали бы ритуалам. То есть — это отдельное бытие мышления…”16. В это состояние человек может себя привести или впасть путем деавтоматизации, деспонтанизации, десимволизации привычных способов видения и действия в мире, отстранения от того, что видится по законам знаково-символических связей на его “культурном” сознании.

Дж. Гибсон описывал это как переход от восприятия видимого мира к восприятию видимого поля; это процедура, которую еще называют распредмечиванием мира. При этом мысль, автономизируясь от предметного мира, приобретает новые степени свободы по сравнению с предметным действием. После свободного полета она возвращается или восходит к своему конкретному. Как говорил А. Бергсон, мысль, будучи брошена на поле действия, должна оказаться на ногах. Но за свободу мысли приходится расплачиваться: от абстрактного нередко “восходят” не к тому конкретному. А без свободы мысли было бы еще хуже и скучнее.

Д. Робинсону при изложении истории идей удалось удержаться на довольно шаткой грани. Он не приписывает предшественникам, будь они философы или философские психологи, современного понимания психологических задач. Особенно в последней части своей книги он пытается оживлять и одухотворять современность, обращаясь к древним и более поздним авторам. Едва ли можно возражать против того, что созданная экспериментальной психологией онтология психики нуждается в оживлении и одухотворении. Об этом говорит прорывающаяся время от времени у больших психологов тоска по целостным представлениям о реальности психического. Нельзя удовлетворить эту тоску, оставаясь в пределах необозримого фактического материала. Полезно возращение к истокам. М.К. Мамардашвили поставил к своему курсу «Лекции по античной философии» эпиграф из Гёте: “Истина давно обретена и соединила высокую общину духовных умов. Ее ищи себе усвоить, эту старую истину”. Б. Пастернак, вспоминая годы ученичества философии в Марбургской школе Г. Когена, характеризовал первоисточники как подлинные расписки мысли, оставленные ею в истории науки. Мало этого, школа знала, что «всякая мысль сколь угодно отдаленного времени, застигнутая на месте и за делом, должна полностью допускать нашу логическую комментацию»17. В этой работе нам помогает Д. Робинсон. Ему, конечно же, можно предъявить ряд претензий по поводу охвата материала, полноты представленности, как идейного наследия, так и современных течений психологии. Но ничто не мешает читателю мысленно (или фактически!) дополнить текст, что и делает автор послесловия, напоминая об отечественных традициях философской и теоретической мысли в психологии.

М.К. Мамардашвили, начиная читать курс лекций по античной философии, говорил слушателям:

Мертвые знания нам не важны — мы обращаемся к прошлому и понимаем его лишь в той мере, в какой можем восстановить то, что думалось когда-то в качестве нашей способности мышления и то, что мы можем сами подумать. Так как проблема не в том, чтобы прочитать и потом помнить текст, а в том, чтобы суметь высказать мысль, содержащуюся в нем, как возможность актуального, теперешнего мышления людей XX века.Он завершил свой курс советом читать Платона, “потому что многое из того, что вы делаете или будете делать, или подумаете, знаете вы об этом или не знаете, возвращается к этим истокам и существует в них, не в виде ответа, конечно, а в виде грамотного способа об этом думать и говорить. А ответа у Платона нет”19. Ответов нет и у Д. Робинсона. Но познакомиться с его способом размышления и обсуждения очень полезно для собственной идентификации как психолога.

Мамардашвили М.К. Лекции по античной философии. М. 1999, с.273.

Пастернак Б.Л. Охранная грамота//Избранное в 2-х т. М. 1985. Т.2, с.156-157.

Мамардашвили М.К. Лекции по античной философии. М. 1999, с.8.

Мамардашвили М.К. Лекции по античной философии. М. 1999, с.309.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.