WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |

либо интересные результаты, но даже это, я полагаю, находит- Имеет ли собака понятие кошки И да и нет. Каким бы ся за пределами их возможностей при манипулировании ре- близким по экстенсионалу ни было «понятие» собаки о кошке к сурсами. вашему понятию (вы и собака выделяете одни и те же классы объектов в качестве кошек и некошек), оно радикально отлитого, чтобы это «было как» что-то для них. Мы создадим для сечается в одном отношении: собака не может обдумывать свое бя непостижимую тайну, если не думая согласимся, что вопрос понятие. Она не может спросить себя, знает ли она, что такое Нагеля имеет смысл и мы знаем, о чем спрашиваем.

кошки; она не может поинтересоваться, являются ли коплен Каково это для птицы строить гнездо Этот вопрос побужживотными; она не может пытаться отличить сущность кошки от ее простых акциденций. Понятия в мире собаки не являют- дает вас представить себе, как вы строили бы гнездо, а затем ся вещами в том же смысле, в каком являются кошки. В на- провести детальное сравнение. Но так как строительство гнезд не является для вас привычным занятием, вы должны сперва шем лее мире понятия — это вещи, потому что у нас есть язык.

напомнить себе, каково это для вас делать что-то привычное.

Белый медведь, в отличие от льва, компетентен в отношении Скажем, каково это для вас завязывать Шнурки на ботинках снега, так что в одном смысле белый медведь имеет понятие, которого нет у льва, — понятие снега. Но ни одно млекопи- Иногда вы обращаете внимание на то, как делаете это; иногда это делают ваши пальцы незаметно для вас, в то время как вы тающее, лишенное языка, не может обладать понятием снега думаете о других вещах. Поэтому вы можете предположить, так лее, как обладаем им мы, потому что такое млекопитающее что, занимаясь постройкой гнезда, птица мечтает или строит не способно рассматривать снег «в общем» или «сам по себе». Это планы на будущий день. Возможно, но имеющиеся на сегообъясняется не той тривиальной причиной, что у него нет слова дняшний день данные убедительно говорят о том, что птица не (естественного языка) для снега; это объясняется тем, что без снабжена всем необходимым для совершения подобных дейстестественного языка он не способен выдергивать понятия из вий. По сути, отмеченное вами различие — когда мы обращаем переплетений их коннекционистских гнезд и манипулировать внимание на совершаемое действие и когда выполняем его, ими. Мы можем говорить об имплицитном или операциональнаправив мысли на что-то другое, — вероятно, вообще не именом знании белого медведя о снеге (snow-how медведя), и мы ет аналога в случае птицы. Тот факт, что вы не могли бы поможем даже эмпирически исследовать экстенсионал его строить гнезда, не продумав тщательно и досконально, что вы «встроенного» понятия снега, но только помня о том, что самоделаете и Почему, вовсе не является достаточным основанием му белому медведю это понятие не подвластно.

для предположения, что когда птица строит гнездо, она долж«Может быть, он и не умеет говорить, но, конечно же, он на по-птичьи думать о том, что она делает (по крайней мере, мыслит!» — одной из главных задач данной книги было пошаткогда строит свое первое гнездо, не владея в совершенстве нуть вашу уверенность в этой привычной точке зрения. Возэтим делом). Чем больше мы узнаем о том, как мозг участвует в можно, самой большой помехой для наших попыток выяснить процессах, обеспечивающих выполнение искусных действий мыслительные способности животных является наша почти его владельцами-животными, тей меньше эти процессы канепреодолимая привычка представлять, что животные сопрожутся похожими на мысли, которые, по нашим смутным предвождают свои умные действия потоком рефлексивного сознаI ставлениям, должны были бы в том участвовать. Это не ознания, в некотором роде подобного нашему. Это не означает, что чает, что наши мысли не являются процессами, протекающитеперь мы знаем, что они не делают ничего подобного; скорее, ми в нашем мозге, или что они не играют ключевой роли в на начальном этапе наших исследований мы не доллшы предуправлении нашим поведением, как мы обычно это предполаполагать, что это имеет место. На философские и научные гаем. Возмохшо, в конечном счете, некоторые процессы в нарассуждения по этому вопросу значительное влияние оказала шем собственном человеческом мозге будут выделены как наклассическая статья Томаса Нагеля «Каково это быть летучей ши сокровенные мысли, но тогда останется выяснить, зависят мышью», вышедшая в 1974 г. Нас неправильно ориентирует ли мыслительные способности других биологических видов от уже само ее название, побуждая не придавать значения всем наличия у них такой же психической жизни, какая есть у нас.

тем разнообразным способам, которыми летучие мыши (и другие животные) могут совершать свои искусные действия без вестит нам, каких животных включить в узкий круг привилеБоль и страдания: что здесь важно гированных существ, а каких нет.) Наше исследование видов психики (и протопсихики), повидимому, не выявило никакой ясной пороговой величины или There is always a well-known solution to every критической массы — пока мы не достигли того типа сознаhuman problem — neat, plausible, and wrong.

ния, которым обладаем мы, человеческие существа, испольH.L. Mencken. Prejudices, second series*.

зующие язык. Эта разновидность психики уникальна и на несколько порядков мощнее любой другой, но мы, вероятно, не хотим придавать этому слишком большого морального значения. Мы вполне могли бы заключить, что в любых моральных Весьма утешительным завершением нашего повествования оценках способность страдать значит больше, нежели способбыли бы такие слова: «Таким обрг :ом, мы видим, что из наших ность к малопонятным и сложным рассуждениям о будущем (и открытий следует, что у насекомых, рыб и рептилий вообще обо всем остальном на свете). Какова же тогда связь между боотсутствует способность ощущать, они просто автоматы, но лью, страданием и сознанием амфибии, птицы и млекопитающие способны ощущать или Хотя различие между болью и страданием, подобно больосознавать точно так же, как и мы! И (для протокола) человешинству обыденных ненаучных различий, несколько расплывческий зародыш начинает ощущать между пятнадцатой и шечато, тем не менее оно служит полезным и интуитивно удовлестнадцатой неделями». Такое ясное и правдоподобное решение творительным показателем или мерой моральной значимости.

было бы для нас огромным облегчением в некоторых нравстФеномен боли не является ни однородным, ни простым у развенных вопросах, но пока ничего подобного утверждать нельных биологических видов. Мы можем понять это на собствензя, и нет оснований надеяться, что и в будущем это можно буном примере, отметив, насколько неочевидны ответы на некодет сделать. Вряд ли мы совершенно не заметили свойства торые простые вопросы. Ощущаются ли как боль стимулы от психического, которое имело бы принципиальное значение для наших болевых рецепторов, когда они, например, мешают морали; рассмотренные лее нами свойства, видимо, появляютнашему телу занять во время сна неудобное положение или ся в эволюционной истории и в развитии индивидуальных орположение, чреватое вывихом сустава Или эти стимулы было ганизмов не просто постепенно, а несинхронно, непоследовабы правильней назвать неосознаваемой болью Как бы то ни тельно и вразнобой. Конечно, возможно, что дальнейшие исслебыло, имеют ли они моральную значимость Мы могли бы надования выявят не замеченную пока систему сходств и разлизывать такие защитные для тела состояния нервной системы чий, которая действительно нас поразит, и мы впервые сможем «ощущаемыми», не имея в виду, что они переживаются какимпонять, где и почему природа провела разграничительную лилибо я, эго или субъектом. Чтобы такие состояния имели знанию. Однако эта не та возможность, на которую стоит рассчичение — неважно, назовем или не назовем мы их болью, осозтывать, тем более, что мы даже не можем представить, каким наваемыми состояниями или переживаниями, — должен сущебудет это открытие и почему оно поразит нас своей моральной ствовать устойчивый субъект, для которого они значимы, позначимостью. (В равной мере мы могли бы вообразить, что в скольку являются источником страданий.

один прекрасный день облака разойдутся и Бог напрямую возРассмотрим широко обсуждаемое явление диссоциации, возникающее в случае очень сильной боли или страха. Когда с Для любой человеческой проблемы всегда есть общеизвестное реше В психиатрической литературе это явление еще называют «раздвоение — ясное, правдоподобное и неверное.

нием личности», «расщеплением сознания» и пр. — Прим. ред.

Г. Л. Менкен, Предрассудки, выпуск второй 166 мального ребенка и нарушена у ребенка с диссоциацией Намаленькими детьми обращаются жестоко, они обычно прибепрашивается вывод: такое создание в силу своего строения не гают к отчаянной, но эффективной стратегеме: они «уходят».

способно переживать страдания такого же рода или такой же Каким-то образом они заставляют себя поверить, что страдают силы, которые может испытывать нормальный человек. Но есот боли не они. По-видимому, существуют две основные разли все биологические виды, за исключением людей, не имеют новидности диссоциации: когда дети просто отрицают, что такой внутренней организации, то у нас есть основания предболь принадлежит им, и наблюдают ее со стороны, и когда они, положить, что все животные, хотя и способны чувствовать по крайней мере на мгновение, переживают что-то вроде расболь, но не могут страдать так же, как мы.

щепления на несколько личностей (эту боль переживаю не «я», а Как удобно! Любители животных, надо думать, отреагиру«он»). Согласно моей не совсем несерьезной гипотезе на этот счет ют на это предположение со справедливым возмущением и различие между этими двумя типами детей заключается в неглубоким недоверием. Поскольку это действительно может заявном принятии следующей философской доктрины: каждое глушить многие наши опасения насчет широко распрострапереживание должно быть переживанием какого-нибудь субъненных занятий человека, сняв с охотников, фермеров и экспеекта. Дети, не принимающие этого принципа, не видят ничего риментаторов, по крайней мере, часть той вины, которую возплохого в том, чтобы просто отвергнуть принадлежность им боложили на их плечи другие люди, поэтому при оценке этого ли, оставив ее блуждать без субъекта, когда она не причиняет предположения мы должны быть особенно осторожны и беспристраданий никому конкретно. Те лее из них, кто принимают страстны. Мы должны попытаться найти источники заблуждеэтот принцип, должны изобрести кого-то другого в качестве ний как у той, так и у другой стороны в этом вызывающем субъекта боли — «кого угодно кроме.меня!».

ожесточенные споры вопросе. Предположение о том, что жиНе важно, получит ли подобная интерпретация явления вотные не способны страдать так же, как люди, обычно вызыдиссоциации подтверждение или нет, но большинство психивает поток трогательных историй — по большей части о собаатров согласны в том, что до некоторой степени диссоциация ках. Почему именно о собаках Быть может, собаки представработает, т.е. в чем бы ни заключался этот психологический ляют собой лучший контрпример, поскольку они действительтрюк, он действительно оказывает обезболивающее действие, но больше других млекопитающих способны страдать Возили, точнее сказать, независимо от того, уменьшает он боль можно, и с нашей эволюционной точки зрения мы можем объили нет, он определенно притупляет страдания. Итак, мы имеем следующий скромный результат: различие между ре- яснить почему.

Собаки, и только собаки среди домашних животных, активбенком без диссоциации и ребенком с диссоциацией, в чем бы но реагируют на огромный объем направленного на них, так оно ни заключалось, заметно влияет на наличие или количестсказать, «очеловечивающего» поведения со стороны их владельво страданий. (Спешу добавить, что сказанное мной вовсе не цев. Мы разговариваем с нашими собаками, сочувствуем им и в означает, что переживаемая детьми диссоциация каким-то обцелом, насколько можем, относимся к ним как к своим товариразом смягчает жестокость отвратительного поведения их мущам, радуясь тому, с какой готовностью они всегда откликаютчителей; однако в значительной степени уменьшаются страдася на это дружеское отношение. Мы можем попробовать вести ния детей, хотя в дальнейшем они могут жестоко заплатить, себя так же с кошками, но это редко срабатывает. И это не удипытаясь справиться с последствиями диссоциации.) вительно, с ретроспективной точки зрения; домашние собаки Ребенок с диссоциацией страдает не так сильно, как ребе| являются потомками общественных млекопитающих, привыкнок без диссоциации. Но что мы можем сказать о созданиях, ших за миллионы лет жить совместно в группах и активно которые диссоциированы от природы, — которые никогда не взаимодействовать друг с другом, в то время как предки додостигают или даже не пытаются достичь той сложной внут\ мапших кошек не были общественными животными. Более торенней организации, которая является стандартной для норго, домашние собаки значительно отличаются по своей воспри- долговременного ущерба. Мысль о том, что вы «страдаете» сеимчивости к человеческому воздействию от своих собратьев — кунду или две, является смешным злоупотреблением этим волков, лис и койотов. И в этом нет ничего таинственного. На важным понятием, и далее если предположить, что причиненпротяжении сотен тысяч поколений домашние собаки отбира- ная вам боль будет вызывать у вас раздражение на несколько лись именно из-за этих своих особенностей. В «Происхождении секунд или даже минут дольше — например, в том случае, ковидов» Чарльз Дарвин указывает, что если сознательное вмеша- гда вы считаете, что я сделал это намеренно, — сама боль, это тельство людей в процессы размножения прирученных видов с короткое негативное переживание, имеет ничтожно малое моцелью выведения более быстрых лошадей, более богатых шер- ральное значение. (Если, наступив вам на ногу, я прервал исстью овец, более «мясистых» коров и т.д. охватывает несколько полняемую вами арию, разрушив таким 'образом вашу опертысяч лет, то формирование наших домашних животных под ную карьеру, то это совсем другое дело.) влиянием менее заметной, но столь лее мощной силы происхо- При обсуждении этих вопросов, по-видимому, неявно дило гораздо дольше. Он назвал этот процесс бессознательным предполагается, (1) что страдание и боль — это одно и то лее, отбором. Найти предки занимались селекцией, но не осознавали только представленное на разных шкалах, (2) что вся боль является «переживаемой», и (3) что «количество страданий» («в этого. Этот невольный фаворитизм на протяжении многих эпох принципе») молоно вычислить путем сложения всех болей (разсделал домашних собак все более и более похожими на нас в мер каждой из которых определяется ее продоллштельностью, привлекательных для нас отношениях.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.