WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 25 |

часовой стрелке и против часовой стрелки. Для большинства Тайное логово серийного убийцы можно иногда обнаружить — из нас понедельник располагается левее вторника, а четыре это своего рода «виллентаксис», — определяя географический часа дня или ночи (согласно ценной конвенции, которая, к соцентр, вокруг которого распределяются его нападения. Радижалению, исчезает из нашей культуры) размещается справа кальные улучшения во всех видах наших исследований, от под тремя часами. Наше опространствование времени на этом стратегий добывания пищи в эпоху охоты и собирательства до не заканчивается. В науке, в частности, оно принимает форму современных исследований, проводимых полицией, литераграфиков, которые сегодня стали привычным способом схематурными критиками и физиками, в основном обязаны своим тичного представления времени практически для всех образопоявлением бурному росту наших технологий представления ванных людей. (Возьмите доходы, температуру или громкость данных.

вашей стереосистемы, изменяющиеся слева направо с течениМы храним «указатели» и «индексы» у себя в голове, а как ем времени.) Мы используем наше чувство пространства для можно большее количество фактических данных оставляем во того, чтобы видеть ход времени (обычно, согласно стандартвнешнем мире — в наших записных книжках, библиотеках, ной конвенции, слева направо, за исключением диаграмм, тетрадях, компьютерах и, по сути, в кругу наших друзей и представляющих процесс эволюции, в которых более ранние коллег. Человеческое сознание не только не ограничивается эпохи часто изображаются внизу, а сегодня — сверху). Как помозгом, но оно лишилось бы многих своих способностей, если казывают эти примеры (отсутствие здесь рисунков неслучайбы эти внешние инструменты были устранены, по крайней мено), наша способность представлять такие диаграммы, когда ре, стало бы столь лее беспомощным, как и близорукие люди, нас на словах просят об этом, сама является ценной грегорийкогда у них отбирают очки. Чем больше данных и приемов вы ской способностью, имеющей разнообразное применение. Эта выгружаете вовне, тем более зависимым вы становитесь от способность представлять диаграммы паразитирует на нашей этой периферии; вместе с тем, чем ближе вы знакомитесь с способности рисовать и видеть их, выгружая их, по крайней периферийными объектами во время манипулирования с нимере на время, в окружающий мир.

ми, тем уверенней вы можете обходиться без них, «закачивая» Благодаря нашему подкрепленному вспомогательными задачи обратно себе в голову и решая их в уме, натренировансредствами воображению мы можем формулировать метафином внешней практикой. (Можете ли вы мысленно располозические возможности, иначе не поддающиеся определению и жить слова этой фразы в алфавитном порядке) наблюдению, как, например, случай с приносящей удачу моОсобенно богатым источником новых техник представленеткой Эми, рассмотренный в конце четвертой главы. Нам ния данных является выработанная нами — и только нами нужно уметь представлять себе траекторию, которую иначе привычка осознанно подстраивать найти новые задачи под нельзя увидеть и которая связывает подлинную Эми из вчестарые механизмы решения. Возьмите, к примеру, огромное рашнего дня с одной из монеток в куче — нам нужно нарисомножество различных методов, позволяющих рассуждать о вать ее «мысленно». Без таких вспомогательных визуальных времени, на самом деле, рассуждая о пространстве (Jaynes, средств, внутренних либо внешних, нам будет крайне трудно 1976). У нас есть масса традиционных способов отображать следить за этими метафизическими рассуждениями, не говоря прошлое, настоящее и будущее, до и после, раньше и позже — уже о том, чтобы вносить в них свой вклад. (Не означает ли это, что слепорожденный человек не может участвовать в метафизических обсуждениях Нет, так как слепые создают свои От английского снова «villain», которое означает «злодей», «негодяй»/ собственные методы пространственного воображения, связан«преступник». — Прим. ред.

ные, как и у зрячих людей, с тем или иным отслеживанием эосту наших познавательных возможностей, если сосредотодвижущихся в пространстве, одна за другой, вещей. Но интенаше внимание на том, как и почему устный язык мысли ресным является другой вопрос: какие различия, если таковые потомок нашего естественного публичного языка — может имеются, можно найти в стиле абстрактного мышления, ус- хорошо работать.

ваиваемого теми, кто родился слепым или глухим.) Вооруженные этими орудиями ума, мы склонны забывать, что наш, образ Разговор с самим собой мыслей о мире не является единственно возможным и, в частности, не является необходимой предпосылкой успешного взаимодействия с миром. Вероятно, сначала кажется очевидным, If the untrained infant's mind is to Become an intelligent one, что поскольку собаки, дельфины и летучие мыши проявляют it must acquire both discipline and initiative.

такую разумность, они должны обладать понятиями, более или Alan Turing менее похожими на найти, но по размышлении это вовсе не столь очевидно. На большинство вопросов об онтологии и эпистемологии других созданий, вопросов, которые мы поставили с В истории создания сознания нет этапа более возвышеннонашей эволюционной точки зрения, пока еще нет ответов, и эти го, более бурного, более значительного, чем изобретение языка.

ответы, без сомнения, будут неожиданными. Мы предприняли Когда биологический вид Homo sapiens овладел этим изобрететолько первый шаг: мы усмотрели некоторые возможности для нием, он совершил рывок, благодаря которому намного обогисследования, которые раньше упускали из виду. нал всех других животных в способности предвидеть и разСреди всех орудий ума, которыми мы снабжаем наш мозг мышлять. Что верно для всего вида, то верно и для отдельного из кладовых культуры, естественно, нет более важного, чем индивида. В жизни индивида нет шага, открывающего больше слова — сначала устные, затем письменные. Слова делают нас возможностей, нежели «научение» языку. Я должен взять это более разумными, облегчая наше познание таким же образом слово в кавычки, так как мы уже начали понимать (благодаря (только во много раз усиленными), каким метки и ориентиры исследованиям лингвистов и психолингвистов), что дети во облегчают перемещение в мире для простых созданий. Пере- многих отношениях генетически предрасположены к языку.

движение в абстрактном многомерном мире идей просто не- Как часто повторяет отец современной лингвистики Ноам возможно без огромного количества перемещаемых и запоми- Хомский (допуская простительное преувеличение), птицам не наемых ориентиров, которые можно передавать, критиковать, нужно учиться использовать свое оперение, а детям не нужно записывать и рассматривать с различных точек зрения. Важно учиться своему языку. Большая часть тяжелой работы по созпомнить, что речь и письмо — это два совершенно разных но- данию существа, использующего язык (или оперенье), была вовведения, разделенных многими сотнями тысяч (а может проделана много эпох назад, и ее результат предоставляется быть, и миллионов) лет, и каждое из них имеет свой отдельный ребенку в виде врожденных способностей и предрасположеннабор возможностей. Мы склонны рассматривать эти два яв- ностей, легко адаптируемых к местным требованиям лексики и ления вместе, особенно когда строим теории о мозге или соз- грамматики. Дети усваивают язык с поразительной скоростью, нании. В большинстве работ, написанных о возможностях выучивая в среднем по десятку новых слов в день в течение «языка мысли» как среды для выполнения познавательных нескольких лет, пока не достигнут юношеского возраста, и тогопераций, предполагается, что речь идет о письменном языке мысли, т.е. «мозг записывает, а сознание считывает», как я Чтобы ненатренированный разум ребенка стал развитым, он должен сформулировал несколько лет назад. Мы сможем лучше предобрести и дисциплину, и инициативу.

ставить, как появление языка способствовало значительному Алин Тыо/;/ш<', 152 J звать полупонимаемым комментированием, своих действий.

да эта скорость резко падает. Они овладевают почти всеми тонкостями грамматики до поступления в школу. Помимо мно- Ребенок, изначально побуждаемый некоторыми яркими слуховыми ассоциациями, вызванными предостережениями родигочисленных лингвистических взаимодействий с членами семьи телей, приобретает привычку добавлять звуковое сопровожде(и домашними животными) малыши часами занимаются тем, что издают разнообразные звуки: сперва это лепет, потом пора- ние своим действиям — «комментировать» их. Сначала он бузительная смесь из слов и бессмысленных слогов, произносимых дет произносить по большей части что-то «неразборчивое» — бессмысленные фразы, составленные из напоминающих слова самым разным тоном — наставительным, успокаивающим, звуков, и перемешанные с реальными словами, проговариваеобъясняющим, упрашивающим, а со временем развивается скрупулезное комментирование своих действий. мыми с большим чувством, но без понимания их смысла, и с Дети любят говорить сами с собой. Какое это может иметь несколькими понимаемыми словами. Это будут псевдопросьбы, псевдозапреты, псевдопохвалы, псевдоописания, но все отношение к их сознанию Пока я не могу ответить на этот они в конечном счете станут настоящими просьбами, запретавопрос, но у меня есть несколько теоретических предложений ми, похвалами и описаниями. Таким образом, привычка исотносительно дальнейших исследований. Рассмотрим, что пропользовать «метки» будет приобретена прежде, чем будут поняисходит в начале языковой жизни любого ребенка. «Горячо!» — ты, хотя бы частично, сами эти метки.

говорит мать. «Не прикасайся к плите!» Пока еще ребенок не Я предполагаю, что именно эти изначально «глупые» приедолжен знать, что значит «горячо», «прикасаться» или «плита», мы — простое навешивание меток в подходящих и неподхоэти слова первоначально являются для него всего лишь звукадящих ситуациях — вскоре могли перерасти в привычку поми, событиями, воспринимаемыми на слух, которые обладают новому представлять себе свои собственные состояния и дейопределенной качественностью, определенной привычностью ствия. По мере того как ребенок устанавливает больше ассои запоминаются благодаря подражанию. Дети начинают выциативных связей между слуховыми процессами и процессами зывать в памяти некий тип ситуации — приближение к плите артикуляции, с одной стороны, и структурами параллельно и удаление от нее, — который включает не только ситуации, протекающих процессов, с другой, в его памяти создаются когда они, как правило, слышат определенный запрет, но особые узлы. Слово может стать знакомым, даже не будучи потакже ситуации, когда определенные звуки повторяются в нятным. Именно эти опоры знакомого могли придавать метке подражание. Сильно упрощая, давайте предположим, что ренезависимую идентичность внутри системы. Без такой незабенок приобретает привычку говорить себе (вслух): «Горячо!», висимости метки невидимы. Чтобы слово служило полезной, «Не прикасайся!», не имея никакого представления о том, что манипулируемой меткой при усовершенствовании ресурсов значат эти слова, и озвучивая их просто как составную часть мозга, оно должно быть готовым закрепителем для искомых упражнения, связанного с приближением к плите и удалением ассоциаций, которые в какой-то мере уже установлены в сисот нее, а также, как своего рода мантру, которую можно протеме. Кроме того, слова могут быть произвольными, и их произизнести и в любое другое время. В конце концов, детям нравольность, по сути, отчасти объясняет их различимость: очень вится повторять слова, которые они только что услышали, мала опасность не заметить присутствия такой метки; она не повторять их в соответствующей ситуации и вне ее, а также так легко сливается с окружением, как вмятина в углу коробки выстраивать цепочки распознаваний и ассоциаций между для обуви. Она не скрывает того, что создана намеренно.

свойствами, воспринимаемыми на слух, и сопутствующими им Привычка полупонимаемого комментирования своих дейчувственными свойствами, внутренними состояниями и т.д.

ствий могла, по моему предположению, быть источником созТаково приблизительное описание процесса, который долнательного создания меток в виде слов (или неразборчивых жен иметь продолжение. Этот процесс, возможно, послужил слов или иных личных неологизмов), которое, в свою очередь, причиной возникновения привычки, которую мы можем напредшественниками понятий. Первыми понятиями, которыми могло привести к еще более эффективному приему — отброможно манипулировать, по моему предположению, являются сить все или большую часть слуховых и артикуляционных ас«озвученные» понятия, и только те понятия, которыми можно социаций и основываться лишь на оставшейся части ассоманипулировать, могут стать для нас объектами тщательного циаций (и возможных ассоциаций) в качестве опорных пунктов. Я предполагаю, что ребенок может отказаться от озвучи- изучения.

В «Теэтете» Платон сравнивает память человека с большой ваний вслух и создать личные, не проговариваемые вслух неклеткой для птиц:

ологизмы в качестве меток для его собственных действий.

Мы можем воспринимать лингвистический объект как найСократ. Смотри же, может ли приобретший знание не иметь его денный (даже если мы случайно создали его сами, а не услышаНапример, если кто-нибудь, наловив диких птиц, голубей или других, ли от кого-нибудь еще) и сохранять его для дальнейшего аналистал бы кормить их дома, содержа в голубятне, ведь в известном за как нечто автономное. Эта наша способность основывается смысле можно было бы сказать, что он всегда ими обладает, поскольна том, что мы можем повторно идентифицировать или распоку он их приобрел. Не так ли знавать такого рода метку при разных обстоятельствах, а это, Теэтет. Да.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.