WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 |

Чтобы понять этот феномен в его сокровенной сути, в способах его явле ния миру, вспомним этапы институционализации: появление курсов “на родных целителей”, открытие аптек “народных фармацевтов” и, наконец, апофеоз тенденции — создание в столицах стран СНГ “Институтов народ ной медицины”. Таким образом, “народное целительство” было институци онализировано как особый вид официальной, санкционированной государ ством деятельности, сертификат на право которой является своеобразной акцией, приносящей дивиденд от хилерских услуг. Государство получает доход от продажи этой акции очередному “целителю”, засвидетельствовав шему право на ее покупку справкой о прослушанных курсах, которые уже получили свой доход от инвестированных в них средств, выкроенных бу дущим “целителем” из семейного бюджета. Далее хилер получает доход от продажи своих телодвижений. А легковерные граждане вкладывают день ги в мечту об исцелении, правомочность которой гарантируется заверен ным печатью отказом государства признать свою ответственность за ду шевное и телесное благополучие своих граждан. Как говорится, выгодно всем. Экономический секрет институционализации этой деятельности со стоит всего навсего в превращении ее в простой, “как правда”, сравнитель но честный бизнес, ничем не отличающийся, к примеру, от брачного или игорного, где эксплуатируется призрачная мечта (внезапно разбогатеть) и более или менее выраженное влечение к острым ощущениям. Единствен ной реальностью во всей этой фантомной деятельности выступают два скромных денежных потока. Первый составляют инвестиции будущих хи леров в коммерческие курсы и ведомство госаппарата, санкционирующие право (и это их бизнес) на организацию второго потока — из кармана лег коверной публики в карман хилера (и это его бизнес).

Но что же в данном контексте означает эпитет “народный” То, что это прилагательное не просто определение, а именно эпитет, т.е. слово, несу щее некий эмоционально насыщенный смысл, сомнений не вызывает. Так же, как и то, что этот советизм— всего лишь продолжение однообразного ряда идеологем конкретного исторического периода: “народный артист”, “народный поэт”, “народный судья”, “народный заседатель”, “народный учитель”, “народный депутат” и даже, кажется, “народный академик” (при Приложение II. “Народное целительство”: психологический анализ феномена менительно не то к дедушке Мичурину, не то к овощеводу Лысенко). Идео логический смыл данного определения во времена вначале “классового”, а затем “общенародного” социализма означал: “облеченный доверием и пользующийся признанием народа”, т.е. той группы людей, которые оли цетворяли собой государство.

Вынесем семантику эпохи за скобки и рассмотрим это определение не че рез идеологические линзы. Может ли быть “народным” физик или матема тик Хирург или системотехник Были ли “народными” певцами “Битлз” и является ли “народным” артистом Лючано Паваротти Ответ очевиден. Кто же может стать “народным” и каковы достаточные и необходимые условия появления на свет Божий подобных креатур Подсказка содержится в природе отношений субъекта и объекта оценива ния и в выборе предмета оценивания. Стоит только оценить деятельность не во всей ее полноте, не в единстве содержания и формы, а выделить для оценивания одну лишь форму или одно лишь содержание, и мы полу чаем шаблон: народный — антинародный, абстрактный — реалистичный, классовый — общечеловеческий и т.д. Манипулируя этими полюсами кон структа, субъект деятельности оценивания волен упражняться в нехитром искусстве идеологического произвола. Стоит лишь зафиксироваться на способе трактовки предмета деятельности, а не на способах самой дея тельности с предметом — и мы получаем алгоритм порождения клиши рованного сознания, при котором сохраняется исходный конструкт, но из меняются его полюса. “Народный целитель” поэтому есть всего лишь точ но такой же частный продукт этого алгоритма, каким является клише “юный шевченковец”, образованное путем изменения одного из компо нентов в конструкте “юный: ленинец, мичуринец, стахановец, буденно вец” и т.д., и т.п.).

До тех пор, пока будет существовать прежний тип общественного созна ния, явленный в конечном множестве жестких конструктов, подобно лек сикону Эллочки Людоедки, до тех пор социум будет биться головой о жест кие схемы значений и смыслов, буквально не понимая того, к чему не по добрана готовая формула трактовки или, хуже того, “понимая” действи тельность так, как ее трактует клишировавший сознание конструкт.

Общественное поведение и общественное сознание находятся в отношени ях взаимообусловленной детерминации. Сознание социума, являясь конг ломератом различных слоев и форм общественного сознания, интериори зуясь так или иначе индивидом в процессе его социализации, диктует ему ту или иную технологию проживания жизни. И наоборот: стиль жизни оп ределяет индивидуальное сознание. На уровнях, предшествующих соб ственно персонализации, т.е. на инфантильно магическом, фидеистско ми 314 Психологическая помощь: теория и практика фологическом, обыденно житейском, политико идеологическом и даже профессионально технологическом, социализированный индивид, по опре делению, не может покинуть пределы обитания, заданные ему его сознани ем. Так, для носителя инфантильно магического сознания подлинным оби талищем является толпа. Для носителя сознания фидеистско мифологичес кого — община. Обыденно житейского — семья. Политико идеологическо го — партия, группировка. Профессионально технологического — корпо рация. Каждое такое психосоциальное образование есть производное от образа жизни, в свою очередь, производного от преобладающего уровня, слоя сознания социализированного индивида как его носителя. По видимо му, лишь собственно персонализированный индивид, т.е. тот, который смог не просто интериоризовать ту или иную форму, тот или иной слой обще ственного сознания, но выработать свое собственное сознание, простран ством существования которого является личностно экзистенциальная при общенность к высокой человеческой культуре во всей ее многогранности и глубине, способен избрать и свой собственный способ бытия.

К какому же сознанию и к кому собственно обращены усилия “народных целителей” Безусловно, прежде всего к инфантильно магическому со знанию, т.е. к сознанию толпы. Даже если они обращены к отдельно взя тому индивиду, они обращены к нему как к представителю толпы. Пого ворка гласит: каков поп, таков и приход. Но верно и обратное утвержде ние: каков приход, таков и поп. Как известно, чтобы лечиться, необходим некоторый ресурс здоровья. Равным образом, чтобы лечиться у психоте рапевта, необходим некоторый запас интеллекта. Для примитивных, арха ических структур сознания, в основе которых преобладает активность подкорковых структур, интеллектуально посильным оказывается прими тивное же, в сущности магическое суггестивное воздействие. Именно по этому, откликаясь на чаяния и представления примитивного сознания, на родные умельцы от целительства определяют содержание своей деятель ности не знающим преград лозунгом: “Лечу от всего”. Начиная от супру жеских измен и злых соседей и заканчивая бесплодием и онкологией.

Лучшей аллегорией для главного действующего лица балагана абсурда был бы образ Панацеи Ходячей.

Но каковы же основные приемы и ухватки кулибиных от психотерапии В основе своей это гипнотическое или парагипнотическое воздействие на представителя публики, индуцирующее у последнего измененное состоя ние сознания, т.е. транс, что, в свою очередь, приводит к релаксации, сня тию напряжения, активации нарциссических витальных потребностей. Ар сенал приемов здесь невелик: представление себя самого как существа не от мира сего — “целительница Ирина”, “магистр Мексиканского ордена колдунов” (см. выше о псевдонимах); взятие страждущего на испуг (“Вам Приложение II. “Народное целительство”: психологический анализ феномена сделано — “пороблено” — на смерть”); демонстрация крайней бесцере монности и брутальности в словах и жестах, что индуцирует транс у пуб лики в силу самой непереносимости подобной грубости социальным инди видом (“Ср...ть я хотела на нечистую силу”); нагнетание напряженности и подчеркивание собственной проницательности (“Да у вас прямо гроздьями проблемы висят”); использование суггестивных метафор из псевдофизи ческого и псевдотехнического языка (“Пробито энергетическое поле”) или высказываний с заведомо неясной семантикой (“Захваченность чужим аст ралом”). Одним из наиболее действенных приемов является сообщение не счастному содержания его переживаний, в частности, в форме стилизован ного народного плача (“Знаю, знаю, о чем болит душа. Об ней, о змее этой бессердечной тужишь”), но абсолютный верняк — что происходит с очень высокопоставленными пациентами, — это рассказ пациенту о недавних со бытиях, происшедших в его жизни, чаще всего случающийся, когда собы тия происходят в квартире*.

Подобные высказывания, индуцирующие трансовые состояния, предваря ются или сопровождаются набором определенных жестов, своим проис хождением, по всей вероятности, обязанным гипнотическим пассам: при ближением удалением ладони от пациента, верчением чем то наподобие изогнутой велосипедной спицы (так называемое “замеривание энергети ческого поля”), параллельными или перекрестными движениями ладоней, плавными и успокаивающими. Предельно напряженное и сосредоточенное лицо “целителя” своей ложнозначительной мимикой подкрепляет суггес тивный аспект происходящего.

Иногда инструментальные средства воздействия вносят некое разнообра зие за счет блестящих или горящих предметов, церковной утвари, мерных, идеомоторной этиологии, движений небольших конусообразных висюлек “маятник”). Стеклянные и металлические шары и шарики, горящие свечи, кресты да изображения святых из разных религий — вот, пожалуй, и весь арсенал “народного целителя” средней руки. У более технически продви нутых имеются компьютеры, даже ноутбуки, которые, впрочем, использу ются не с информативной, а с манипулятивно суггестивной целью убедить человека в том, что его “биополе” “пробито” или “повреждено” в опреде ленном внутреннем органе.

Индуцируя с помощью перечисленного арсенала приемов и средств состо яние транса вначале у себя, а затем, по механизму внушения или зараже ния, у пациента, хилер от народа (он же “био + энерго + инфо + психо + *Предлагаю уважаемому читателю догадаться с попыток, каким образом “народный цели тель” и по совместительству ясновидец смог покорить очень высокопоставленную даму тем, что, не успела она поздороваться, выпалил буквально следующее: “Не надо мне ничего рас сказывать. Сам вижу, вижу: вчера вы поссорились с супругом из за этой проклятой фарфо ровой вазы. Не от добрых людей она к вам пришла”.

316 Психологическая помощь: теория и практика онто + терапевт”) решает несколько задач психоэмоционального воздей ствия. Он обеспечивает максимум внимательного и обихаживающего отно шения действия к пациенту; своим напряженно сосредоточенным видом снимает у пациента чувство ответственности, невыносимое, как показали экзистенциальные философы и психологи, для человека толпы, и, доведя своего подопечного до гипнотического состояния, активирует у него ин фантильное нарциссическое представление о своей собственной (пациен та) неуязвимости (“Со мной ничего плохого случиться не может, потому что это Я”). В совокупности все это создает чувство комфорта и воспроиз водит регрессивное, уходящее в детство ощущение отцовско материнской заботы и защищенности.

Речь, таким образом, идет об эксплуатации неотреагированных детских ожиданий, относящихся к сильным и добрым отцу и матери, способным за щитить и уберечь от всяких житейских неурядиц.

Чувство комфорта и благодарности за пережитое во время сеанса, сопут ствующий им инфантильный страх и преклонение перед могущественны ми силами добра, олицетворенными в образе целителя, и составляют пси хологическую подоплеку хилерского трюка. Отдельный аспект деятельнос ти хилеров — эксплуатация подавленного или вытесненного сексуального напряжения или же иного аффекта, либо сублимирующихся в экзальтиро ванно истероидную эмоциональную разрядку (истошные вопли, ругатель ства, катания по полу), либо принимающих форму невротической привя занности к фигуре “целителя” по типу трансфера. Здесь все определяется личностной типологией пациента и техникой работы целителя. Грубо го воря, на сеансах молчаливых целителей индуцируется трансфер. На сеан сах экспрессивно говорливых — эмоциональная разрядка.

Ожидание чуда как невероятного и предельно приятного в своей непости жимости события срабатывает наподобие щелчка фотоаппарата — “и птичка вылетает”.

Грустно, конечно, что она все еще вылетает: “на фоне Пушкина”, на фоне Фрейда и Эйнштейна. Но такова уж особенность человеческой природы и человеческой психики. Люди хотят удовольствий и не хотят страданий.

Они (мы) готовы напрягаться лишь из крайней необходимости, и с радос тью откликаются на любое предложение зазывал из разряда — быстро вы играть, и не меньше миллиона, найти заморского мужа бизнесмена и стать счастливой раз и навсегда, вылечиться сразу и от всего. Балаган абсурда вечен. Но стоит ли покупать в него билет Приложение III. Метатеоретический контекст психологической помощи Приложение III МЕТАТЕОРЕТИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ Общеизвестно, что наука во всех своих областях и формах познания всегда стремилась к внутренней непротиворечивости и в конечном итоге — к на хождению неких абсолютных начал, установление которых призвано было нести в себе самоочевидность и самообоснование истины. Следы этих устремлений сохраняются до сих пор в требованиях непротиворечивости, завершенности научных исследований и описаний, в отстаивании самоцен ности научного знания, объективности истины и т.д.

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.