WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |

Не вдаваясь в психологическую подоплеку этой тенденции, отметим лишь следующий момент, сопутствующий склонности или потребности изменить отчую фамилию на измышленную. Прежде всего это служебная или дикту емая образом жизни необходимость в отделенности от мира, от публики, которая всегда была ярко выражена у служителей культа и театра.

Принимающие монашеский обет, принимают и новое имя. Одним из указов, не упомню уже точно какого российского самодержца (который позже ско пировало революционное правительство), было высочайше повелено изме нить неблагозвучные фамилии приходских священников на ласкающие слух паствы. С этой целью воспользовались близостью дня крещения имя рек к религиозным праздникам или простым наделением выпускника се минарии носительством высоких церковно окрашенных качеств. Так среди русского священства появились сотни Спасских, Рождественских, Богояв ленских, Добролюбовых, Милосердовых и пр. Подобную же функцию, толь ко с выраженным компонентом эпатажа, выполняли и выполняют говоря щие псевдонимы актеров и артистов (всех этих лад дэнс, аллегровых, ма донн и прочих астрай).

*Вспомним в связи с этим и небезызвестного Гитлера (псевдоним Шикльгрубера), конфликт ные отношения которого с родителями довольно детально рассмотрены в соответствующей литературе.

308 Психологическая помощь: теория и практика Особенностью “псевдо” (мнимых, ненастоящих) самоназваний всегда была их особая связь с социумом, проявлявшаяся либо в желании определенного воздействия на него, либо в подчеркивании отделенности от него, либо в нарочитом усилении функции идентификации с ним посредством эксплуа тации семантико морфологических структур языка.

В этом отношении словосочетание “Вольф Мессинг” было столь же одно значно в своем векторе воздействия — отделенности, сколь, например, словосочетание “Тарапунька и Штепсель” в векторе воздействия (смехово го) — тождества. Псевдорусские или даже псевдоанглийские самонаиме нования тружеников эстрадного жанра не выдерживают, впрочем, никако го сравнения с вышеупомянутым, не от мира сего, Вольфом Мессингом по причине того, что человек, носящий этот псевдоним, не просто “далек от народа”, но противостоит “народу”, стоит вне и над “народом”, (толпой), снисходя к нему лишь иногда на специальных действах представлениях.

В эпоху, когда артист под псевдонимом Вольф Мессинг покорял обескура женную публику, самим фактом своего существования опровергая пре дельно формализованный рационализм насаждаемого государством “един ственно верного” сознания, на общественной арене в каком то спешном порядке стали возникать другие фокусники, рядом с которыми для обеспе чения наукообразия и контролируемости ситуации всегда маячила если не фигура представителя ученого мира (как правило, из технических наук), то пытливого журналиста, пишущего на паранаучные темы. Внезапно воз ник феномен Розы Кулешовой, кожей пальцев различавшей цвета и даже якобы читавшей ладонями. Затем, в середине семидесятых, ярким светилом на страницах газет засияло имя целительницы Джуны (уже просто отбро сившей длинную фамилию Давиташвили за ненадобностью, как указание на земную локализацию происхождения и этническую принадлежность), которая якобы обладала уникальной способностью исцелять страждущих, даже не прикасаясь к ним, чем превзошла, кстати говоря, самого Христа, который, по свидетельству евангелистов, исцелял все же прикосновением.

Таким образом, если до появления в массовом сознании образа Джуны было известно, что миром (по меткому замечанию Р. Барта) одним манове нием пальца могли управлять лишь боги или гангстеры, то теперь этих заправил общественного Олимпа потеснили разношерстные целители от народа. Когда же вышеупомянутые фигуранты оккупировали арены стади онов, страницы газет, радиостудии и воцарились на телеэкранах, обще ственное сознание помутилось. Этому помешательству сопутствовало два явления. Явление говорящей головы без имени, просто с фамилией (Каш пировский) и явление молчащей головы, мягко помавающей рукой, с име нем и фамилией, сочетание которых вошло в долговременную память пуб лики, как горячий нож в теплое масло: Алан (нечто очень далекое, возмож но, кавказской этимологии) и Чумак (более чем родное, говорящее слово).

Приложение II. “Народное целительство”: психологический анализ феномена Десятки, сотни тысяч людей без различия пола, возраста и социального по ложения прильнули к экранам телевизоров, в спешном порядке выставляя перед ним стаканы, бидоны и кастрюли с водопроводной водой, не говоря уже о косметических кремах и прочих жидких или полужидких субстанци ях. Толпы людей хлынули в киноконцертные залы на сеансы и на прием к новоявленным целителям от народа, имя же им легион, в надежде вывести бородавки, избавиться от седин, вернуть себе мужей (жен, понятно, зака зывали вернуть гораздо реже) и даже найти пропавших без вести. Этот на плыв толп можно будет сравнить через несколько лет с толпами, осаждаю щими посольства зажиточных стран, когда прозревшие граждане в таком же массовом порядке предпочли подаянию словом подаяние хлебом.

Венцом всей этой вакханалии стало предъявление обезумевшей публике слепой, но громко говорящей, пожилой женщины по имени (фамилия, разу меется, в таких случаях ни к чему) Ванга, обитавшей в каком то далеком от столбовых дорог цивилизации болгарском селе. В Болгарию потянулись паломники из числа выездных тогда журналистов и народных (!) артистов за сладким чудом разгадки прошлого и прознания будущего. После пуб личного засвидетельствования общенародным любимцем Вячеславом Тихо новым того факта, что Ванга совершенно необъяснимым образом объявила, откуда у него на руке часы, подаренные ему первым космонавтом (о чем, естественно, кроме бывшего Штирлица, не знал никто), стало совершенно очевидно: встреча двух исполинов популярности — народного артиста и безродной предсказательницы — дала миру социализма новый жанр: бала ган абсурда.

Этот жанр действительно оказался новым для нескольких поколений со ветских людей. Здесь не было авторских пьес, как в театре абсурда. Не было эстетического удовольствия от безупречной иллюзии волшебства, как в цирке. Не было даже пошловатого веселья, как в ярмарочном бала ганчике начала века. Здесь проделывали фокусы и трюки, в которых зри тель, он же статист, оставался не только одурачен, не только обобран, но и унижен. Здесь не покупалось удовольствие, а отнимались деньги вместе с человеческим достоинством. Догадывались ли об этом люди А если не догадывались, то что же произошло с массовым сознанием Произошло то, что прививка контролируемой толики иррационализма к рационально репрессированной способности самостоятельного рассуждения не выпол нила предназначавшейся ей функции иммунизации. Беззащитное в своей стерильности сознание социума, из которого десятилетиями вытравлялось личностное “Я”, личностный взгляд на мир, пало жертвой прививочной дозы мистики.

Собственно говоря, балаган абсурда существует и существовал всегда там, где существовали игорные дома и дома терпимости, тотализаторы и кар 310 Психологическая помощь: теория и практика точные шулера, простофили и ловкачи. Новым для нашего социума яви лось только то, что до краха тоталитарной идеологии единственным моно полистом, распоряжающимся рынком общественного сознания, было госу дарство. Но как только государственная монополия на водку и идеологию была отменена, бесчисленные толпы торговцев “духовным товаром” рину лись застолбить себе место на необозримых просторах, заселенных непу ганными славянскими душами, у которых вначале отняли свободу выстра ивать собственные смыслы жизни, а потом приучили к тому, что смысл (притом один единственный) задается извне, мудрым руководством. Те перь, когда оказалось, что смысл можно еще и купить — недорого в виде слов и обещаний, дорого — в виде вещей и недвижимости, народ подался в потребители товара для души, по сходной цене, не только оптом, но и в розницу.

Особая роль в этих процессах деформирования массового сознания при надлежит средствам информации, выполняющим зачастую функцию свое образного импрессарио, сочетая обязанности и рекламного агента, и про дюсера. Если в 30 е годы стала очевидной беспримерная значимость радио в индуцировании массовых психических состояний (пресловутая радиопо становка “Война миров” по роману писателя фантаста Г. Уэллса в США, вызвавшая панику в нескольких штатах страны), то после Второй мировой войны эту же миссию, но с гораздо более выраженным эффектом, подхва тило телевидение. В коммерциализованных странах главная роль в этом принадлежит коммерческой рекламе, инсталлирующей в массовом созна нии перцепты химеры благодатных, но не всегда доступных образцов ве щей на основе предлагаемых потребительских товаров (от образца вне шности до стиля жизни), обусловливая тем самым требуемые поведенчес кие или когнитивные рефлексы.

В странах с неразвитыми товарно денежными отношениями в качестве та кого потребительского продукта товара предъявляется поэтому персонаж, которому приписывается носительство благодати. Как потребление соот ветствующих изделий, рекламируемых в коммерческой передаче, придает потребителю хотя бы частицу высоких достоинств, присущих тем, кто ими щедро наделен в силу обладания рекламируемыми ценностями (от косме тики до марки автомобиля), так же и потребление благодати, исходящей от целителя, щедро “заряжающего” этой благодатью даже водопроводную воду в стакане перед телевизором, сообщает ее потребителю хотя бы час тицу благости, отделяя его или ее от прочих смертных. Понятно, что такой персонаж товар должен быть соответственно упакован и представлен*.

*Не заключается ли одна из разгадок “русской духовности” именно в низкой покупательной способности населения За невозможностью купить ценную вещь не кроется ли компенса торное желание приобрести нечто нематериальное, но социально признаваемое как тоже ценность Не потому ли в анекдотах последнего десятилетия без устали высмеиваются “ну ворюссы” как люди, объевшиеся материальным, но лишенные чего то иного, ценного в представлении людей, но не покупаемого за деньги.

Приложение II. “Народное целительство”: психологический анализ феномена Поэтому если в начале века воздействие на массовое сознание со стороны подобных персонажей предполагало ярко выраженную идентификацию с именами, представленными в этносе, населяющем свою территорию, эксп луатируя тем самым “плоть от плоти” и “кровь от крови” (ср. пролетарские псевдонимы), то в наше время вовсю эксплуатируется миф вненаходимос ти персонажа, выступающего в роли фигуранта в подобном воздействии.

Миф вненаходимости означает не что иное, как непринадлежность, отсут ствие тождественности, оторванность от пространственной, временной, эт нической, профессиональной, социальной и иных идентификаций фигуран та. Этот миф реализуется либо путем изъятия фамилии (ведь фамилия Да виташвили, дает явное указание на происхождение), либо имени (просто “доктор Кашпировский”), либо если имя и фамилия предъявляются, то в ход пускается стандартная легенда о доисторическом (якобы ассирийском, чуть ли не шумерском) происхождении фигуранта, что так же смешно, как если бы некий киевлянин стал доказывать, что он родом из старинного племени древлян, а гражданин Израиля утверждал бы, что происходит из древнего ханаанского рода. Вненаходимость и вневременность по отноше нию к публике — вот что диктует сочетание несочетаемого (Юрий Лонго, Алан Чумак). Вненаходимость и внекаузальность “целителя ясновидца”, подчеркивающие отсутствие всякой реальной связи с обычными людьми, предназначены для той же роли, какую в античном театре играл “Deus ex machina”, внезапно появляясь в определенный момент представления как символическое воплощение воли рока.

Генезис явления массового целительства, таким образом, прозрачен: тонкая пленка, чтобы не сказать мыльный пузырь рационализированного репрес сиями и террором общественного сознания лопнула, и под оболочкой, рас цвеченной переливающимися идеологемами “светлого будущего” обнару жилось кишащее месиво суеверий, предрассудков, страхов и несбыточных чаяний. Лишенная собственного “Я” особь, именовавшаяся на фабрике идеологического производства изделием “советский человек”, оказалась на поверку дохристианским варваром, всецело находящимся в плену инфан тильно магического сознания. Сознания, не различающего слово и реаль ность. Сознания, в котором господствует не сила мысли, а сила заклина ния. Не авторитет знания, а авторитет покорности. Не логос просветлен ного истиной чувства, а ритм и жест экстатических состояний шаманов от эстрады.

И вот, когда на это кишащее месиво из предрассудков, страхов и смутных ожиданий налетели, подобно стаям ворон, еще и проповедники, миссионе ры разных мастей и фасонов со своим нехитрым спиритическим колони альным товаром, стало окончательно ясно: если сон разума рождает чудо вищ, то его запрет рождает химеры.

312 Психологическая помощь: теория и практика Колдуны, экстрасенсы, белые и черные маги, гадатели на картах Таро и простые прорицатели по вдохновению, агитаторы от разношерстных сект и всевозможные ряженые — от атаманов до кришнаитов — появились по добно шекспировским пузырям земли среди разлагающегося социума, пы таясь отнять последнюю копейку у ограбленного, растерянного и озлоб ленного населения в обмен на обещание “избавить” “исцелить” и “возро дить”. Но особое место среди сонмища новоявленных спасителей заняла, конечно, фигура “народного целителя”, так сказать, фольксхилера.

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.