WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 53 |

Случай с Ириной Ирине 25 лет. Она замужем 6 лет. Детей нет. Два раза была беременна, и дважды дело заканчивалось выкидышем. Муж — инженер. Поженились в 1986 г., в феврале, в Припяти, где Ирина работала учительницей младших классов, а муж, Володя, электриком на ЧАЭС. После аварии им дали кварти ру в Киеве и прописку (временную) до 31 декабря 1991 г. За это время не обходимо было принять решение: либо Володя остается в Славутиче, со храняя все льготы работника атомной станции и, естественно, получая по стоянную прописку, либо освободить жилплощадь и устраиваться в жизни самостоятельно. Сейчас Ирина не работает, вот уже полгода, стаж у нее прервался. Володя пока ездит на вахты, но в связи с обострившейся хрони ческой пневмонией серьезно подумывает о том, чтобы бросить эту работу и уехать к родителям в Крым.

Монолог Ирины у психолога (очень робко, неуверенно):

И. Добрый день! Вы уже освободились Можно сесть П. Да, пожалуйста. Слушаю вас.

302 Психологическая помощь: теория и практика И. (Плачет, вначале тихо, затем громче, почти рыдает, не об ращая внимания на психолога, примерно 5 минут. Нервно ищет платочек, комкает... Прячет лицо в ладонях...) Что мне делать.

П. (Участливо смотрит ей в глаза, молчит.) И. (Снова всхлипывает, плачет, затем рыдает... Извиняется.

И снова плачет...) П. Что у вас случилось И. (Сквозь слезы.) Ничего... жизни нет... Понимаете, мы с Воло дей поженились в 1986 году, зимой. А тут — авария. Я была в положении. А у меня выкидыш. (Плачет.) Мы только только обустраиваться начали. А тут... Авария... Эвакуация... нас в гостинице поселили. Прописка временная... Через 2 месяца заканчивается. А мужу сказали: будешь в Славутиче — дадим квартиру, не будешь — сам устраивайся. Он на вахте работа ет. Две недели там, две недели дома. Придет домой, набычит ся, не подступиться. Я к нему подойду спросить, а он грубо так, знаете, ответит... Я потом еще забеременела, а у меня опять выкидыш. (Плачет.) Жизни нет... А сейчас он заболел, в больнице лежит, пневмония у него обострилась. Я пришла к нему в больницу, а он (плачет) разговаривать не хочет... Я думаю... Может, говорю, у тебя кто есть... А он зло так по смотрит, как скажет, так страшно делается... Пошла ты, гово рит, отсюда... Сил нет... Что делать... Семья валится... Я не работаю уже полгода. Денег у меня нет. А он почти не дает.

Как на них прожить Не могу я больше... Я к родителям по ехала, когда он на вахте был, а отец говорит: езжай в семью. А где же она, моя семья Не знаю просто... Привязчивая я. При вязалась я к нему... Если бы дети были... А так, кому я нужна Не знаю просто... (Плачет.) Я в школе работать не смогла.

Слишком большая нервная нагрузка. А сейчас — и рада бы, да нет места... Что делать Приложение II. “Народное целительство”: психологический анализ феномена Приложение II “НАРОДНОЕ ЦЕЛИТЕЛЬСТВО”:

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФЕНОМЕНА* По многочисленным просьбам принимает известная знахарка и спасительница Ирина.

Как специалист в области народной и нетрадиционной медицины, на родный целитель Ирина, имеющая аттестационно экспертное заклю чение УАНМ №2740 от 14. 06. 1999 г. и специальное разрешение Мин здрава Украины № 00126 от 31. 08. 1999 г., проводит также индивиду альный прием. Методом биоэнергоинформотерапии она оказывает опосредованное воздействие, способное оживить через подсознатель ную сферу матрицы нормы памяти. При этом воздействие концент рируется на организме в целом, что позволяет “запустить” внутрен нюю фармакологическую систему человека. В ответ на словесно энер гетическое воздействие, которое несет лечебные импульсы, организм начинает самостоятельно бороться с болезнями.

Лицензия Минздрава № 25630 ЮЗ от 22. 01. 99 г.

(Реклама из газеты РІО, №2, январь, 2001 г.) Из того, что не все способны понять психологию, вовсе не следует, что психология не способна понять всех.

Из частной беседы Анализ состояний сознания социума, оставаясь проблемой хронически ак туальной, вряд ли будет когда либо обеспечен грантами по той простой причине, что организации, финансирующие психологические исследова ния, заинтересованы прежде всего в полезной или потенциально утилизи руемой информации. Изучение массового общественного сознания постсо ветских граждан если и представляет какой либо интерес, то скорее для *В подготовке текста приложения использована статья автора “Народные целители: химера общественного сознания, или балаган абсурда”. Журнал практикующего психолога, 2001, выпуск 7, с. 173—187.

304 Психологическая помощь: теория и практика тех, кто не имеет финансовых средств в силу преобладания инстинкта лю бознательности над инстинктом любостяжательства или же для тех, кто предпочитает держать финансирование подобных исследований в тайне.

Изучение феномена “народного целительства” и фигуры “народного цели теля” на постсоветском пространстве принадлежит к подобной тематике.

Легче предположить финансирование вызывания к жизни этого явления, чем субсидирование его разоблачения. Между тем представляется необхо димым хотя бы в общих чертах дать научную характеристику этой мифо логической креатуре общественного сознания последних десятилетий ХХ века не столько даже из научного любопытства, сколько из чувства про фессионального сострадания и к обществу, и к самой науке. Безусловно, профессиональные психологи вправе не замечать ни народных целителей, ни астрологов, ни прочих профессиональных распространителей слухов и предрассудков, отнеся их к разряду своеобразных артистов лганья как жанра, у которых есть своя публика.

Можно занять и другую позицию, так сказать, прагматическую: людям по могает, и слава Богу! Беда в том, что позиция эта весьма уязвима. Ведь снимают стресс, улучшают самочувствие и домашние животные, например, кошки. Но им же не выдается лицензия Минздрава, в которой официально засвидетельствованы столь широко признанные способности домашнего любимца.

Вот почему нравственный долг перед наукой и перед людьми, с уважением относящимися к ней, не может не побуждать профессионального психоло га к ясной мысли и свободному высказыванию о психосоциальной сущнос ти упомянутых явлений с тем, чтобы, отквалифицировав их надлежащим образом, обозначить границы — и исторические, и психологические — са мого феномена. Восстанавливая тем самым референтную норму научного объяснения и понимания данной психосоциальной феноменологии.

В преддверии анализа имеет смысл обратиться к двум равнозначным исто кам генезиса самого явления “народного целительства”: к этимологии про цесса (вещи) и к этимологии словосочетания (имени).

Как мы все (имеются в виду взрослые) хорошо помним, массовые телесеан сы с участием “целителей экстрасенсов” начались в конце 1980 х, на изло ме политики так называемой “перестройки”, явившейся своеобразным ито гом грандиозного формирующего эксперимента, именовавшегося по раз ным поводам то “перековкой”, то “закаливанием стали”, то “поднятием це лины” и прочими индустриально аграрными метафорами, семантическая функция которых заключалась в эвфемизации процессов репрессирования познавательной способности личностного сознания, а закономерным ито гом явилась констатация на уровне языковой формы, что “построено не Приложение II. “Народное целительство”: психологический анализ феномена то”. Прямо как в украинской сказке: кузнец ковал ковал железку, потом опустил ее в воду, но кроме неприятного шипящего звука ничего из этой ковки не вышло.

До конца восьмидесятых единственной публичной фигурой, олицетворяв шей не то что санкционированную свыше, но как бы молчаливо дозволен ную и допущенную до общения с массами возможность личного и свобод ного реагирования на общие и частные события, был и оставался, даже после своей кончины, артист легкого жанра, выступавший под броским псевдонимом Вольф Мессинг.

Собственно говоря, уже сам этот псевдоним, явно сочетавший в себе гер манскую идентификацию имени (Wolf) и отдаленную аллюзию на древне еврейское “messiah” концентрировал в себе, как в фокусе, некое средото чие мистических сил, таящих залог свершения пресловутого чуда, компен саторным ожиданием которого (а что собой представляет вера, как не пре дельно интенсивно переживаемое ожидание чуда) издавна были проник нуты былины, сказки и утопии русского, как, впрочем, и любого другого этноса.

Загадочная сила имени, диктующая магическому сознанию строжайший запрет на его произнесение (запрет на произнесение собственного имени во многих варварских культурах; запрет на произнесение имени Бога в иудейской традиции; “не поминай Господа всуе” в православной и т.д.), имеет и свою оборотную сторону: огромную суггестивную, побудительную мощь. Устрашающие клички индейских вождей, средневековых рыцарей, не говоря уже о прозваниях королей, царей и императоров, служили некой важной миссии: внушать ужас и безграничное, до потери чувств, прекло нение не только перед ликом, но и перед именем властелина. Не трудно вообразить, кто бы занял место “отца всех времен и народов” при той же логике социальных событий в России, выбери в силу житейских обстоя тельств Лейба Бронштейн себе звучный и богатый металлургическими ас социациями псевдоним “Сталин”, а Иосиф Джугашвили — невнятный для русского слуха псевдоним “Троцкий”, лишенный всяких намеков на про цессы обработки металлов и их качество. Ведь магический компонент так или иначе в общественном сознании присутствует всегда.

Здесь целесообразно небольшое отступление. Не знаю, существуют ли ис следования, посвященные истории псевдонимов на Руси, но зато доподлин но известно, что в дореволюционной России множество людей, за исключе нием разве что родовитой знати да уважающих себя разночинцев, свои собственные фамилии не жаловали. Не жаловали до такой степени, что в первые послереволюционные годы советское правительство, почти поло вина членов которого носила вымышленные имена, издало специальное 306 Психологическая помощь: теория и практика распоряжение или, как тогда выражались на французский манер “декрет”, т.е. предписание, великодушно позволявшее всем, имеющим неблагозвуч ные фамилии, заменить их на более приемлемые. Так исчезли многочис ленные Дурново, Остолоповы, Нетудыкорыты, а на смену им пришли дале кие от прозвищ (ср. “прізвище”) соплеменников, но зато благозвучные и приятные во всех отношениях Гладковы, Умновы, Светловы и — далее от имени в основе слова. Впрочем, это решение революционного правитель ства не было оригинальным. Оно лишь воспроизвело на новом историчес ком этапе русскую традицию отдавать предпочтение броскости и красивос ти в противовес глубине и подлинности. Отказ от собственной фамилии, распространившийся, подобно эпидемии, в конце XIX — начале XX века, в России особенно заметен по псевдонимам антиправительственных заго ворщиков и так называемых “пролетарских писателей”*. Легко предполо жить, что все самопереименованные (Горький, Скиталец, Бедный, Голодный, Ленин, Сталин, Каменев, Зиновьев, Киров и, по видимому, ранее всех — Герцен) склонны были объяснять необходимость клички требованиями конспирации или же предельной экспрессивностью выражения народных страданий. Позволю заметить, однако, что подобные рационализации кри тики не выдерживают. Не только потому, что полиция и без того легко идентифицировала новоименованного, но и потому, что в глаза, к со жалению, бросается другое: сугубо психоаналитическая подоплека конф ликта отца и сына, который, кстати говоря, совершенно не вытекает из рус ско греческой православной традиции в отличие от традиции римско като лической, где этот конфликт запрограммирован изначально структурой Святого семейства, что, собственно, и отражено в учении З. Фрейда. Следо вательно, если предположить, что принятие того или иного псевдонима обусловлено не просто инфантильным желанием выдать себя за кого либо иного, только не за сына своих родителей, а, скажем, за устремленного к высокой миссии носителя идеи, и что на самом деле предпочтение псевдо нима является результатом разрыва связи с родом, семьей, домом, то впол не резонно возникает вопрос о глубинной мотивации такого выбора**.

Стоит, однако, внимательнее отнестись к направлению деятельности и ее последствиям как итогу выбора, и ответ оказывается ближе, чем можно было предположить. Всякий раз, когда мы имеем дело с отречением от от *Не является ли, кстати, определение “пролетарский” предтечей определения “народный” Из дальнейшего анализа будет видно, что на самом деле в основе всех этих идеологических химер лежат одни и те же аксиологически когнитивные схемы.

**В старинном знатном роде даже непутевый отец или конфликт с отцом не разрушал само идентификации сына, т.к. репутация рода притягивала и не позволяла отречься от соб ственной генеалогии. В незнатном роде незаурядный сын вынужден был изобретать себе “идейного” или “небесного” отца, т.к. для идентификации генеалогической не было реаль ных оснований. Вариантом поведения в подобных ситуациях является идентификация с фи гурой матери, при которой противостояние отцу (закону, власти) становится еще более оче видным, либо вообще с гомосексуальной позицией, в которой причудливо сливаются месть и отцу, и матери одновременно.

Приложение II. “Народное целительство”: психологический анализ феномена цовского рода в форме отказа от фамилии отца, мы сталкиваемся с осоз нанным или замещенным конфликтом отца и сына, который свойствен не истинно православной, т.е. деструктурированной в этом смысле, семье.

Выраженная пусть не в форме явного противостояния, а в форме нелюб ви, в форме сыновьего желания отречься от отца, превзойти его, своеоб разно отомстив либо за факт своего незаконного рождения (Герцен), низ кого происхождения (Сталин), за отцовский отказ от жены, сыновьей ма тери (Горький), утверждающее нежелание идентифицироваться с лично неприятными этническими (калмыцкими) корнями отца (Ленин), эта тен денция вела к компенсаторному утверждению себя самого в качестве отца: родоначальника (пролетарской литературы, Горький), создателя (первого в мире государства рабочих и крестьян, Ленин), собственно отца (всех времен и народов, Сталин), а также к появлению многочис ленных “батек”, заправлявших романтизированными отрядами поющих психоаналитическую балладу отречения и конфликта: “Я хату покинул, пошел воевать”. Если в духовном плане конфликт с отцом выражался в богоборчестве, в конфликтах с властью и законом, то в практическом ас пекте, естественно, — в убийствах или подстрекательстве к ним. Ведь в основе данного конфликта лежит чувство мести и темное желание гос подства, не просветленное любовью и милосердием, передающимися от отца к сыну, так же как от сына к отцу — благодарностью и ощущением защищенности и заботы*.

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.