WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 53 |

Моя реплика прозвучала полуутвердительно полувопросительно. Наши глаза опять встретились. K этому моменту я уже расслабился и в то же время сосредоточился на клиенте. Я уже ощущал знакомое рабочее состоя ние, когда мимика, жесты, суждения, чувства другого человека, клиента, воспринимаются в едином целостном ансамбле, отражающем своеобразие и уникальность неповторимого человеческого существа. По видимому, на моем лице отразилось что то такое, что позволило сидящему рядом челове ку отказаться от неуместной, хотя и понятной пикировки, и Владик каким то совершенно иным тоном, гораздо тише и спокойнее, ответил:

— В общем, наверное, да.

Эти “в общем” и “наверное” говорили о многом. Например, о внутренней борьбе, о сомнениях. Или о прорывающемся в сознание желании наладить контакт с психологом. Но главное для меня было все же в самом чувстве беспокойства, о котором говорил клиент. А может, точнее, это чувство го ворило о себе устами человека. И я обратился непосредственно к нему, к чувству.

— Что вас больше всего заставляет беспокоиться именно сейчас Сейчас, когда мы с вами пытаемся найти пути друг к другу — А я могу задать вам такой же вопрос — поинтересовался клиент.

— Простите, как все таки ваше отчество — Петрович, — нехотя ответил Владик.

234 Психологическая помощь: теория и практика — Владислав Петрович — уточнил я. Он кивнул головой.

— Видите ли в чем дело, — продолжал я. — Конечно, вы вправе задать мне любые вопросы, начиная с вопроса о том, что меня беспокоит и закан чивая вопросом о том, верю ли я в астрологию, но, в сущности, все такие вопросы, вопросы, которые не относятся к вам самим, будут проявлением одного и того же феномена, с которым мы столкнулись сегодня, с первых минут нашей встречи. И который, возможно, еще долго будет сопровож дать нас в нашей совместной работе. Если вообще ее не сорвет.

— Что за феномен — спросил Владислав. И тут же добавил:— Надеюсь, последний вопрос — уже из другой оперы.

— Вряд ли, — спокойно ответил я. — Этот феномен называется психоло гической защитой “Я”, иначе говоря, сопротивлением. Сопротивлением психотерапевтическому воздействию.

— Сопротивление — Владислав задумался. — А что же я защищаю — он с любопытством поглядел на меня.

Однако я уже включился в работу по настоящему и, не позволяя клиенту втягивать меня и дальше в свои защитные игры, проговорил:

— Правильно ли я понимаю, что сейчас, когда мы с вами пытаемся на ладить друг с другом контакт, вас больше всего беспокоит вопрос защиты, или, если хотите, неприкосновенности вашего собственного “Я” Да или нет — Нет.

— Что же тогда — Не знаю.

— Сказать, каким защитным механизмом пользуется ваше подсознание — спросил я после короткой паузы доверительно и как то буднично, даже чуть отстраненно.

— Каким — Механизмом отрицания, открытым еще Зигмундом Фрейдом.

В наступившем молчании было видно, как явственно, прямо на глазах ме нялось выражение лица собеседника. Мышцы лица разгладились, ушло на пряжение, губы полураскрылись. Глаза как то потухли. Вся фигура клиен та обмякла, ссутулилась. Потом он откинулся на спинку кресла и через не которое время хрипловато произнес:

— Устал чертовски.

Я ждал.

Проблемы личностной и профессиональной подготовки психолога практика — А к вам пришел Бог знает зачем. Слышал от кого то, что снимаете стресс, да — Я едва заметно кивнул.

— Ну вот, собственно, и все. Черт его знает, что такое. Как то не залади лось все. Вы понимаете Я вновь едва заметно кивнул.

— Курить можно — рука клиента непроизвольно потянулась к карману.

— Курите.

Я видел, что Владислав Петрович разнервничался не на шутку. Правил без исключений не бывает. Пусть заслонится от психолога лучше дымом, чем рассуждениями. Несколько раз крутнув колесико зажигалки, он глубоко затянулся и произнес, глядя в окно.

— В общем, темнить не буду. Скажу прямо, по мужски. Сможете помочь — помогите, не сможете — скажите откровенно. — Он еще раз глубоко затя нулся. — Вот со мной что. Стыдно сказать. Не знаю, в общем, с чего на чать. Влюбился я. Как мальчишка. И это при живой жене, при любовни це... — он запнулся. — Понимаете, какое дело Перед глазами стоит — и все тут. Не могу без нее. Но даже не в этом сложность. А, в общем, как сказать...

Он снова запнулся и сделал затяжку.

— Понимаете, что Сказать кому — засмеют. Ну, о том, что я пробовал за пить это дело, к экстрасенсу ходил, к бабке ездил — яйцо мне по животу катала... Об этом даже говорить не буду. Обхохочетесь. Другое меня муча ет. Понимаете, когда я думаю о себе рядом с ней... Когда о ней думаю... Я настолько остро ощущаю свою, как бы это сказать... — он раздавил сигаре ту о пепельницу, — ненастоящесть, что ли Вроде я весь насквозь фальши вый, искусственный, вы понимаете Вроде синтетический я. Жесты, мими ка, слова, поступки... Такое ощущение, что я — это не я, вы понимаете Вот и эта психограмма. Как у всех...

Теперь в его взгляде читалось отчаяние затравленного человека и одновре менно надежда.

— Да, в общем, я действительно не знаю, как и что рассказать... Просто...

Вы понимаете, я абсолютно ясно вижу, что я ей со своими деньгами, воз можностями... В общем, я ей, такой, какой я теперь есть... не нужен. Даже не так... — чувствовалось, что Владиславу Петровичу говорить тяжело. Он то и дело останавливался, чтобы собраться с мыслями, подыскать нужное слово. Было видно, что он, хотя и обращался ко мне, говорил сам с собой, как бы всматривался в самого себя.

236 Психологическая помощь: теория и практика — Понимаете, после встречи с ней я вдруг ясно увидел, что все то, чем был занят последние годы, чем жил — не мое. Главное, весь этот мой биз нес, — он криво усмехнулся, — в ее глазах не прибавил мне абсолютно никакой ценности. Ну, заработал я денег. Ну, купил дом. Еще строю. Авто мобиль купил один, второй. Мебель там... Но, понимаете, после встречи с ней я понял, что все это — вовсе не предмет гордости. Как вам это объяс нить Все это — не я. Просто приняли меня в дружную компанию. Ну а там— закрутилось. А потом— она... Мне, собственно, что непонятно Я, в принципе, могу позволить себе купить ту любовь, что за деньги продается.

Я доступно выражаюсь Ну вот. А эта... Эта меня насквозь просветила и увидела меня... Да что там... Я сам себя в этом свете увидел таким, каким, в общем то, я был и есть... Ничтожеством... Понимаете, что мучает Я на воротил на себя кучу обязанностей, забот, дел, отношений... зачем Знаете, что она сказала “Ты, — говорит, — хочешь казаться значительным. Из де нег набивные мышцы себе приделал”. Да, дело, в общем, и не в этом тоже, — продолжал Владислав. — Сколько стоит любовь моей жены, мне давно уже ясно. Пара сотен долларов в месяц — и ее любовь обеспечена.

И забота, и приветливость, и ласка. Любовница — чуть дороже, как водит ся. Но, сами понимаете, это — не принципиально. А здесь...

Он долго молчал, затем вынул сигарету и, не зажигая, продолжал тихо и раздумчиво.

— А здесь... Здесь — совсем другое. Здесь я почувствовал это: как будто что то живое и по живому прошло. Понимаете, по живому. И больно, и сладко. И невозможно одновременно. Страшно подумать, что этого могло бы не произойти. Я просто жил бы и не догадывался, что такое бывает...

Вы спрашиваете, что беспокоит больше всего. Как жить дальше — вот что беспокоит. Как Мне страшно, понимаете Я стал бояться, что жизнь даром пройдет, ни для кого. Я ясно выражаюсь Он смотрел на меня широко открытыми глазами, в расширенных зрачках отражались горящие по углам комнаты светильники. Белело лицо, покрыв шееся матовой бледностью.

— Тоска заедает. Ничто, буквально ничто не мило... Чувствуете, как заго ворил — он виновато усмехнулся. — Такое ощущение, что сейчас не я, а оно, нутро мое с вами говорит. Не поверите, даже плакал по ночам. Про снусь, лежу, думаю, а тут как подопрет — слезы так и душат. И, главное, никому не расскажешь — засмеют же... Козлы...

Последние слова он выговорил с такой ненавистью и горечью, что у меня екнуло сердце. Человеческая боль, в какой бы форме она ни проявлялась, время от времени пробивает любое профессиональное отстранение.

— Что делать, шеф Проблемы личностной и профессиональной подготовки психолога практика Вопрос Владислава, тот, которого я подспудно ждал, прозвучал все же не ожиданно. Так уж повелось у нас, что с легкой руки то ли революционных демократов, то ли малообразованных талантов самородков мы привыкли тяжелые непереносимые вопросы бытия, его смысла и содержания пере иначивать в простые. И вместо ужасного “чем жить” задаваться ложно спасительным “что делать” Вместо честного библейского “куда идешь” подыскивать извинительное “кто виноват” Вот и сейчас. Что ответить это му тридцатичетырехлетнему человеку Что в таком состоянии делать что либо бессмысленно Что надо задаваться не этим вопросом, а тем, который на самом деле его мучает, — чем жить Что он далеко не сразу сможет найти, если вообще станет искать, ответ на этот действительно роковой вопрос. Как сказать ему, что в любом случае плата за выбор судьбы столь высока, что самое простое — не делать ничего и продолжить свой путь по накатанной колее, отнесясь к посетившему его чувству как к простой эмо циональной травме — Что делать, — сказал я, — не ваш вопрос. Это мой вопрос. Ваша пробле ма — в другом. Какую жизнь вы хотите прожить, кем стать, с кем жить. У вас сейчас есть шанс. Как и каждый шанс, ваш ничем не обеспечен и мимо летен. Это — мгновение вашего бытия. Давайте с вами договоримся так.

Вы попытаетесь сосредоточиться на том, что для вас, в сущности, наиболее важно: семья, бизнес, любовь, поиски вашего подлинного “Я”, эта женщина или то, чем и для чего лично вы хотите жить. Если решитесь сделать свой выбор, я возьмусь помочь вам на вашем пути, каким бы ваш выбор ни был.

Если вы решите, что надо жить прежней жизнью, я вас поддержу. Если вы решитесь переменить жизнь, я помогу вам в вашем саморазвитии. Если вы не решитесь ни на что, я избавлю вас, по крайней мере на первое время, от острого страдания. Если вы, наконец, соберетесь с духом, чтобы разобрать ся в себе самом, можете на меня рассчитывать. Я буду ждать вашего звонка.

На этом мы попрощались. Больше он ко мне так и не пришел.

Вопросы для самостоятельной работы В описанном случае не вполне очевидна сущность переживаний клиента:

подлинный ли это ценностный конфликт или минутная слабость.

Изложите ваше понимание действий психолога в описанной си туации: в начале и в конце встречи.

Изложите ваше понимание проблемы клиента.

Какие психотерапевтические парадигмы и техники угадываются за репликами психолога Какие личностные проблемы психолога угадываются за течени ем его мыслей по поводу ситуации 238 Психологическая помощь: теория и практика Насколько, на ваш взгляд, профессионально целесообразен за ключительный монолог психолога Каковы его возможные отри цательные последствия Отчего, по вашему мнению, Владик так и не пришел больше к психологу ДОЧКИ МАТЕРИ Когда Стелла Филипповна вошла в кабинет — нарумяненная, с высокой прической в стиле 50 х годов, с каракулевой муфтой в руках, — невольно подумалось о ее возрасте. Словно читая мои мысли, Стелла Филипповна на чала беседу именно с того, о чем обычно женщины говорить избегают.

— Мне 65 лет. Я на пенсии. Недавно вот, полгода примерно, вышла замуж.

Я спокойно и внимательно смотрел на клиентку. Интеллигентное лицо, ис кусно подкрашенные волосы, добротная, со вкусом подобранная одежда, красивые и ухоженные руки с изысканным маникюром. Шестидесяти пяти лет этой даме никак нельзя было дать. Даже едва заметная полнота шла ей, подчеркивая женственность и свежесть кожи лица.

— Не скажешь, что вам шестьдесят пять, — не удержался я от компли мента.

— Благодарю вас. Я знаю, — спокойно и по деловому ответила Стелла Фи липповна.

— Так вот, я продолжаю, — чувствовалось что она знает себе цену, при выкла повелевать и не склонна к лишним разговорам и сентиментальнос тям. — Полгода тому я вышла замуж. Вторично за своего первого супруга, с которым мы развелись около тридцати лет назад. К вам у меня вот какое дело... Видите ли, он у меня вызывает такое раздражение, что временами я готова его... — она помолчала, но пальцы рук слегка сжались, очевидно рефлекторно. В этот момент мы оба, вероятно, подумали о том, какого сло ва она не произнесла.

— Понимаете, меня раздражает в нем все: выражение лица, походка, жес ты, то, как он выдавливает пасту из тюбика, как говорит, ест... Вы понимае те — все! Иногда это раздражение настолько переполняет меня, что я чув ствую: не могу идти домой. Ну просто ноги не идут, как вспомню, что он дома, — и все. К тому же он курит. Но это все эмоции. Дело же в том, что мне необходимо с ним жить. Он любит меня. А я — я материально обеспе чена благодаря нашему браку — и, как говорится, дай Бог! К тому же у нас Проблемы личностной и профессиональной подготовки психолога практика есть дочь, наша с ним. Таким образом, я пришла к вам как заказчица. Мой заказ вот какой: сделайте со мной, ради Бога, что нибудь такое, чтоб он по крайней мере меня не раздражал. Чтобы я могла спокойно, понимаете, со вершенно спокойно, индифферентно к нему относиться. Короче говоря, чтобы я могла позволить себе сосуществовать с этим человеком.

Она помолчала.

— Я бы не хотела вдаваться в подробности, это мое личное дело, зачем мне нужен этот брак. Я все обдумала. Знающие люди посоветовали обратиться к вам. И вот я пришла. Я знаю что такая психологическая операция — дело не дешевое. Поверьте, деньги для меня значения не имеют, — ее губы дрогнули. И после небольшой паузы она завершила монолог:

— Главное — сделать дело. Ну, что скажете — она взглянула на меня оценивающим взглядом темных глаз и нервно стиснула пальцы. — Не буду вам рассказывать, к кому я обращалась. Повторяю, это и мое личное дело.

Но должна вам сразу же сказать: гипноз меня не берет.

Она поднялась с кресла и подошла к окну. Энергичная, целеустремленная.

Раньше, особенно весной и летом, когда окно в моем кабинете было рас творено и кто нибудь из клиентов внезапно подходил к нему, я поневоле подхватывался с места, сердце начинало стучать. Иногда даже нарочно закрывал окно. Все же девятый этаж. В конце концов попросил столяра сделать так, чтобы створка окна открывалась лишь на четверть оконницы.

И сейчас я просто проводил взглядом Стеллу Филипповну. Она некоторое время оглядывала предзимний город, который уже начал погружаться в ранние декабрьские сумерки, потом, глубоко вздохнув, повернулась ко мне и снова взглянула на меня. В ее глазах стояли слезы.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.