WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 53 |

Формирование личности в целом, следовательно, не может служить зада чей психологии, равно как и задачей любой другой отдельно взятой науки или их совокупностей. Личность, сознание человека формируются жизнью, всей совокупностью общественных отношений и житейских обстоятельств, всей тканью социальных, психологических и биологических основ жизни, и экзистенциальное “Я” всегда открыто миру и развитию. Возможно лишь то или иное влияние на экзистенциальное “Я”, влияние, которое вначале созидает, а затем приоткрывает (психоанализу) интимные механизмы лич ностной саморегуляции. Но в этом моменте или пункте, когда личность психолога раздваивается на “Я” экзистенциальное и “Я” функциональное, формируя новые структуры профессионального и личностного опыта, круг как бы замыкается, поскольку на пути теоретических соображений и втор жений в жизненный мир психолога как человека, а не как профессионала, становится его собственное экзистенциальное “Я”, существование которо го возможно лишь в пространстве свободного выбора, поиска и определе ния своей собственной идентичности, в том числе и профессиональной.

Таким образом, существеннейшей профессиональной особенностью, про фессиональным нормативным требованием к личности психолога практика выступает его способность вбирать новый личностный опыт, способность к совмещению ролевых этических стандартов с большой экзистенциальной “емкостью” собственного”Я” и, главное, способность к свободному выбору, свободному действию в пределах собственного жизненного мира. Поэтому вопросы профессиональной подготовки таких специалистов традиционны на уровнях, свойственных всем остальным профессиям (нормативно роле вом и “технологическом”), но специфичны и нетрадиционны, диктуя иную логику профессиональной подготовки и профессиональной идентифика ции, на уровне личностном, где на место внешних предписаний, умений и Проблемы личностной и профессиональной подготовки психолога практика “техник” становится личностное “Я”, его когнитивный, поведенческий и экзистенциально смысловой потенциал.

2. ЛИЧНОСТНОЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПСИХОЛОГА ПРАКТИКА Анализ современных публикаций, так или иначе освещающих проблемати ку профессиональной подготовки психологов практиков, показывает, что ведущими темами в них выступают две в равной степени взаимосвязанные и взаимонезависимые проблемы: этическая и “психотехническая”. Подоб ное положение вещей легко объяснимо спецификой самого содержания де ятельности психолога практика. Получив общее с психологом академичес кой (исследовательской) ориентации базисное содержание образования, относящееся к усвоению знаний и умений, связанных с функционировани ем психики, ее природы, методов исследования и истории психологической науки, психолог практик в своей профессиональной работе сталкивается с такими явлениями, ситуациями, психическими и иными проявлениями об щественной и личной жизни, которые не идут ни в какое сравнение с экс периментальными исследованиями, скажем, психических процессов, тради ция которых была заложена еще в прошлом веке. Пожалуй, излишне даже упоминать о кардинальных различиях в этих сферах деятельности, но сто ит, по видимому, выделить то главное обстоятельство, что реальная жизнь отличается от эксперимента невоспроизводимостью происходящих в ней событий, переживаний и утрат.

Каждый человек со своими переживаниями в конкретной житейской ситу ацией, пусть даже типичной, единичен и, уникален и в отличие от экспери ментальных условий, не защищен. Ни клиент, ни психолог практик не мо гут остановить поток жизни, изменить ситуацию, или, на худой конец, про сто констатировать ее безвыходность, как, допустим, исследователь преры вает эксперимент, констатируя его безрезультатность, или изменяет его условия. Отсюда вытекает совершенно иная мера ответственности психо лога (да и самого клиента) за ход и результаты консультативного и психо терапевтического процесса. Ее уровень поднимается подчас до высочай шей отметки — самой человеческой жизни, человеческой судьбы, что и выдвигает этическую проблематику на первое место при профессиональ ной подготовке психологов практиков (в наших условиях — социальных психотерапевтов). Причем этическая проблематика проявляется не столько даже в каком то узком смысле, например, в часто упоминаемых этических нормах, стандартах или профессиональном “кодексе чести” практического психолога.

184 Психологическая помощь: теория и практика Мы полагаем, что для практикующего психолога проблематика, связанная с этической стороной его деятельности, является, по существу, предельно широкой: это целая совокупность задач, мотивов, смыслов и ценностей, ми ровоззренческая, теоретическая и социокультурная по своему диапазону;

это область, охватывающая личностные структуры психолога в целом, а не просто затрагивающая тот или иной способ решения конкретных затрудне ний или противоречий, с которыми мы можем столкнуться в профессио нальной деятельности. Иными словами, значимость этической проблемати ки определяется тем, что она играет ведущую роль в формировании особо го — деонтологического — менталитета целой профессиональной группы.

Так же, как “этичность” выступает смысловым ядром семантического про странства “Я”, а духовность — условием и атрибутом психотерапевтиче ских воздействий и личностных изменений, забота об этике является не чем иным, как своеобразным показателем профессиональной пригодности психолога к практической работе.

Однако лишь констатация ценности этики, даже первостепенной ее значи мости в профессиональном отборе, личностном и профессиональном росте психолога практика остается красивым, но общим местом, если не рас крыть содержательно диапазон и возможность тех или иных выборов в пространстве этической проблематики, связанной с социопсихотерапией.

Именно содержательные характеристики, объем, степени свободы и спосо бы понимания этической проблематики служат предпосылкой и основой личностного самоопределения психотерапевта и консультанта. При этом следует принять во внимание почти полную неразработанность правовых норм деятельности практикующих психологов в нашей стране*. Поэтому этические нормы вынужденно принимают форму некого нравственного императива, что лишь осложняет дело, так как формируется замкнутый круг: низкий уровень развития общественного сознания и отсутствие пра вовой защищенности личности не снимают этической проблематики, но последняя не может быть задана произвольно, а способна быть выработана только на основе живой практики социопсихотерапии, которая нуждается, в свою очередь, в правовой и иных видах социальной регуляции. Отсюда возникают и общие соображения вместо правовых норм.

Разделяя взгляды отечественных исследователей в отношении этической проблематики, относящейся к психологам практикам (Братусь, 1990; Бур но, 1989; Василюк, 1984, 1988; Зинченко, 1991; Эткинд, 1987), мы считаем *К настоящему времени, насколько нам известно, существуют лишь более менее согласован ные профессионально этические нормы, принятые различными психологическими ассоциа циями, и продолжается обсуждение различных аспектов данной проблемы в литературе. Од нако пока еще сообщество психологов и общество в целом весьма далеки от осознания не обходимости правовой регуляции деятельности психологов психотерапевтов, психологов консультантов (психологов практиков), хотя законы о психиатрической помощи в ряде стран Содружества уже приняты.

Проблемы личностной и профессиональной подготовки психолога практика необходимым для корректной постановки проблемы обратиться к более широкому историко философскому контексту этических идей.

Как известно, наиболее общие тенденции развития этических теорий сфор мировались в следующие концепции: утилитарную — когда моральное, правильное, связывалось с идеей пользы или цели (Аристотель, Гоббс, Спи ноза, Гольбах, Гельвеций), гедонистическую (восходящую к Эпикуру и Дж. Сантаяне) и контракта, корни которого простираются далеко за пре делы “общественного договора” Руссо и “категорического императива” Кан та, вплоть до Нагорной Проповеди. Сосредоточенные на практике, индивиде или социуме, эти основные концепции формируют предельно широкую “ориентировочную основу” (если воспользоваться термином П. Я. Гальпери на) для выбора того базисного, универсального принципа принятия опреде ленного решения или курса, направления поведения, которым может изна чально руководствоваться профессионал. Грубо говоря, психолог практик, делая свой первый нравственный выбор, определяет свою деятельность либо как получение выгоды (удовольствия), либо как служение (делу или же другим людям). Так формируются личностные смысловые структуры, определяющие этические мотивы и способы деятельности безотносительно к институциональным стандартам (“кодексу чести”) профессии.

“Кодекс чести” (профессиональная этика, деонтология психологов практи ков) обязательно требует разработки общих правил и принципов поведе ния, оценки профессионального соответствия, а также соблюдения опреде ленных этических норм, направленных прежде всего на защиту интересов личности клиента. Он включает в себя множество нравственных вопросов, возникающих в нестандартных и вместе с тем обычных в работе практи ческого психолога ситуациях: как распоряжаться личностной информаци ей при работе с членами одной семьи (супругами, родителями и детьми), при решении конфликтов в производственном коллективе; насколько по зволительно делиться собственными взглядами и ценностями, чтобы не до пустить навязывания их клиенту или отчуждения клиента; как определить границы принятия мировоззрения клиента и пределы отказа от собствен ных ценностей без ущерба для собственного “Я” и т.д. и т.п.* И это при всем при том, что “кодекс чести” содержит лишь самые общие правила и нормы поведения, являясь принадлежностью институционально ролевого уровня описания модели специалиста, и не затрагивает собственно “техно логический” аспект его деятельности; взгляды на проблемы жизни и смер ти, здоровья и патологии, понимание и трактовку понятия “благополучие *Простейший, но послуживший темой специального исследования случай: бухгалтер одного из предприятий во время психологической консультации, основываясь на принципе конфи денциальности, рассказал о допущенных им значительных финансовых нарушениях, что сильно беспокоило его и грозило уголовной ответственностью. Как вести себя психологу консультанту (“Конфликт ответственности: исследование случая этической дилеммы пси хологов, работающих в организациях // РЖ “Психология”, М.: ВИНИТИ, 1990, № 2 — С. 3).

186 Психологическая помощь: теория и практика клиента”, конкретные познания, относящиеся к профессиональным требо ваниям к психологу, т.е. экзистенциальные проблемы и смыслы деятельно сти.

Как отмечает Дж. Вуди, “детерминантой психотерапевтического процесса выступает то, что психотерапевт является не только экспертом, но и лич ностью. А именно личность мыслит и принимает то или иное решение” (Woody, 1990, p. 143). Ведь в моменте пересечения “Я функционального” и “Я экзистенциального” сталкиваются в неповторимом взаимодействии уровни и аспекты профессиональных и личностных проявлений психоло га практика, образуя многомерный и многообразный “жизненный мир” этих профессионалов. Мир, в котором психологически невозможна слиш ком большая дистанция между обоими “Я”. Мир, который уже в самом на чале своего проявления предполагает интенсивную вовлеченность в про цессы собственного развития (“интеграции”, “индивидуации”, “компенса ции”, “роста” и т.п.). В противном случае возникают раздвоенность, тре вожность и, как следствие, неуверенность либо авторитарность; тенденции не к инкорпорированию нового опыта, а наоборот — к обострению и на пряжению защитных механизмов: в конечном итоге возникает множество проблем и препятствий на пути личностного роста, если таковой вообще возможен. (Глубокие замечания о профессиональном и личностном само сознании отечественных психологов можно найти в статье К. Роджерса “Внутри мира советских профессионалов”, где, в частности, отмечаются раздвоенность, авторитарность, неуверенность и тревожность советских психологов (Rogers, 1987; см. Зинченко, 1991.) Обобщив сказанное, можно предположить, что подобные противоречия в личностном и профессиональном самосознании ведут к нарушению лично стной и профессиональной идентичности психолога. И наоборот, достиже ние адекватной профессиональной идентичности снижает тревожность, повышает личностный потенциал, уменьшает дистанцию между “Я функ циональным” и “Я экзистенциальным”. С целью обоснования данного пред положения и построения соответствующей ему гипотезы с последующей ее верификацией мы провели специальное исследование, в котором пред метом служил когнитивный аспект профессиональной идентификации пси холога, а контролируемыми переменными — степень структурированности знания, соответствующего той или иной психотерапевтической парадигме (А. Ф. Бондаренко, 1993)*.

Едва ли не самыми характерными оказались результаты, связанные с руб риками “эклектика” и “не знаю”, вошедшими в пятерку наиболее мощных кластеров наряду с ответвлениями экзистенциально гуманистической и *В исследовании приняли участие 42 психолога из бывшего СССР, а также США и Западной Европы.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.