WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 53 |

Греко романская традиция, развивавшаяся в северо восточном Средиземно морье, в отличие от ближневосточных семитских традиций запретов (в ча стности, изображения божества), находила особое эстетическое наслажде ние в воссоздании иконических и скульптурных изображений богов, бого подобных героев. Не столько проблемы морали, сколько проблемы рассуд ка и права, воплощенного в высших своих проявлениях в кодексах римско го права, в идее установления самими людьми определенного обществен ного порядка, основанного не на божественном промысле, а на человечес Гуманистическая психотерапия, неклассические направления... ком рассуждении, вплоть до провозглашения высших лозунгов француз ской революции и идей “нового порядка” в Европе и мире в ХХ веке — та ково влияние этой традиции с ее принципиальным приматом чувственного и осязаемого над сверхчувственным и инобытийным.

Наконец, северная англо саксонская традиция, не являющаяся ни моралис тской, ни законнической. Достаточно вспомнить такие факты, как отсут ствие конституции в Великобритании, традиции английского суда широко использовать принцип прецедента, пафос Реформации и протестантизма, чтобы выделить общую англо саксонскую тенденцию, по словам Дж. Рей ша, к историческому рассмотрению прошлых решений, принимавшихся од ними людьми в отношении других, исходить не из абстрактных принципов или постулатов, а исключительно из смысла целесообразности, из много кратно, но безосновательно поругаемого здравого смысла. Англо саксонс кий подход к делу состоит в том, чтобы собираться в группы, обсуждать насущные проблемы (Британский парламент), находить компромиссы и, уж если это не удается, бороться (см. Ruesch, с. 14—16).

Каждая из этих духовных традиций со своим видением, своей трактовкой человека и мира налагает явственный отпечаток на весь ареал англоязыч ной культуры. В иудео христианской традиции предполагается, что чело век превозмогает мир, торжествует над природой благодаря моральным до стоинствам. Греко романская традиция исходит из понимания человека как частицы мира, подверженной его законам, из чего следует, что достоин ство и высшая доблесть состоят в следовании неизбежному. В англо сак сонской традиции высшее достоинство и доблесть человека в отношении к миру состоят в том, что он торжествует над ним благодаря личному муже ству, находчивости, умелости.

И если сообразным образу порождения первой из указанных традиций яв ляется психоанализ с его требованиями приверженности исходным прин ципам, отлучениями “неверных” и, соответственно, целью постичь, осоз нать внутрипсихические конфликты, что, в общем, может сопровождаться, а может и не сопровождаться исцелением*, если понятия “толкования”, “освобождения”, “перенесения”, “переработки”, присущие психоанализу в его сосредоточении на душевной жизни, несут на себе заметные черты иудаизма и католицизма, то греко романское влияние привело к возникно вению совершенно иной психотерапевтической культуры. Крепелин, Блей лер, Шарко, Жане, не говоря уже о Кречмере и Юнге, подходят к человеку вовсе не как к арене, центральное место на которой отдано поединку со знания с бессознательным, а как к целостному природному существу, обла дающему неотъемлемыми свойствами и качествами, которые следует при *Как известно, Фрейд неоднократно подчеркивал, за исключением периода начала своей дея тельности, что он не столько врач, сколько исследователь, в то время как Юнг, напротив, неоднократно напоминал о себе как о враче.

138 Психологическая помощь: теория и практика знать как данности, подчиняющиеся определенным законам. Именно это направление стало сердцевиной, вобравшей в себя ответвления экзистен циально феноменологической мысли, сосредоточив их в гуманистической парадигме. В то время как англо саксонская традиция привела к возникно вению собственно групповой психотерапии, развитию теории межличност ного общения и когнитивно поведенческим (причинно следственным и контекстным) моделям психотерапии.

Собственно говоря, в современной англоязычной культуре довольно отчет ливо представлены все эти направления, не считая экзотической смеси идей О. Ранка и языческих (от буддистско индуистских до шаманистских) воззре ний трансперсональной психологии. Все они неоднократно систематизиро вались, анализировались и интерпретировались как в зарубежной, так и в отечественной науке, отражая попытки психологов выстроить для себя умо постигаемую картину многообразного психотерапевтического мира.

При этом исследования показывают, что клиенты — не только верующие, но и неверующие — весьма сензитивны в отношении религиозных ценнос тей психотерапевта (см. Gass, p. 234—235). Стабильная, со своей исследова тельской и теологической периодикой, колледжами и университетами, гото вящими христианских пасторов и психотерапевтов, со своими скрупулезно разработанными методиками освоения Нового Завета и техниками психоте рапии, с неизменным оптимизмом и практичностью, лишенной всяких наме ков на мистицизм, всегда готовой заинтересованно отнестись к любому из соседствующих психотерапевтических направлений и вобрать в себя пос ледние достижения науки, — англо саксонская протестантская психотера певтическая практика существует и развивается. Она твердо отстаивает по зицию, что Бог сотворил человека по своему образу и подобию, что призва ние христианского психотерапевта не только в оказании ситуативной пси хологической помощи, но и в том, “чтобы посвятить себя службе человече ству, в которой мы можем проявить нашу любовь к Богу” (Outler, p. 262).

Поэтому интерес к христианской психотерапии Запада как (в основном) к протестантской, не связанной с церковными таинствами практике — воп рос скорее всего дидактической, точнее даже поучительной значимости.

Справедливости ради следует отметить: рождение научной психологии и научной психотерапии, связующееся с появлением в последние десятиле тия прошлого века психоанализа, сопровождалось драматическими колли зиями, драматической борьбой молодой науки с ее старшими сестрами — религией и философией. В мягкой и уважительной форме, как, например, в книге У. Джеймса “Многообразие религиозного опыта” (впервые издана в 1902 г.), или в предельно заостренной и отстраненной, как в эссе “Будущее одной иллюзии” З. Фрейда, наука психология торила свой собственный путь понимания человеческой психики, ее символической, культурно исто рической и полидетерминированной природы. К середине ХХ века в англо Гуманистическая психотерапия, неклассические направления... язычной психологии не осталось буквально ни одного известного ученого, который так или иначе не попытался бы осмыслить связи религии с психо логией и саму религию с позиций научной психологии. Произошла своеоб разная инверсия. Теперь уже не душевная жизнь трактовалась и описыва лась с религиозных позиций, а, наоборот, природа религиозных воззрений и переживаний трактовалась и описывалась с тех или иных научных пси хологических позиций, так что потребовались специальные усилия, чтобы возвратить душу, этого младенца, выплеснутого в полемике кризиса и борьбы, в лоно самой психологии.

Не удивительно, что примерно к концу пятидесятых — началу шестидеся тых годов в результате яростной борьбы, в которой религия, по признанию американских священников и психиатров, “сдавала позицию за позицией” (см. Linn, p. 3), произошло разделение сфер влияния между религией и психологией.

Психология присвоила себе право культурного толкования и опосредова ния жизни человека в реальном пространстве времени его бытия. Религия, соответственно, оставила за собой область инобытийного, мифического и вневременного бытия человека в его принципиально иной, не “тварной”, но сущностно духовной перспективе. Психология и психиатрия сосредото чились в своих прикладных усилиях на экзистенциональной и биологичес кой помощи человеку в процессе проживания его жизни наиболее беспре пятственным и полноценным образом. Религия же оставила за собой веда ние духовной жизнью человека, воспроизводя принципиально иной, внеси туативный, внемирный и вневременной контекст человеческого бытия как эманации бытия Бога. Но как только на короткий период эти обозначен ные крайности артикулировались и определились, произошло то, что К. Юнг называл фундаментальным законом жизни, а Н. Бор принципом до полнительности: крайности объединились. Психология все больше и боль ше обращалась к проблемам духовности, религия же, наряду с институтом пасторов, создала институт христианских психологов консультантов. Хри стианский психолог консультант, следовательно, есть такое же порожде ние ХХ века, как и научный психолог психотерапевт.

Если научная психотерапия пролагала свои пути к человеку по стопам меди цины, то западная христианская в ее многообразных разновидностях проте стантских течений (лютеранства, пуританства, англиканства, кальвинизма, пятидесятничества и т.п.) следовала вековым традициям религиозного со провождения человека и вспомоществования ему не только в случае болез ни, смерти или невзгод, не только в наиболее радостных и значительных жизненных событиях, но и в повседневности социальной и личной жизни*.

*Автор пользуется случаем, чтобы выразить свою глубокую признательность американскому коллеге, профессору Роберту Янгу, христианскому психологу и пастору, сотруднику Интер национального института для совместного обучения, штат Канзас, США, за помощь литера турой и возможность приобщиться к повседневной практике христианской психотерапии в 140 Психологическая помощь: теория и практика Анализ многочисленной, практически необозримой англоязычной христи анской литературы показывает, что нет буквально ни одной области чело веческой жизни, в которой бы человек остался без понимания, поучения, пасторского наставления и, при необходимости, христианской психотера певтической помощи.

Каковы же основные принципы и подходы в христианском консультирова нии и психотерапии, отличные от светской научной психологической помощи Обобщенное наименование “христианская психология” или “христианская психотерапия” охватывает, в сущности, две категории специалистов. Про фессиональных психологов и психотерапевтов, которые идентифицируют себя с христианскими ценностями, исповедуя христианство в той или иной его разновидности, но выступают при исполнении своих обязанностей как специалисты не в религиозных, а именно в психологических областях, ра ботая в которых, они, в зависимости от обстоятельств, могут прибегать к по мощи Евангелия, но предмет или содержание их деятельности может этого и не требовать. И — христианских наставников, консультантов (counselors) в точном смысле этого слова, т.е. тех выпускников факультетов религии и философии, которые, получив совмещенное, теологическое и философское образование, предназначаются собственно для наставничества и консуль тирования в общинах, учебных и культурных центрах по всему кругу воп росов, относящихся к религиозным, этическим, ценностным и житейским коллизиям человеческого бытия, не являясь служителями Церкви.

Тем интереснее сопоставить принципы и подходы в психологическом и ре лигиозном вспомоществовании, как они освещены и отрефлексированы в чрезвычайно разветвленной, основательно и глубоко проработанной с уче том последних достижений современной психотерапии англоязычной и американской литературе.

Эти принципы и подходы строятся на двух основаниях, включающих в себя: а) отмеченные англо саксонской склонностью к разумному компро миссу моменты объединения психотерапии с религиозным служением;

б) моменты, относящиеся к деятельности психолога и психотерапевта как специалистов собственно христианской ориентации в отличие, скажем, от гуманистической, поведенческой, психодинамической или какой либо иной (см. Baars, Geers, Gass, Lahaye, Linn, Nauss, Outler).

Первую совокупность принципов можно обобщить следующим образом.

1. Научная психотерапия не противоречит христианству. Это — со кровищница знаний и опыта, без которых невозможно полноцен лаборатории консультативной психологии Киевского института иностранных языков в 1990—1991 гг.

Гуманистическая психотерапия, неклассические направления... но осуществлять христианское наставничество, пасторство и свя щенничество.

2. Безусловное участливое принятие обратившегося за помощью и безусловное соблюдение принципа уважения личности.

3. Прояснение мотивов обращения за помощью во избежание не произвольного переноса человеческих отношений с породивших их объектов на других лиц и, тем более, Бога.

4. Безусловная забота о благе целостного человеческого существа.

Принципы и подходы к общению в пасторском служении включают:

1. Признание главенствующим духовного руководства и наставни чества от имени Бога и Нового Завета.

2. Требование четкого различения пасторского наставничества и психотерапии, избегание смешения функциональных ролей ре лигиозного наставника и психотерапевта.

3. Требование в пасторском служении при необходимости сочетать функции служителя Церкви и наставника.

4. Требование быть особо внимательным (“стоять на страже”) в от ношении вопросов, предполагающих совет в делах религиозного выбора, ибо за ними может скрываться глубокая личностная про блематика.

5. Необходимость тесного сотрудничества с психологом, социоло гом, социальным работником и психиатром. Умение вовремя на править прихожанина к нужному специалисту.

6. Принцип положительного и безличного, в Боге, отношения к прихожанину.

7. Принцип сохранения не прерывающихся во времени отношений, в отличие от психотерапевтического вмешательства, ограничива ющегося ситуациями затруднений или курсом лечения.

Что касается специфики деятельности христианского психолога психоте рапевта, можно отметить следующие отличительные черты и принципы.

1. Принцип сопереживания и духовного принятия клиента.

2. Исключение морализаторства как внешней, налагаемой на лич ность, силы, которая препятствует высвобождению внутренней, основанной на доброй воле, свободной ответственности.

3. Прибегание к молитве и Новому Завету как к способу и источнику религиозной и психологической помощи в тех случаях и с теми клиентами, где этого требуют или позволяют обстоятельства.

142 Психологическая помощь: теория и практика 4. Вера в разум и возможность познания и самопознания как усло вия исцеления, духовного и личностного здоровья.

5. Умение слушать и вбирать информацию, реагируя на клиента не от себя и собственного личного опыта, а в русле его пережива ний и проблем.

6. Стремление не к снятию напряжения и не к обострению страда ния, а к облегчению процессов личностной трансформации, веду щих к обретению веры и достоинства.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.