WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 67 |

Анализ длительного (17 летнего) динамического наблюдения за большой группой пациентов (2020 человек), у которых первоначально при помощи MMPI были обнаружены признаки депрессии, показал, что в дальнейшем риск заболеть раком у них оказался в два раза выше, чем у лиц, у которых при первоначальном обследовании признаки депрессии не были обнаружены (R. В. Shekelle, R. В. Raynor, A. M. Ostefeldetal, 1981).

Другие авторы также указывают на то, что в большинстве случаев развитию опухоли предшествует так называемая эссенциальная депрессия (Psychologie et cancer, 1990). В реализации опухолепредрасполагающего действия таких депрессий доказано значение связи между функционированием клеток — киллеров иммунной защиты и личностными особенностями (В. Е. Martinez, M. M.

P. Barreto, 1990). В практическом отношении важно учитывать, что не все депрессии являются предрасполагающим к опухоли состоянием: депрессии, возникающие в рамках психических расстройств, не влияют на частоту возникновения у таких больных злокачественных новообразований (N. J. R. Evans, J. A. Baldwin, D. Gath, 1974; Т. Niemi, J. Jaaskelainen, 1978; P. Revidi, 1983). Вероятно, это связано с различным уровнем депрессивных расстройств при истинных психических нарушениях (более глубокий, вплоть до психотического, уровень) и при депрессивных состояниях, предрасполагающих к развитию опухолей (менее глубокий, ближе к невротическому, уровень). Возможно, при этом играет также значение и типологическая характеристика депрессии.

Интегративным итогом исследований в данном направлении стало создание гипотезы о так называемом типе личности С, свойственном людям, предрасположенным к возникновению онкологических заболеваний (Н. Н. Блинов, В. А. Чулкова, 1996; L. Temoshok, 1987; М. Weiner, 1988). Тип этот характеризуется такими качествами, как хорошая социабельность, приспособленность к жизни, старательность, дисциплинированность, уравновешенность, реалистичность, рассудительность, гармоничное отношение к окружающему миру, достаточная подчиняемость, хороший контроль своих эмоций и чувств на фоне их скрытого накопления и неотреагирования. Эти люди поверхностно и несерьезно относятся к своему здоровью, не умеют расслабляться, выражать свои чувства и требования (алекситимический радикал), особенно эмоции гнева, раздражения, обиды, злости (A J. Cunningham, 1988; С. Wood, 1985).

Подобные представления можно считать, несомненно, продуктивными, однако они на сегодняшний день являются в значительной степени умозрительными, так как не объясняют механизмов, осуществляющих влияние личностных черт на развитие болезни, а именно эта задача всегда является основой для практической медицины (Н. Д. Былкина, 1997).

3. Исследование возможного модифицирующего влияния психологического (эмоционального) стресса на индивидуальные психические особенности онкологических больных и течение опухолевого процесса. Актуальность этого подхода заключается в том, что психологический стресс может существенным образом модифицировать течение опухолевого процесса, изменяя текущее психическое состояние пациента.

Эмоциональный стресс может изменять течение опухолевого процесса как в сторону саногенеза, вплоть до выздоровления, так и в сторону прогрессирования, причем последнее (во всяком случае — судя по имеющимся научным публикациям) встречается абсолютно чаще. В литературе последних лет удалось обнаружить только одну работу (С. Welnstock, 1984), в которой описывается случаев рака четвертой стадии, выздоровление при которых наступило после сильного положительного эмоционального переживания, причем первые признаки улучшения появились в период от 1 дня до 8 недель. В подавляющем же большинстве научных исследований стрессу отводится роль опухолестимулирующего фактора, углубляющего развитие депрессии, чувства безнадежности, беспомощности, дезадаптацию (К. П. Балицкий, Ю. П.

Шмалько, 1987; Н. Н. Блинов, В. А. Чулкова, 1996; G. Angelini, С.

Nebbia, A. Crosignani, G. Francesetti, M. Gece, A. Meluzzi, 1994; Н.

J. Eysenck, 1985; P. Governa, A. Bianchi, L. Santamaria, 1989; J. E.

Hughes, 1985; D. R. Miller, 1984; H. Selye, 1982; С Welnstock, 1984).

Реализация такого взаимодействия стресса осуществляется через сложные взаимосвязи нервной, эндокринной и иммунной систем, приводя в конечном итоге к снижению степени иммунной защиты организма (К. П. Балицкий, Ю. П. Шмалько, 1987; P. Governa, A.

Bianchi, L. Santamaria, 1989; L. Hubertz, V. Hodapp, К. S. Zanker, R. M.

Kroc-zek, 1991; J. E. Hughes, 1985; B. E. Martinez, M. M. P. Barreto, 1990; D. R. Miller, 1984; H. Selye, 1982; С Welnstock, 1984). По мнению Chr. Hurny (1984) и Н. Selye(1982), в реализации такого влияния имеют значение также и развивающиеся под влиянием стресса сосудистые нарушения, приводящие к дегенеративнодистрофическим изменениям в тканях.

Анализируя влияние психологического стресса на течение опухолевого процесса, нельзя оставить в стороне и мнения, определенным образом отличающиеся от изложенного. Так, в частности, В. Н. Fox (1984), сопоставляя102 научные публикации по данной проблеме, приходит к заключению, что есть основания считать, что психосоциальные факторы, включая стресс, влияют на прогноз рака, однако имеющихся на сегодняшний день данных недостаточно для определенных выводов. В ряде исследований не обнаружено какого-либо статистически значимого влияния стресса и психосоциальных факторов вообще на течение болезни и выживаемость опухолевых больных (В. R. Cassileth, E. J. Lusk, D. S.

Miller, L. L. Brown, С. Miller, 1985; M. Joffres, D. M. Reed, A. M. J.

Nomura, 1985; T. J. Priest-man, S. G. Priestman, С Bradshaw, 1985), причем особого внимания заслуживает второе исследование, так как оно выполнено на очень большом материале (4581 испытуемый) и включало в себя анализ значительного количества теоретически могущих быть стрессовыми факторов.

Подобного рода неопределенность и расхождения во мнениях, на наш взгляд, могут определяться тем, что во всех рассмотренных выше исследованиях в качестве стрессовых выступали именно теоретически возможные факторы, а не проводился анализ — сопоставление стресса и выживаемости с учетом индивидуальных личностно значимых для конкретного больного факторов, в результате чего удалось бы избежать «обезличивания» протекания эмоционального стресса у конкретного пациента. В противном же случае вполне могло происходить уравнивание и взаимопоглощение индивидуальной значимости стрессовых факторов при их статистическом анализе, так как один и тот же фактор может быть стрессовым для одного больного и индифферентным для остальных.

Резюмируя все написанное выше, можно прийти к заключению, что имеющиеся на сегодняшний день в литературе сведения позволяют лишь говорить о том, что с большой вероятностью существуют значимые взаимосвязи между индивидуальными психическими особенностями больных и течением опухолевого процесса. Эти особенности, реализуясь через нейроэндокринную систему, приводят к определенному изменению функционирования иммунной системы организма и тем самым к той или иной модификации течения опухолевого процесса, что необходимо учитывать в осуществлении лечебно-реабилитационного процесса в онкологии.

Патопсихологические исследования в детской и подростковой психиатрии Патопсихологическое исследование детей и подростков применяется в следующих целях.

1. Психологические показатели, полученные экспериментально, выявляют симптомы, слабо выраженные клинически, и тем самым облегчают дифференциальную диагностику.

2. Патопсихологическое исследование помогает уточнить структуру и степень интеллектуального дефекта, имеющегося у ребенка или подростка; специфической для такого исследования является задача прогноза обучаемости ребенка и практических выводов из такого прогноза (С. Я. Рубинштейн, 1970).

3. Данные, полученные в начале лечения и на разных его этапах, помогают судить об адекватности и эффективности проводимой терапии.

4. В процессе исследования обогащаются представления о значении отдельных социальных и эмоциональных моментов в развитии заболевания.

5. Специфической для патопсихологического исследования в подростковом возрасте является диагностика типов психопатий и акцентуаций характера в случаях пограничных форм психической патологии или при психических заболеваниях, существенно не исказивших преморбидный тип (А. Е. Личко, 1979).

6. Проведение патопсихологического исследования способствует установлению лучшего контакта с больным ребенком. В процессе исследования при этом могут решаться такие задачи, как преодоление застенчивости, создание уверенности в своих силах. Таким образом, психологическое исследование выполняет психотерапевтическую функцию.

Проведение патопсихологического обследования ребенка отличается тем, что позиция экспериментатора не бывает беспристрастной, как обычно при работе со взрослыми. При исследовании следует стремиться к установлению эмоционально насыщенного контакта, созданию у ребенка заинтересованности в том, чтобы исследование продолжалось дальше, повторялось в процессе лечения.

Патопсихологическое исследование у детей младшего дошкольного возраста носит чаще всего игровой характер. Для исследования ребенку предоставляется возможность выбора одного из нескольких наборов игрушек, предназначенных для тематической игры. Протоколируется выбор игрушек, правильность их использования, организация и ход игры, наличие сюжета, вхождение в роль, фантазирование, речевое сопровождение, длительность игры, причина окончания (Н. М. Уманская, 1976).

Выделяются различные по сложности виды игровых действий:

адекватные манипуляции — действия с полифункциональными предметами для исследования их физических свойств; неадекватные манипуляции — действия со специализированными игрушками без учета их функциональных свойств; предметные действия, учитывающие функциональные свойства игрушек; замещающие действия, содержащие перенос функциональных свойств одного предмета на другой; отражение действия в речи без двигательной реализации.

При использовании игрового эксперимента могут быть получены ценные данные. А. С. Спиваковская (1972) отмечает присущие детям с органическим поражением головного мозга снижение уровня игр, неспособность к разыгрыванию ролей, детальное воспроизведение отдельных действий с тенденцией к застреванию на отдельных действиях, малое количество замещающих действий, носящих предметный характер, бедность речевого сопровождения. В. А. Новодворская (1972), изучая особенности игры умственно отсталых детей, отметила свойственное им снижение количества уровней игровых действий. Раскрывая содержание понятия игрового действия, автор приводит пример усложнения действия «укол»: прикосновение одним предметом («шприцем») к больному — линейно построенное действие; набирание в «шприц» лекарства, усаживание больного на стул — двухуровневое действие;

приготовление лекарства, набирание его в «шприц», произведение «укола» — трехуровневое действие. Параметр уровневого строения игровых действий может быть интерпретирован как показатель возможности планировать свои действия. В норме преобладают трехуровневые действия.

Для детей, больных шизофренией, Л. С. Спиваковская считает характерными такие особенности игры, как сосуществование элементов сюжетно-ролевой игры и неадекватных манипуляций с предметами, нестойкость сюжетов, расхождение между речевым сопровождением с действиями ребенка, нестойкость избранных замещений, расширение круга возможных заместителей.

Необходимо изучение возможности участия ребенка в коллективных играх. Во время проведения игр отмечается отношение к правилам игры, активность, способность выполнять определенную роль, целенаправленность игры, ее длительность, наличие стремления к доминированию или подчиняемость, характер эмоциональных реакций.

Для выявления характера эмоциональных реакций на проигрыш нами (И. В. Крук, 1983) была предложена настольная игра с программируемым выигрышем. Последовательность проигрышей и выигрышей ребенка задается до начала игры порядком складывания карточек в двух наборах. Применение методики позволяет определить толерантность к отрицательным эмоциям.

Инструкции к экспериментально-психологическим методикам, предлагаемым дошкольникам для исследования внимания, сенсомоторной сферы, способности к осмысливанию сюжета, даются в форме приглашения к игре в кубики (первые 6 заданий методики Кооса), игре фигурками (доски Сегена), картинками (метод комбинирования картин — складывание картинки, разрезанной на части, установление последовательности событий, объяснение сюжетных картин).

У детей 3—6 лет целесообразно начинать исследование с тех методик, которые не требуют словесных ответов на вопросы.

Складывание досок Сегена дает информацию об уровне развития наглядно-действенного мышления, о зрительно-пространственной ориентировке, моторике ребенка. При исследовании фиксируются способ выполнения задания — зрительное соотнесение деталей с формой паза или способ «проб и ошибок» (рациональных и нерациональных).

Протоколируется оказываемая ребенку дозированная помощь в виде вербальных инструкций и демонстрации частичного или полного складывания фигур. Независимо от объема помощи, потребовавшейся для успешного выполнения задания, ребенок обычно испытывает удовольствие от того, что справился с ним, иногда он по собственной инициативе снова вынимает и заново вставляет вкладки, просит дать ему такое же задание.

Похвала исследующего способствует преодолению страха перед неправильным ответом и делает более информативными применяемые в дальнейшем вербальные методики. Необходимость игровой ситуации наиболее выражена при обследовании детей младшего дошкольного возраста, а также в начале работы с детьми старших возрастных групп, обнаруживающих признаки психического недоразвития различного генеза.

Для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста ситуация патопсихологического исследования является вариантом одной из наиболее распространенных моделей взаимоотношений ребенок —посторонний взрослый, так как в ней взрослый «экзаменует», а ребенок демонстрирует свои знания, умения и способности.

Если у ребенка в анамнезе имеются указания на трудности в усвоении программы обучения детского сада или школы, исследование необходимо начинать с доступных для него заданий, так как первая неудача может привести к возникновению привычной негативной эмоциональной реакции на свою несостоятельность и к снижению уровня деятельности в процессе дальнейшего исследования. Напротив, легкость, с которой будут выполнены первые задания, похвала исследующего помогут преодолеть сложившийся в предшествующей учебной деятельности патологический стереотип.

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 67 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.