WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

вдохновенный) – абсолютно устаревшим, а значение ‘воспевать, восхвалять (в стихах)’ (Он пел поблекший жизни цвет / Без малого в осьмнадцать лет) – книжно-архаичным10. Соответственно, сегодня характер совмещения значений этого глагола оказывается иным, чем он был в языке Пушкина, что существенно затрудняет анализ. В Словаре языка Пушкина все три перечисленных выше значения – без различия между ними – помещены внутри первого (основного) значения этого глагола, которое дается без толкования [СЯП: III: 333]. В качестве отдельного значения предлагается ‘творить, слагать стихи (о поэте)’, но, судя по примерам, последовательного различия (по сравнению с первым значением) здесь не проводится.

Далее, хотя в данном примере эффекта каламбура, действительно, не возникает, нельзя согласиться с тем, что совмещение значений здесь «несмотря на предупреждение в первой строке, большинством читателей не замечается» [Перцов 2000а: 58]. В этих строках Пушкин безусловно обыгрывает возможность соединения очевидно различных смыслов, и не заметить этого может лишь очень невнимательный читатель. Совмещение значений здесь – это прием, целью которого (возможно, не единственной и даже не истинной) является создание иллюзии единства. Что же касается инварианта, то одно из двух совмещаемых здесь значений глагола петь – это ‘сочинять стихи’ или ‘читать/сочинять стихи’, т.е. смысловой компонент ‘человеческий голос’ здесь либо отсутствует, либо является факультативным, и тем самым он не может входить в инвариант (между тем исключение данного компонента из предполагаемого инварианта уж слишком явно противоречило бы основному значению глагола петь). Возможность некаламбурного совмещения значений, как кажется, опирается в данном случае скорее не на инвариант, а на устойчивое европейское культурное клише «поэт – певец», восходящее к реальному совмещению этих функций (в античности и в другие древние эпохи, ср. Баян).

Это клише в «развернутой» форме присутствует, например, в известных пушкинских строчках (10) Поэт по лире вдохновенной Рукой рассеянной бряцал.

Он пел – а хладный и надменный Кругом народ непосвященный Ему бессмысленно внимал.

Эта эксплицитная двойственность навязывает прочтение глагола петь как содержащего совмещение значений (‘исполнять голосом музыкальное произведение’и ‘читать стихи’).

2. «Сплав». Этот тип совмещения значений особенно характерен для поэзии. Речь идет о том, что два, вообще говоря, отчетливо различных значения как бы соединяются в одно; при этом ощущение их разности тоже сохраняется, и именно на этом основан эффект: разные вещи предстают как одна Последнее значение является наиболее древним. Согласно О. Н. Трубачеву, семантическая деривация ‘поить’ > ‘петь, воспевать’ восходит к языческому обряду жертвенного возлияния (см. [Фасмер 1996, III: 350]).

(в частности – совмещение прямого и переносного значения одного слова, как в примере (12)), и из этого соединения возникает новый, третий смысл. Приведем два таких примера:

(11) Еще Мандельштам пытался мне объяснить, что такое узнавание. […] Он думал не только о процессе, т.е. о том, как протекает узнавание того, что мы уже видели и знали, но о вспышке, которая сопровождает узнавание до сих пор скрытого от нас, еще неизвестного, но возникающего в единственно нужную минуту, как судьба. Так узнается слово, необходимое в стихах, как бы предназначенное для них, так входит в жизнь человек, которого раньше не видел, но словно предчувствовал, что с ним переплетется судьба (Н. Мандельштам.

Вторая книга).

Согласно словарям (напр. МАС), слово узнавание может означать интеллектуальное обретение либо нового, либо старого (отождествление с образом, имеющимся в памяти). Данное употребление, очевидно, не относится ни к одному из них: речь идет (приблизительно) об узнавании нового, которое субъективно ощущается как обретение уже имевшегося ранее11. Ясно, однако, что никакой проблемы с пониманием того, что имеется в виду, не возникает; с другой стороны, очевидно, что никакой необходимости в пересмотре словарного толкования слова узнавание также нет. Другой пример:

(12) Все стало тяжелее и громаднее, потому и человек должен быть тверже всего на земле и относиться к ней, как алмаз к стеклу» (О.Мандельштам. О природе слова).

В (12) для обоих выделенных слов значение, которое они выражают в данном тексте, является результатом некоего синтеза разных словарных значений этих слов. Здесь имеет место именно синтез – а не «мерцание» (ср. ниже): свойство твердости человека, о котором идет речь, – предстает как «сплав» прямого и переносного значения данного слова. То же верно для употребленного в этом примере глагола относиться. Для сравнения приведем другой пример употребления этого глагола в аналогичной конструкции, где «сплава» не происходит:

(13) После испытаний графита, привезенного с завода, Игорь Семенович Панасюк сказал Курчатову: «Эти образцы относятся к нейтронам, как голодные волки к ягнятам»12.

3. «Мерцание» («осцилляция»). Другой вариант «поэтического» совмещения значений – то, что в лингвистике принято называть «осциллирующими» значениями (см., в частности, [Апресян 1974: 179] со ссылкой на известную книгу Г. Стерна): имеются в виду употребления, когда два или более различных значения присутствуют в слове одновременно, что создает эффект «мерцания» Ср. также: Все было встарь, все повторится снова, /И дорог нам лишь узнаванья миг (О. Мандельштам. Я изучил науку расставанья) [узнавание того, что было (т.е. старого) – но не с нами (тем самым, нового)].

Т.е. их пожирают. Пример из газетной статьи о создании в СССР атомного реактора (речь идет о поиске графита с минимальным сечением захвата нейтронов); цит. по [Вайль, Генис 2001: 107].

(т.е. как бы попеременно обнаруживает себя то одно, то другое значение). Ср.

пример такого употребления глагола видеть, разбираемый в [Апресян 1995в]:

(14) Вот мы и встали в крестах да в нашивках, / В снежном дыму./ Смотрим и видим, что вышла ошибка, – /И мы – ни к чему! (А. Галич. Ошибка) Здесь глагол видеть имеет одновременно два разных значения (на что указывают разные элементы контекста) – зрительного восприятия и знания-понимания (видения «мысленным взором»).

4. Особым случаем поэтического некаламбурного совмещения значений можно считать явление, которое Т. М. Николаева называет «принципом тернарной семантики». Оно состоит в том, что «одна и та же лексическая единица (иногда – просто слово) в случае 1-м имеет значение X, в случае 2-м имеет значение Y, а в 3-м случае – как бы и X и Y одновременно. То есть в одном случае [речь идет о тексте «Слова о полку Игореве» – А.З.] галки – это просто птицы галки, в другом – это обозначение половцев, в третьем – остается неясным, то ли это галки, то ли половцы» [Николаева 1997а: 41].

Разнообразие типов поэтического совмещения значений, вероятно, может быть увеличено (см., в частности, примеры в [Перцова 1988]). Это, однако, выходит за пределы настоящего обсуждения; здесь мы ограничимся лишь тем соображением, что поэтическое совмещение значений (по крайней мере, наши типы 2 и 3), будучи вполне очевидным аргументом в пользу «единства слова», не является ни в коей мере аргументом против принципа дискретности представления многозначности в словаре (то, какие словарные значения совмещаются, обычно нетрудно установить – труднее бывает описать эффект их совмещения, но это, по-видимому, выходит за рамки задач лексикографии). Тем более поэтическое совмещение значений не служит аргументом против принципа, что «в норме» в каждом конкретном употреблении реализуется какое-то одно значение слова (см. ниже): поэтический язык именно нарушает эту «норму», чем и достигается эффект.

Если поставить задачу перечислить все типы случаев, когда под одной «оболочкой» в высказывании скрывается несколько разных смыслов, то к этому списку следует добавить, с одной стороны, каламбур, т.е. создающее комический эффект соединение (обычно намеренное) двух очевидно различных смыслов, ни один из которых не «имеется в виду» (так как в намеренном каламбуре имеется в виду – рассмешить, и только)13. С другой стороны (т.е. с содержательно противоположного полюса), к этому списку примыкает соединение двух смыслов, расчленение которых в пределах данного высказывания невозможно (т.е. может быть произведено лишь на основании каких-то других контекстов – то, что поанглийски называется vagueness). Примером здесь может служить выражение Ср. о каламбуре в [Падучева 1982: 85]: «Высказывание, допускающее два или несколько осмыслений, которые все «имеются в виду» [...], следует признать семантически аномальным: назначение такого высказывания состоит не в том, чтобы выразить какойлибо из его смыслов, а в том, чтобы обратить внимание слушающих на игру смыслов друг с другом».

бороться с еретиками [Апресян 1974: 181], в котором реализованы одновременно два разных значения (бороться с кем-то за что-то и бороться с чем-то). Такие случаи неточно было бы называть совмещением значений; более принято их обозначать словом синкретизм или неразличение (впрочем, последовательности в употреблении этих терминов нет). Однако еще точнее было бы говорить, что в таких случаях слово имеет одно значение, но просто это значение – более высокого уровня, на котором признак, различающий значения более низкого уровня, не релевантен14.

Так, например, у глагола бояться отчетливо противопоставлены два значения: «эмоциональное», где на первом плане находится чувство страха, основанное на представлении о негативном характере некоторого события, и «ментальное» значение вероятностной оценки, см. [Зализняк 1983]. Эти два значения по-разному взаимодействуют с отрицанием. Так, во фразе (15) Я не боюсь съезжать с этой горы реализовано первое, «эмоциональное» значение (= ‘не испытываю страха’), а во фразе (16) Верой в будущее не боюсь / Показаться тебе краснобаем (Б. Пастернак) представлено «ментальное» значение: не боюсь показаться значит ‘не считаю вероятным, что это произойдет’.

Противопоставленность этих двух значений глагола бояться подтверждается возможностью языковой игры, примером которой может служить следующий эпизод, рассказанный В. Б. Шкловским15:

(17) Маяковскому передали, что Брюсов якобы сказал о нем «Боюсь, что из Маяковского ничего не выйдет».

Владимир Владимирович очень забавно показывал, как Брюсов спит и просыпается ночью с воплем:

– Боюсь, боюсь! – Ты чего боишься – Боюсь, что из Маяковского ничего не выйдет.

Между тем в других случаях, в том числе под отрицанием, выбор между этими двумя значениями оказывается невозможен – и при этом не в силу недостаточности контекста, а потому что данная оппозиция отсутствует в смысловом задании. Например, произнося фразу (18) Я не боюсь остаться одна, говорящий может иметь в виду, что либо этого не произойдет, либо это не будет плохо – причем такая эксплицитная дизъюнктивность присутствует лишь в нашем толковании; самим говорящим она скорее всего не осознается.

По существу та же самая проблема рассматривается в работах [Урысон 1997, 1998], где обсуждается явление «несостоявшейся полисемии»: речь идет о лексикографической трактовке «лексем» с дизъюнкцией в толковании – при том что в значительной части употреблений выбор не детерминирован (ср. дизъюнкцию ‘пространство или поверхность’ в толковании слова небо).

В. Шкловский. О Маяковском. М., 1940 (цит. по [Сарнов 2002: 11]). Этим примером я обязана С. А. Крылову.

Иными словами, в некотором контексте может оказаться несуществен признак, который различает два значения в других контекстах (и дает основание лексикографу различать их в словарном описании). Ср. в этой связи следующие высказывания Д. Н. Шмелева: «Семантическая структура целого ряда слов характеризуется тем, что отдельные значения, отчетливо отграничиваемые друг от друга в определенных позициях, в других позициях оказываются совместимыми, выступающими нераздельно» [Шмелев 1973: 77]. И далее: «Речь идет не о специальном приеме поэтического (часто просто каламбурного) использования слов в контексте, обнажающем их многозначность, а о том, что в обычных условиях речевого общения выделяемые значения не полностью и безусловно отграничены друг от друга [...] Подобная «диффузность» отдельных значений не создает затруднений для речевого общения, не делает высказывание двусмысленным, так как позиционная обусловленность различных значений многозначного слова сочетается с (также позиционно обусловленной) возможностью «совмещения» некоторых из них в определенных контекстах». [Там же, с. 80].

Обратим внимание на употребление кавычек при слове совмещение.

Что «совмещение значений» – явление не просто не периферийное, а в некотором смысле конституирующее для семантической системы языка, следует из того, что именно так происходит семантическая эволюция: в течение какого-то времени два значения совмещаются, не различаясь, а потом расходятся, инкорпорируя в свою семантическую структуру элемент значения контекста, в результате чего различие становится уже не позиционным, а ингерентным – ср.

известный пример Бенвениста le faucon vole la perdrix «сокол преследует и хватает на лету куропатку» [Бенвенист 1974: 333]. Нам сейчас очевидно, что ‘лететь’ и ‘воровать’ – это два разных смысла (соответствующих двум омонимам, на которые распадается современный франц. глагол voler), но ведь когда-то они выражались одновременно и нерасчлененно.

С указанной оговоркой (т.е. если случаи непоэтического синкретизма считать одним значением) можно согласиться с утверждением, что «в норме каждое многозначное слово используется в высказывании в каком-то одном из своих значений» [Апресян 2000: XXVII-XXVIII].

Способы представления многозначности Среди существующих на сегодняшний день способов представления многозначности, применяемых разными авторами, назовем следующие:

1. Иерархически упорядоченный (= многоуровневый) набор частных значений (традиционные толковые словари, Толково-комбинаторный словарь А. К. Жолковского и И. А. Мельчука; Ю. Д. Апресян).

2. Множество частных значений с заданным отношением производности (= семантической деривации), связывающих их с исходным значением, т.е. схема Куриловича (Е. В. Падучева, «семантические мосты» И. А. Мельчука, В. Туровский – операции над толкованием).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.