WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Обращения и самопрезентации получают у А.П. Чехова художественное преломление и отражают характерные особенности его творческой манеры:

Ну, лошадка, глажу тебя, чищу, кормлю самым лучшим овсом и целую в лоб и в шейку. Господь с тобой. (О.Л. Книппер, 27 сентября 1903, Т. 12, с. 551); Умница моя, голубка, радость, собака, будь здорова и весела, господь с тобой» (О.Л. Книппер, 17 декабря 1902, Т. 12, с. 506); Беззаконно живущий и беззаконно погибающий брат мой! (Ал.П. Чехову, 21 февраля 1889, Т. 11, с. 337).

В письмах А.П. Чехова языковые средства осознанно выводятся за пределы их обычного использования, подвергаются преобразованиям, чтобы создавался эффект необычности, а в результате – усиленного воздействия на речевого партнера. Это воздействие носит чаще всего комический характер.

Третья глава «Средства выражения комического других уровней языка в эпистолярном наследии А.П. Чехова» посвящена анализу фонетико-графических, синтаксических и стилистических средств создания комического в письмах А.П. Чехова, словотворчеству и формотворчеству писателя.

Фонетико-графические средства выражения комического в письмах А.П. Чехова представлены в виде пиктографических писем, данные сообщения у А.П. Чехова встречаются достаточно редко, их особенностью является то, что они обязательно сопровождаются текстом, скорее являясь иллюстрацией, которая более точно помогает писателю выразить свою мысль, а также развлечь адресата: Налево тянется гористый берег... Виден Эльбрус из-за гор, вот так:

Восходит мутное солнце... Видна зеленая Рионская долина, а возле нее Потийская бухта... (М.П. Чехову, 28 июля 1888, Т. 11, с. 251); символики чисел: как показывает обзор писем А.П. Чехова, числа играли у писателя большую роль, при употреблении им придавалось огромное значение и внимание. Например, отсылая письмо М.И. Чайковскому (16 марта 1890, Т. 11, с. 421), Антон Павлович зачеркивает на виньетке почтовой бумаги ласточку, а в письме поясняет: Позвольте зачеркнуть тринадцатую ласточку, дорогой Модест Ильич: несчастливое число. Или, написав письмо А.С. Суворину (13 октября 1889, Т. 11, с. 385), отмечает в первых строках своего послания: 13 октября (нехорошее число для начала) (имеется в виду писать письмо в этот день – Т.К.); встречаются фонетическо-орфографические искажения (фонетическая деформация слов:

прием ненормативного увеличения согласных (грамма-редупликация) (термин В.П. Изотова): Мою книжку Вы получите непррременно.

(М.В. Киселёвой, 13 сентября 1887, Т. 11, с. 155); фонетическое (произносительное) письмо: сестре в одном из писем А.П. Чехов пишет:

Кундасовой отдашьте французский атлас и путешествие Дарвина, стоящее на полке. (М.П. Чеховой, 23 апреля 1890, Т. 11, с. 433). Письмо, в котором употреблена данная лексема, неслучайно адресовано именно Марии Павловне: отдашьте – детское выражение М.П. Чеховой, сохранившееся в семейном обиходе Чеховых; фоносемантические подмены слов в составе высказывания: принцип обыгрывания фоносемантических сближений слов сводится к подчеркиванию смысловых различий фоносемантов: Я до такой степени свыкся с ездой по тракту, что мне теперь как-то не по себе и не верится, что я не в тарантасе и что не слышно дар-валдая. (Е.Я. Чеховой, 20 июня 1890, Т. 11, с. 470). В русской народной песне «Вот мчится тройка удалая» (Вот мчится тройка удалая Вдоль по дорожке столбовой, И колокольчик, дар Валдая, Гудит уныло под дугой) представлено словосочетание дар Валдая. В письме А.П. Чехова дар-валдай – это омофоничное переразложение начальной формы слова, игровая аллюзия; приём рифмовки, основанный на повторе созвучных сегментов: «С невестой разошёлся окончательно. <…> Всё на свете превратно, коловратно, приблизительно и относительно», – так пишет А.П. Чехов В.В. Билибину 28 февраля 1886 г. ).

Новообразования А.П. Чехова оригинальны, интересны и экспрессивны.

Окказиональное словотворчество в эпистолярном стиле Чехова проявляет его склонность к обыгрыванию коннотативных стилистически-разговорных моделей, образующихся по существующим в языке моделям, к созданию сложных слов, которые выражают субъективную и ситуативно-значимую оценку, поскольку в одном слове содержится целый аспект значений:

Автобиография У меня болезнь: автобиографофобия. Читать про себя какие-либо подробности, а тем паче писать для печати – для меня это истинное мучение. (Г.И. Россолимо, 11 октября 1899, Т. 12, с. 355).

Антон Павлович сам «поясняет» образование данного слова, шуточной болезни: фобия – непреодолимый, навязчивый страх; болезненное состояние, характеризующееся подобным немотивированным страхом [Современ. сл. иностр. слов 2001 : 819]. Ср. канцерофобия, клаустрофобия, агорафобия, ксенофобия и др; Бываю в театре. Ни одной хорошенькой. Все рылиндроны, харитоны и мордемондии. Даже жутко делается.

(М.В. Киселёвой, 29 сентября 1886, Т. 11, с. 103). Все новообразования имеют значение о человеке: некрасивый, внешне непривлекательный и создаются с помощью просторечных бранных слов «рыло», «харя», «морда». Подобные новообразования встречаются и в произведениях А.П. Чехова, например, в рассказе «Сапоги всмятку»: «Мордемондия Васильевна»; «Если ты, рылиндрон, не перестанешь писать…»; сложные прилагательные формируют неповторимый чеховский круг эпитетов, которые характеризуют, высвечивают сложные переплетения дополняющих, а чаще противоречивых качеств, парадоксальность и дисгармонию в явлениях жизни. Они помогают передать неоднозначное отношение и сформировать многоаспектную оценку.

Приведем примеры: Я отказался от добавочных и аккуратного писания, а он [Лейкин] шлет мне слезно-генеральские письма, обвиняя меня в плохой подписке, в измене, двуличии и проч. (Ал.П. Чехову, 17 января 1887, Т. 11, с. 116).

Использование окказионализмов А.П. Чеховым в письмах говорит не о недостатке словарного запаса автора, а о его виртуозности, языковом чутье, мастерстве, о жажде лингвистического эксперимента. Чехов предстает перед нами творцом, по-своему познающим мир и демонстрирующим словообразовательные возможности русского языка.

На синтаксическом уровне речь А.П. Чехова отличается индивидуальностью, неповторимой выразительностью и экспрессивностью за счет намеренного (шутливо-иронического) описания. К наиболее встречающимся приемам синтаксических средств репрезентации комического можно отнести прием зевгмы: В 8 час[ов] вечера дядя, его домочадцы, Ирина, собаки, крысы, живущие в кладовой, кролики – все это спало и дрыхло (М.П. Чеховой, 7-19 апреля 1887, Т. 11, с. 134). Подобные фразы построены по принципу нарушения логической однородности ряда – одной из излюбленных А.П. Чеховым стилистических фигур;

конструктивный прием создания целого текста (при намеренном нарушении принципа логической связности): этот принцип используется часто как стиль эпистолярного субжанра «сообщение новостей», например, У нас не совсем благополучно.

Буду писать по пунктам:

1) Болен отец. 2)Больна Маша. 3)Я болен инфлуэнцией. 4)Породистая телушка отморозила себе уши. 5)Гуси отъели петуху гребешок. 6)Часто ездят гости и остаются ночевать. 7)Земская управа требует от меня медицинский отчет. 8)Дом местами осел, и некоторые двери не закрываются. 9)Морозы продолжаются. 10) Воробьи уже совокупляются (Ал.П. Чехову, 6 февраля 1893, т.12, с.11); речевые приемы повтора на синтаксической основе (симметрия): Получил письмо от Коммисаржевской: поехала в Астрахань играть. Получил письмо от Александра: поехал на Аландские острова (А.С. Суворину, 20 мая 1897, Т. 12, с. 173). Синтаксический параллелизм – еще один излюбленный прием А.П. Чехова. «Он основывается на том, что смежные части текста имеют одинаковое синтаксическое строение. При этом возникает эффект выразительности за счет подчеркивания сходства или, напротив, несходства этих элементов или целых частей, чаще всего в плане их эмоционального восприятия» [Матвеева 2003 : 219]. Приведем примеры, ярко демонстрирующие приемы повтора на синтаксической основе: В Ялте много барышень и ни одной хорошенькой. Много пишущих, но ни одного талантливого человека. Много вина, но ни одной капли порядочного (А.Н. Плещееву, 3 августа 1889, Т. 11, с. 375).

Стилистические средства репрезентации комического также широко представлены в письмах А.П. Чехова. Наиболее частотны архаизация: имея стилистический оттенок торжественности, архаизмы придают шутливо-ироническую «возвышенность» эпистолярной манере А.П. Чехова:

Скажу большое спасибо и буду петь Вам, дондеже есмь (Н.А. Лейкину, 9 мая 1885, Т. 11, с. 59). Дондеже есмъ – перефразированная цитата из Псалтири, псалом 103, ст. 33: «…пою богу моему дондеже есмь», церковнославянизм, подчеркивающий экспрессию просьбы, выраженной в форме пиететной «патетики», использовании сниженно-просторечных слов:

для придания речи балагурства Чехов в своих письмах использует слова стилистически маркированные, а именно разговорные, тем самым задавая речи разговорную тональность: Письмо Ваше получил вчера. Принес его мне почтальон в рыжем пальто и с добродушной рожей… (Н.А. Лейкину, 7 апреля 1887, Т. 11, с. 126); Сюжет сложен и не глуп. Каждое действие я оканчиваю, как рассказы: все действие веду мирно и тихо, а в конце даю зрителю по морде. (Ал.П. Чехову, 10 - 12 октября 1887, Т. 11, с. 159);

речевая контрастность: наиболее типичными средствами достижения эмоционально-стилистической контрастности являются так называемые стилистические смещения, которые создаются различными сочетаниями разностильной лексики: Видаешь ли Суворина Пишешь ли Что пишешь Не предлагал ли суворинцам утилизовать твое писанье Вообще тебе надо выскакивать, не щадя живота. (Ал.П. Чехову, 17 января 1887, Т. 11, с. 116). Комический эффект в приведенном примере достигается неожиданным объединением слов, далеких по своей стилистической окраске.

Это и вызывает стилистическое смещение. Ср. комичные сочетания книжного, высокого стиля «не щадя живота» с разговорным «выскакивать» или использование книжного с элементом канцелярского стиля «утилизовать» и шутливого, разговорного «писанье». Замена в данном контексте, где говорится о совершенно обычном жизненном факте, общеупотребительных слов книжными снижает свойственную этим словам торжественность и придает речи острый иронический оттенок.

В заключении подводятся итоги работы, намечаются перспективы дальнейших исследований. Исследование позволило рассмотреть понятие «языковая личность» в современной лингвистике, выявить особенности идиостиля А.П. Чехова в эпистолярном жанре, описать языковые средства и художественные приемы выражения комического с учетом их обусловленности творческим потенциалом языковой личности в реализации языковых форм и значений.

Перспективой дальнейшего исследования является создание лексикографического словаря «Игровой дискурс эпистолярного идиостиля А.П. Чехова»; исследование языковых средств выражения комического в письмах Ал.П. Чехова (брата писателя) и проведение сопоставительного анализа с эпистолярным наследием А.П. Чехова; выявление роли фразеологических единиц в письмах А.П. Чехова; сравнительный анализ языковых средств и приемов выражения комического в эпистолярном наследии и художественных произведениях.

Приложение 1 содержит информацию об адресатах А.П. Чехова.

Приложение 2 описывает проект лексикографического словаря «Игровой дискурс эпистолярного идиостиля А.П. Чехова».

Основные положения диссертации отражены в 9 публикациях.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Кыштымова, Т.В. Трансформация фразеологизмов в эпистолярном дискурсе А.П. Чехова [Текст] / Т.В. Кыштымова // Вестник Челябинского гос. пед. университета. Научный журнал. – № 11. – 2008. – С. 238 – 247.

2. Кыштымова, Т.В. Ономастическая игра в письмах А.П. Чехова к брату (на примере обращений и самопрезентаций) [Текст] / Т. В. Кыштымова // Известия Уральского гос. университета. Серия 1. Проблемы образования, науки и культуры. Выпуск 24. – № 60. – Екатеринбург: УрГПУ, 2008. – С. 221 – 225.

Другие публикации:

3. Кыштымова, Т.В. Языковая игра как элемент эпистолярного стиля А.П. Чехова. Языковая игра и детская речь [Текст] / Т.А. Гридина, Т.В. Кыштымова // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Язык. Система. Личность». – Екатеринбург: УрГПУ, 2006. – С.42 – 52.

4. Кыштымова, Т.В. Словотворчество и формотворчество как элемент языковой игры в эпистолярном стиле А.П. Чехова [Текст] / Т.В. Кыштымова // Гуманитарные науки Югории: сб. науч. тр. Вып. 6. – Ханты-Мансийск: Полиграфист, 2007. – С. 100 – 106.

5. Кыштымова, Т.В. Игровой фразеологический дискурс частной переписки А.П. Чехова [Текст] / Т.В. Кыштымова // Креативная языковая личность в этносоциокультурном и прагмалингвистическом контексте.

Материалы международной научной конференции «Язык. Система.

Личность: Лингвистика креатива» 24 – 26 апреля 2008 г. – Екатеринбург, 2008. – С. 137 – 143.

6. Кыштымова, Т.В. Ирония как доминанта эпистолярного идиостиля А.П. Чехова [Текст] / Т.В. Кыштымова // Лингвистические чтения 2010. Цикл 6: Материалы Международной научно-практической конференции 27 февраля 2010 г., г. Пермь). – Пермь: ПСИ, 2010. – С. 130 – 132.

7. Кыштымова, Т.В. Обращения и самопрезентация А.П. Чехова к брату Ал.П. Чехову [Текст] / Т.В. Кыштымова // Язык и культура: материалы международной научно-практической конференции Борисоглебск, 16-17 ноября 2010 г. В 2-х ч. Ч. 1. / под ред. Т.А. Благодарной. – Борисоглебск: ГОУ ВПО «Борисоглебский государственный педагогический институт», 2010. – С. 286 – 291.

8. Кыштымова, Т.В. Игровой дискурс эпистолярного идиостиля А. П. Чехова (лексикографический проект) [Текст] / Т.В. Кыштымова // Язык.

Человек. Культура: сб. науч. тр. / Под ред. О.И. Коуровой. – Шадринск:

КИТУ БиП, 2010. – С. 42 – 50.

9. Кыштымова, Т.В. Ономастическая игра в частной переписке А.П. Чехова (на примере обращений и самопрезентаций) [Текст] / Т.В. Кыштымова // Молодой ученый. – № 3 (14). – 2010. – С. 188 – 190.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.