WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Переводчики художественной литературы широко применяют этот прием, благодаря чему переведенное русское предложение нередко приобретает более живое и «теплое» звучание, чем оригинальное английское:

He usually lost, and she was so good at arguing that he felt good about losing. (N. Hornby. About a Boy) Обычно он эти споры проигрывал, но она так здорово спорила, что ему даже не было обидно. (Пер. К. Чумаковой).

Н. Хорнби использует для выражения эмоций Маркуса, которому никогда не удавалось победить в споре свою маму, оборот “to feel good about something” («чувствовать моральное удовлетворение по поводу чего-либо»), форма которого допускает употребление только в действительном залоге. В переводе К. Чумакова заменяет действительный залог страдательным в сочетании с предикатом эмоционального состояния и вместо утверждения использует отрицание «ему не было обидно», чем придает русской фразе настроение ранимости и беззащитности, не столь ярко выраженное в оригинале. Ранимость и беззащитность – основные качества маленького изгоя Маркуса, и в данном предложении русский язык более отчетливо рисует этот образ, нежели английский.

Про эллиптические конструкции с отсутствующим подлежащим можно сказать, что этот значительно менее распространенный в английском языке, чем в русском, прием, при всей своей видимой простоте не только высокоэффективен с точки зрения повышения степени выраженности эмотивной тональности, но имеет тенденцию придавать повествованию живость и определенную стилистическую «зрелость». Данная конструкция представляется оптимальным средством репрезентации целого ряда состояний, общая черта которых – эмоциональное напряжение (тревога, смущение, озабоченность, неловкость, смятение, страх, стыд и т.п.):

He stood up and lit the candle. Then he disappeared. (J. Fowles. The Magus) Встал, зажег свечу. Растворился во тьме. (Пер. Б. Кузьминского) Сумрачная таинственность, окутывающая фигуру мистификатора Кончиса, успешнее передается эллиптической структурой русских высказываний, их краткостью и ощущением некоторой недосказанности, чем формально полной структурой английских предложений.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования и обобщаются основные результаты работы, которые могут быть кратко сформулированы следующим образом:

1. В данной диссертации были рассмотрены лексические и синтаксические средства репрезентации эмоционального состояния в современной англоязычной прозе с точки зрения художественного перевода с английского языка на русский. При сопоставлении английских и американских эмотивных текстовых фрагментов с их официально изданными переводами на русский прослеживается ряд закономерностей, определяющий отношение последних к первым. Так, на лексическом уровне русскоязычные переводы обнаруживают тенденцию к более подробному, многословному изложению эмоционально нагруженной информации, чем англоязычные подлинники; на синтаксическом уровне обнаруживаются как расширения текста перевода, обусловленные восполнением английских средств эмотивности, имеющих меньший «вес» в русском, так и отдельные сужения текста перевода, объясняемые искусным использованием переводчиками русских средств эмотивности, нераспространенных в английском.

2. Рассуждая о потенциальных способах усовершенствования художественного перевода эмоционально нагруженных текстов, на основании сделанных наблюдений можно отметить по возможности более гибкое и смелое отношение к русскому языку. К примеру, русскоязычным переводчикам рекомендуется взять на вооружение английский принцип компрессирования фраз: контекст нередко приходит на помощь и вносит достаточную ясность не только в английское, но и в русское повествование, а чрезмерная словарная перегруженность не идет на пользу эмотивным высказываниям, где крайне важна компактная образность и немногословность. Кроме того, весьма «выигрышными» с точки зрения выраженности эмотивной тональности и создания художественного образа оказываются переводы, в которых авторская эмотивная номинация трактуется посредством переводческой, а не разъясняется при помощи традиционной лексики – хотя, конечно, принятие подобных «переводческих решений» должно быть оправдано стилем оригинального текста.

Распространенным способом повышения степени выраженности эмотивной тональности (и, в некоторых случаях, средством компрессии русского высказывания и придания ему большей компактности по сравнению с английским) является использование суффиксов субъективного отношения – это весьма распространенное в русском языке морфологическое средство можно назвать одним из наиболее эффективных приемов при переводе английских эмотивных высказываний. Как показывает данное исследование, адекватным средством интерпретации авторских неологизмов, эмотивных фразовых глаголов, эмотивной инверсии и т.п. практически без исключения оказываются развернутые фразеологические обороты и устойчивые метафоры на языке перевода. Наконец, в исследовании выделяется ряд эмоциональных состояний, для маркировки которых оптимально подходят средства эмотивного синтаксиса русского языка, отсутствующие или малораспространенные в английском (безличные конструкции со значением эмоционального состояния и эллипсис подлежащего), и данные средства рекомендуются для интерпретации описаний подобных состояний.

3. В целом можно утверждать, что русскоязычные переводчики современной англоязычной литературы справляются с поставленной задачей, в большинстве случаев проявляя языковое чутье, выдерживая стиль оригинального произведения и иногда весьма находчиво оперируя русским языком – создавая новые, остроумные лексические формы. Говоря о недостатках их работы, следовало бы отметить встречающуюся временами небрежность в отношении смысловой части отдельных фрагментов текста оригинала и проявляющуюся иногда «робость» при интерпретации «труднопереводимых» элементов, из-за которой возникает ощущение некоторой формальности и сухости переведенного текста по сравнению с подлинником.

4. Сравнивая лексический и синтаксический уровни эмотивности с точки зрения перевода, можно сказать, что оба уровня могут и должны эффективно использоваться для достижения адекватности переводного текста. Проведенный анализ показывает, что лексический уровень, по сравнению с синтаксическим, ставит перед переводчиком несколько более сложные задачи, невыполнение которых сильнее сказывается на качестве перевода, однако он же и предоставляет широкий репертуар средств для решения этих задач. Синтаксический уровень создает для переводчика трудности, в основном, за счет несовпадения конкретных средств эмотивности в языках оригинала и перевода, но, с другой стороны, это обстоятельство нередко приходит на помощь переводчику, поскольку при использовании в тексте перевода синтаксического средства, отсутствующего в языке оригинала, переводное высказывание может в отдельных случаях превзойти оригинальное по выразительности.

В Приложении содержатся дополнительные фрагменты из произведений англоязычных авторов и их переводы на русский язык, иллюстрирующие обсуждаемые в диссертации тенденции лексического и синтаксического эмотивного употребления языка в художественной литературе.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Стрельницкая Е.В. Лексические средства выражения эмоционального состояния персонажа и особенности их использования при переводе художественных текстов с английского языка на русский // Вестник Московского Государственного Областного Университета. Серия:

Лингвистика. – 2010. – №3. – С. 131-135.

2. Стрельницкая Е.В. Синтаксические средства выражения эмоционального состояния персонажа и особенности их использования при переводе художественных текстов с английского языка на русский // Известия Санкт-Петербургского Университета Экономики и Финансов. Серия: Филология. – 2010.

– №3 (63). – С. 53-59.

3. Стрельницкая Е.В. Особенности эмотивной номинации в творчестве современных англоязычных писателей и способы художественного перевода неологизмов // Материалы XVI Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов», Москва, Филологический факультет МГУ им. Ломоносова, 13-апреля 2009 года: секция «Филология». – М.: МАКС Пресс, 2009. – С.

294-295.

4. Стрельницкая Е.В. Эмотивная инверсия в современной англоязычной прозе и способы ее компенсации при переводе художественных текстов с английского языка на русский // Материалы международной научно-практической конференции «Образование в современном мире» – Тула, Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого, 21-24 сентября 2009 года: секция «Проблемы филологического образования» – Т. 2 – С. 289-296.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.