WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Апробация работы. Основные положения диссертации отражены в четырех публикациях общим объемом 1,8 печатных листа. Результаты проведенного анализа были доложены и обсуждены на заседаниях кафедры английского языкознания филологического факультета МГУ им. М.В.

Ломоносова (2009-2010) и на международной конференции «Ломоносов2009» (Москва, филологический факультет МГУ, 2009).

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Наиболее ярко выраженной особенностью перевода эмотивных элементов английских художественных текстов на русский представляется детальность, развернутость русской фразы по сравнению с английской.

2. Среди типичных лексических средств эмотивности, подверженных расширенному, детализированному переводу с английского на русский можно выделить: фразовые глаголы; авторские неологизмы.

3. Среди потенциальных средств усовершенствования художественного перевода с английского на русский на лексическом уровне можно выделить:

- возможное «следование» за английской краткой и емкой фразой – более смелое сокращение, «обрубание» русской фразы – в тех случаях, когда это согласуется с синтаксическими нормами построения русского предложения, не искажает смысл и не снижает степень выраженности эмотивной тональности;

- более гибкое, творческое отношение к русскому языку – более смелое введение неологизмов в русскую фразу (в первую очередь при переводе экспериментальной литературы – фантастики, «молодежных» романов и т.п.).

4. Среди типичных синтаксических средств эмотивности, подверженных расширенному, детализированному переводу с английского на русский можно выделить различные виды инверсии.

5. Среди синтаксических средств эмотивности, распространенных в русском языке, но не свойственных английскому языку, успешно применяемыми в целях интенсификации выраженности эмотивной тональности при переводе с английского, представляются:

специализированные безличные конструкции со значением физического и эмоционального состояния, основанные на использовании глаголов страдательного залога и предикатов эмоционального состояния; эллипсис подлежащего.

Данные средства могут также считаться потенциальными приемами усовершенствования перевода с английского на русский.

Цель и задачи исследования обусловили структуру работы.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка сокращений, списка использованной литературы, списка текстов, послуживших материалом исследования, и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, обосновываются его актуальность и научная новизна, излагается теоретическая основа, дается краткая характеристика материала, описывается теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Эмотивность как текстовое воплощение эмоциональности и как лингвистическая проблема» рассматриваются теоретические вопросы, связанные с понятием эмотивности – эмотивность анализируется как языковое явление и неотъемлемое свойство любого развитого языка. С этой целью в §1 приводится краткий обзор основных концепций эмоциональности – ядра эмотивности и одного из центральных объектов изучения антропоцентрических дисциплин. Далее эмотивность анализируется с точки зрения современного языкознания – феномен эмотивности рассматривается как базовый компонент прагматики языка, определяются общетеоретические положения и актуальные вопросы изучения эмотивной семантики, описываются основные подходы к определению и анализу категории эмотивности. В этой главе явление эмотивности рассматривается также в соотношении со смежными категориями, такими как экспрессивность, модальность и оценочность, обсуждаются уровни эмотивности слова и текста, перечисляются составляющие эмотивного фонда языка на фонетическом, морфологическом, лексическом и синтаксическом уровнях.

Во второй главе «Художественный перевод как вид переводческой деятельности» раскрываются теоретические и практические особенности перевода художественной литературы: сопоставляются понятия эквивалентности и адекватности перевода, обсуждается проблема «переводимости», затрагивается вопрос межъязыковых соответствий, приводятся основные типологии переводческих трансформаций. Отдельно рассматривается явление экспрессивной конкретизации при переводе на русский язык, особенности передачи модальности при переводе и особенности перевода фразеологических единиц.

В третьей главе «Лексические средства эмотивности и особенности их применения при переводе с английского на русский» на примерах оригиналов и переводов на русский язык эмотивных текстовых фрагментов из произведений современных англоязычных писателей рассматриваются лексические средства эмотивности и особенности их использования при переводе с одного языка на другой.

Проведенное исследование показало, что наиболее подверженными «сложным» переводческим преобразованиям (в частности модуляции – замене словарного соответствия контекстуальным, логически связанным с ним)8, а, следовательно, наиболее интересными с точки зрения перевода являются слова с эмотивной семантикой в статусе созначения (или коннотации) (некоторые фразеологизмы, метафоры, авторские неологизмы/окказионализмы и т.п.), а также лексические единицы представляющие эмоцию косвенно, путем ее описания – т.е. контекстуальные эмотивы.

По результатам исследования, основная тенденция, прослеживающаяся при сравнении англоязычных оригиналов и русскоязычных переводов на уровне лексики состоит в развернутости и конкретности (или эксплицитности) русскоязычных высказываний по сравнению компактностью и емкостью (краткостью) англоязычных высказываний. При этом в исследовании учитывается явление эксплицитности как переводческая «универсалия»9, так как для сравнения проводится также сопоставление ряда переводов русскоязычных текстов на английский с их оригиналами, и в В основу исследования легла классификация переводческих трансформаций, предлагаемая В.Н.

Комиссаровым (см. Комиссаров В.Н. Указ. соч.).

Эксплицитность (explicitation) – одна из переводческих «универсалий», категория, подразумевающая развернутость, расширенность и «разъясненность» любого перевода по сравнению с любым оригиналом. К основным переводческим «универсалиям» исследователи также относят упрощение (“simplification”), «стремление избегать повторов» (“avoidance of repetitions”), нормализацию (“normalization”) и «нейтрализацию» (“levelling out”), т.е. стилистическую сглаженность текста, отказ от ярких стилистически маркированных слов. См., в частности: Toury G. The Nature and Role of Norms in Literary Translation. – 1978.

– p. 83-100; Baker M. Corpus Linguistics and Translation Studies. Implications and Applications // Text and Technology: In honor of John Sinclair. – Amsterdam, 1993. – p. 233-250; Kenny D. Lexis and Creativity in Translation. A Corpus-based Study. – 2001. Следует, однако, отметить, что при непосредственном сопоставлении оригиналов и переводов справедливость некоторых из этих положений в полной мере не подтверждается (в частности, «нейтрализация» – см., например: Натитник А.В. Творческое использование языка и его границы в переводе: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 2006).

случае последних эксплицитность текста перевода по сравнению с текстом оригинала наблюдается в значительно меньшей степени, чем в случае перевода англоязычных текстов на русский (в целях удобства наблюдения эксплицитность предлагается «измерять» в количестве используемых автором и переводчиком лексических единиц):

а) перевод с английского на русский:

Mouth confirmed eyes. (J. Fowles. The Magus) (1 лексическая единица) Губы повторили то, что читалось в глазах. (Пер. Б. Кузьминского) (лексические единицы).

б) перевод с русского на английский:

[Доктор] вышел из комнаты, как в воду опущенный, с чувством недоброго предзнаменования. (Б. Пастернак. Доктор Живаго) (4 лексические единицы + 2 лексические единицы) … He [the doctor] went out of the room depressed, with a feeling of foreboding. (Transl. M. Hayward, M. Harari) (1 лексическая единицы + лексическая единица).

Это явление объясняется принципиально различным подходом к преподнесению информации в двух языках: русский язык, по наблюдениям многих исследователей, стремится к максимальной ясности изложения, не допускает недоговоренностей10. Английский же как бы «предполагает», что некоторые образы слишком красноречивы для того, чтобы дополнительно их разъяснять, а говорящие обладают достаточным жизненным опытом и эмоциональной восприимчивостью, чтобы мгновенно выстроить в сознании нужную ассоциацию. То есть, английский язык, в отличие от русского, в основном «опирается» на контекст, а не на максимальную ясность отдельно взятой лексической единицы. Это свойство английского языка весьма часто отражается в произведениях англоязычных авторов и в большинстве случаев сталкивается с пояснением или «детализацией» при переводе на русский.

См., например: Кузьмин С.С. Идиоматический перевод с русского языка на английский (теория и практика) – М., 2007.

Зачастую компактные английские оригиналы выигрывают в художественном отношении по сравнению с многословными переводами на русский. Примером могут служить многочисленные фрагменты англоязычного оригинала романа В.В. Набокова «Лолита» и выполненного им самим перевода этого романа:

Upon hearing her first morning yawn, I feigned handsome profiled sleep. (V.

Nabokov. Lolita) Услышав ее первый утренний зевок, я изобразил спящего, красивым профилем обращенного к ней. (Пер. В. Набоковa).

В английском варианте слова “handsome profile” употребляются в адъективной роли посредством присоединения к существительному “profile” окончания –ed, и определяют существительное «sleep». В русском выражение «изобразил красиво-профильный сон» звучало бы надуманно и неуклюже, поэтому автору приходится расширить описание, включая в него слова «спящего» и «обращенного к ней». За счет своей компактности английское предложение звучит более выразительно и остроумно, чем русское.

Еще более показателен следующий пример:

… I especially remember one wry face on an “ugh!” basis… (V. Nabokov.

Lolita) … мне особенно памятна одна такая ужимочка, основанная на подразумеваемом звуке «Ы»… (Пер. В. Набоковa) В этом случае преимущество гибкости и емкости английского языка проявляется особенно ярко – фраза «гримаска на основе «Ы!»» вряд ли была бы допустима в русском повествовании. При этом громоздкие слова «основанная на подразумеваемом звуке «Ы»» почти полностью убивают непринужденную иронию фразы Гумберта Гумберта, подтрунивающего над манерой Лолиты выражать свои эмоции, делают предложение наукообразным.

Из широкого разнообразия факторов, обслуживающих тенденцию эсплицитности русского эмотивного высказывания по сравнению с английским, в работе выделяется несколько наиболее репрезентативных закономерностей.

Отмечается широко распространенное использование англоязычными авторами фразовых глаголов (которые в исследовании предлагается относить к своеобразной «компактной фразеологии») для построения эмотивных высказываний и развернутый перевод этих лексических единиц на русский. В двух нижеследующих примерах переводчики сталкиваются с распространенным английским фразовым глаголом “to warm to sb”, который, в отличие от многих других эмотивных фразовых глаголов имеет лишь одно значение – “to begin to like sb”11 («начать испытывать симпатию к комулибо»):

And then […] because she warmed to Lola and wanted to draw her closer – Briony told her about meeting Robbie on the bridge… (I. McEwan. Atonement) А потом […] потому, что испытывала теперь теплые чувства к Лоле и хотела сблизиться с ней, - Брайони поведала о встрече с Робби на мосту… (Пер. И. Дорониной);

… I never really warmed to Clovis … (W. Boyd. Brazzaville Beach) Я никогда не питала особой нежности к Кловису … (Пер. Е.

Дунаевской).

И. Доронина и В. Дунаевская по-разному переводят этот оборот, но обеим переводчицам приходится расширить высказывание.

Англоязычные писатели довольно часто экспериментируют с фразовыми глаголами, смело вводя новые, авторские формы – в таких случаях тенденция русскоязычных переводчиков к «пояснению» и «расширению» проявляется особенно ярко:

The things that impressed me were his genius in talking the clothes off females and his unremitting reading. (T. Fisher. The Thought Gang) A. P. Cowie & R. Mackin. Oxford Dictionary of Phrasal Verbs. – Oxford, 1993.

Наибольшее впечатление на меня производили его талант заговаривать женщин до состояния, когда они начинали срывать с себя тряпки одну за другой, пока не оставались в чем мать родила, и его ненасытная способность читать. (Пер. А. Нестерова).

В ходе исследования выделяется несколько наиболее распространенных типов «расширяющего» и «разъясняющего» перевода фразовых глаголов на русский язык.

В первую очередь следует отметить замену одного английского фразового глагола двумя, или несколькими, русскими глаголами:

People wear away from each other. (I. Shaw. Evening In Byzantium) Люди иногда надоедают друг другу. И расходятся. (Пер. Т.

Перцевой).

В данном случае, помимо разбивания одного английского глагола на два русских переводчик также довольно удачно использует прием членения предложения12.

Для передачи эмоций в англоязычных текстах очень характерен тип фразовых глаголов, построенных по схеме “to (verb) smb. into/out of smth./doing smth”. Фразовые глаголы этого типа наиболее часто переводятся на русский двумя/несколькими глаголами (или двумя/несколькими грамматическими основами):

Then I thought that perhaps I could frighten Pyle into inactivity by warning him of his danger … (G. Greene. The Quiet American) Потом я подумал, что, может быть, мне удастся припугнуть Пайла и заставить его все бросить, предупредив, что ему грозит опасность … (Пер. Р. Райт-Ковалевой).

Важно упомянуть, что фразовые глаголы, используемые англоязычными авторами для выражения эмоций своих персонажей, довольно часто и, как правило, весьма удачно интерпретируются Одна из «классических» переводческих трансформаций, перечисляемых В.Н. Комиссаровым. См.

Комиссаров В.Н. Указ. соч.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.