WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 42 |

«Современная буржуазная психология, как мне кажется, целиком базируется на предварительно не проверенной, критически не осознанной, догматически воспринятой предпосылке, смысл которой заключается в положении о том, будто объективная действительность непосредственно и сразу влияет на сознательную психику и в этой непосредственной связи определяется ее деятельность» (Узнадзе, 1966. С.158). При этом Узнадзе отмечает, что принцип непосредственной связи психических явлений основан на принципе непосредственной связи физических явлений, то есть психическое обусловлено так же, как и физическое физическим, психическими же причинами. Он называет это принципом «замкнутой каузальности природы» В. Вундта:... «психические следствия имеют в своей основе активность психических причин». При этом отмечается, что психические процессы взаимосвязанны и взаимовлияемы, на чем основывается ассоцианистическая психология, гештальтпсихология, феноменология (см.: Узнадзе, 1966.

С.159).

Строго говоря, вся психология, то есть любое ее направление, действительно следует этому принципу исходя из своего предмета исследования, выделения психических феноменов в особый класс исследуемых явлений. Другое дело, что при этом неизбежно возникает, с одной стороны, противопоставление физического мира и мира психического, а с другой стороны, всегда есть опасность психофизического параллелизма в той или иной форме. Но и здесь необходимо одно существен60 А.А. Девяткин ное уточнение. С одной стороны, декартовский дуализм не столь легко преодолеваем в практике исследования, сколь часто отвергаем в работах общего характера. С другой стороны, вероятно, на сегодняшний день идеи Ренатуса еще не могут быть достаточно аргументированно отвергнуты, ибо ими все равно пользуются в той или иной степени. Наиболее оптимальный вариант соотношения физического и психического предложен, по нашему мнению, в рамках экологического подхода в психологии. Что же касается постулата непосредственности, то существуют позиции, противоположные теории установки, и им сложно отказать в убедительности. «Нужно отметить, что в некоторых психологических концепциях связь «объект и его первичный образ» трактуется как опосредованная; между объектом и образом включается еще некоторый третий член. В этой связи подвергался критике так называемый постулат непосредственности. Однако этот постулат в том виде, как он сформирован первоначально, относится совсем к другому. С точки зрения этого постулата непосредственно данными являются наши знания о собственном внутреннем психическом мире (интроспекция – это якобы привилегия психологии), тогда как знание о физическом мире формируется не непосредственно, а через целую систему референтов. Другой смысл постулата непосредственности состоит в утверждении прямой связи стимула и реакции» (Ломов, 1984.

С.165). Вероятно, необходимо относиться к «постулату непосредственности» как к базовой посылке, на которой строится вся теория, ибо если мы отвергнем это положение, то нет смысла во всех последующих построениях. Однако здесь нам видится еще одна сторона вопроса, которая не может быть оставлена без внимания при обсуждении вопроса «физическоепсихическое» в психологии. Нам думается, что психология вообще не должна рассуждать об абстрактных психических свойствах, процессах или состояниях. Это единственная наука, которая обязана рассматривать физическое и психическое в рамках одной системы – живого организма. Ибо если утеряна индивидуальность, утеряна жизнь исследуемого организма, то Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе для психологии это означает потерю почти полностью предмета изучения.

Недейственность большинства психологических доктрин обусловлена именно их интенцией на абстрактную психику неживого индивида. Психология должна заниматься только психикой живого человека во всем его многообразии, при всей его индивидуальности. Психология постепенно должна стать психологией одного человека, психологических закономерностей индивида в его взаимосвязи с окружающим миром.

Идея взаимодополнительности и взаимозависимости индивида и окружающего мира наиболее последовательно развивается экологическим подходом в психологии. Важно при этом, что и в теории Узнадзе, и в экологическом подходе базовым является понятие активности индивида, а сама установка считается ступенью развития психического и введена им в психологию именно с целью «обоснования факта наличия развития в психике». При этом он рассуждает прежде всего о возможных формах психического развития и существовании психической жизни до ее сознательных форм. «Скорее, наоборот, придется признать, что ступени сознательных психических процессов по необходимости предшествует активность психики, протекающая без всякого участия сознания, что существует, так сказать, досознательная ступень развития психики» (Узнадзе, 1966. С.139). Из этого вытекает невозможность принятия аргумента А.Г. Асмолова о существовании психики (по Д.Н. Узнадзе) только как состоящей из сознания. Он считает (Асмолов. – А.Д.), что если согласиться с Д.Н. Узнадзе, то «социальная установка, взятая в своей интрапсихической форме, выступила бы тогда по отношению к этой базовой категории (к установке. – А.Д.) как вторичный феномен, как порождение первичной установки» (см.: Асмолов, Ковальчук, 1977. С.153).

С этими аргументами сложно согласиться, учитывая время написания работы Узнадзе. Сам же Узнадзе традиционность психологии видит в несколько ином аспекте. «Таким образом, мы видим, что общепризнанным принципом традиционной психологии является положение о непосредственном характере связи между обычными психическими процессами и между 62 А.А. Девяткин психическими и физическими процессами» (Узнадзе, 1966.

С.162).

Сегодня нам понятна его основная идея, задачи, стоявшие перед Узнадзе в тот период, и общее состояние проблемы понимания психического, где еще не содержалось представления о положительном бессознательном, поэтому психика понималась большей частью как сознание. Однако если толковать его высказывание дословно, то возникает интересная мысль о том, что Узнадзе между психикой человека и окружающим миром ставит некое образование внепсихического характера, которое он называет установкой.

Хотя сама идея может быть отвергнута «с порога» как абсурдная и можно сказать, что Узнадзе добавляет в понятие психического еще помимо сознательных процессов и бессознательную установку, однако мысль Узнадзе о биосфере как способе преодоления постулата непосредственности наводит на размышления о том, что установка виделась Узнадзе не только как внутреннее психическое образование индивида.

Важно помнить при этом, что постулат непосредственности рассматривается не отдельно, а в связи с другими постулатами, например эмпирическим, который в определенной степени сглаживает недостатки «преодоления постулата непосредственности», ибо отчасти предполагает прямое восприятие.

Эмпирический постулат, по мнению Узнадзе, состоит в том, что между животным и средой, в которой существует это животное, всегда находится «пропасть», которую животное познает методом проб и ошибок для удовлетворения своих потребностей: «К ряду таких же мало проверенных предпосылок эмпирической психологии относится положение, согласно которому в основу человеческой жизни следует полагать наличие некоторого чисто эмпирического принципа, регулирующего всю жизнь и поведение живого существа. Смысл этого эмпирического принципа сводится к следующему: между живым организмом и средой следует предположить в принципе наличие глубокой пропасти, которая не дает живому организму возможности непосредственно пользоваться данными этой среды» (Узнадзе, 1966. С.162). Между окружаюТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе щим миром и организмом в принципе не может быть никакой пропасти и никакого антагонизма, ибо окружающий мир состоит в том числе и из данного организма. Они организованы по принципу взаимодополнительности, встроенности и взаимозависимости. Организм получает возможности для существования из окружающего его мира, являясь в то же время основой для существования других элементов окружающего мира. Каждому виду предоставляются лишь те возможности, которые необходимы для его существования – ни больше и ни меньше. Бльших не предоставляется в принципе, в силу заведомого несовершенства тех или иных органов. Меньше – тоже не предоставляется, хотя для выживания очень существенен фактор активности организма по извлечению возможностей, которые потенциально даны в окружающем мире, но которые еще нужно реализовать для удовлетворения собственных потребностей. Если в животном мире все это достаточно понятно, то социальность человека вносит сюда дополнительные коррективы в виде нравственности, морали, законов, «формирования разумных потребностей» и так далее. Кстати, Ш.А. Надирашвили впоследствии назовет это «райское» сосуществование среды и человека взаимодействием на уровне индивида, что кажется нам очень правильным и вполне соотносимым с принципами экологического подхода.

Важно при этом помнить, что Узнадзе описывает установку «как то опосредующее образование между влиянием среды и психическими процессами, которое объясняет поведение человека, его эмоциональные и волевые процессы: то есть выступает детерминантом любой активности организма» (Ждан, 1990. С.319).

Мы особо подчеркиваем понятие «активность» в данном контексте, ибо это как раз то, что отличает установку от аттитюда, и то, что возвращает нас к пониманию имманентной активности психического у Брентано. Брентановская активность и интенциональность получают в теории установки достаточную конкретизацию механизмов активности и интенциональности, столь ей необходимых. «Дело в том, что установка сама по себе есть источник психической энергии, которую она че64 А.А. Девяткин рез имманентную потребность личности черпает из реального мира при первой же встрече данной потребности с ним как с единственно возможным объектом своего удовлетворения.

Ибо установка не только переводит энергию внешнего раздражения в ту или иную определенную потребность в том или ином определенном предмете, а затем и в деятельность, но и посредством следующей за этим объективацией делает возможным переход самой этой потребности в сознание, за чем следует побуждение к активности» (Шерозия, 1978. С.53).

Можно спорить относительно последовательности прохождения всех перечисленных этапов, но основное для нас состоит в том, что обосновывается активная взаимосвязь индивида и окружающего мира через «вычерпывание», «извлечение» возможностей из окружающего мира. Очень существенным видится представление о том, что здесь ведется речь об определенной потребности и определенном предмете, которые объединяет установка, являющаяся в данном случае механизмом первоначального выбора и данной конкретной потребности, и данного конкретного предмета удовлетворения потребности. Важно признание окружающего мира как единственного источника удовлетворения потребности.

Следующей важной чертой установки является определение ее как целостного, динамического и обладающего направленностью состояния. Именно эти характеристики оказываются потом утерянными в большинстве теорий аттитюда, впрочем, как и в теории установки. «Мы могли бы сказать, что это состояние, не будучи сознательным, все же представляет своеобразную тенденцию к определенным содержаниям сознания.

Правильнее было бы называть это состояние установкой субъекта, и это потому, что, во-первых, это не частичное содержание сознания, не изолированное психическое содержание, которое противопоставляется другим содержаниям сознания и вступает с ними во взаимодействие, а некоторое целостное состояние субъекта; во-вторых, это не просто какое-нибудь из содержаний его психической жизни, а момент ее динамической определенности. И, наконец, это не какое-нибудь определенное частичное содержание сознания субъекта, а целостная Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе направленность его в определенную сторону на определенную активность. Словом, это, скорее, установка субъекта как целого, чем какое-нибудь из его отдельных переживаний, – его основная, его изначальная реакция на воздействие ситуации, в которой ему приходится ставить и решать задачи» (Узнадзе, 1966. С.150).

Данное замечание имеет для нас огромное значение, поскольку подтверждает верность предположения о существовании в механизме установки особой, изначальной направленности на предмет. В самом деле: если установка будет пониматься нами именно как «основная, изначальная реакция», то соответственно должна возникать и направленность этой реакции, она просто не может быть ненаправленной. Сам же момент изначальной реакции на воздействие ситуации, рассмотренный с точки зрения экологической психологии, есть прежде всего анализ, первичный выбор возможностей окружающего мира. Следовательно, основываясь на базовой идее Д.Н. Узнадзе о механизме формирования и главных характеристиках установки, можно далее развивать положение о взаимодействии индивида и окружающего мира исходя из понимания их в экологическом подходе в психологии.

Установка обосновывает все взаимоотношения индивида и окружающего мира и является экологическим механизмом психики, определяющим взаимоотношения на базовом уровне психической организации. Сразу следует отметить, что эти отношения могут быть как сознательными, так и неосознанными. Хотя, надо заметить, что в целом в данном случае налицо бихевиористическая модель психики. «Это значит, что в результате воздействия объективных раздражителей (...) в испытуемом в первую очередь возникает не какое-нибудь содержание сознания, которое можно было бы сформулировать определенным образом, а скорее некоторое специфическое состояние, которое лучше всего можно было бы характеризовать как установку субъекта в определенном направлении. Эта установка, будучи целостным состоянием, ложится в основу совершенно определенных психических явлений, возникающих в сознании. Она не следует в какой-нибудь мере за этими 66 А.А. Девяткин психическими явлениями, а наоборот, можно сказать, предваряет их, определяя состав и течение этих явлений» (Узнадзе, 1966. С.151). Вероятно, важным моментом здесь может стать указание на то, что установка влияет не на всю психику, а на «психические явления», хотя это положение и требует отдельного исследования, но уже здесь можно заметить, что установка может выполнять и функцию различения возможностей окружающего мира. Впоследствии мы обозначим механизм, способный это осуществлять, как экологический компонент социальной установки. У самого же Д.Н. Узнадзе мы обнаруживаем: «Следовательно, можно считать, что установка относится к той категории фактов действительности, которая находит возможность проявления в самых разнообразных условиях:

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.