WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |

Представляя гештальтистские традиции, С.Аш и Левин (Аsch, 1940; Lеwin, 1941) подвергли сомнению представленную ранее бихевиористами известную модель смены и формирования аттитюда на основе теории научения. Аш замечает, что эти ранние теоретические исследования объектов аттитюда так же, как и согласие с коммуникатором, рассматриваются как фиксированное несогласие с источником, к которому коммуникация привязывалась. Здесь теория научения показывает недостаточную релевантность к одному из значений аргументов. Аш был уверен, что это дает неверную картину функционирования аттитюда. Согласно ему, любой фон или содержание, которые влияют на значение коммуникации как на его источник, могут влиять на индивидуальное принятие его аргументов.

Один из важнейших вкладов Аша состоит в том, что все последующие исследования аттитюда на основе теории научения обязаны были учитывать процессы приобретения и смены значений. При всем этом сам Аш никогда не сравнивал в своих работах его когнитивную ориентацию с формулировками Л. Дуба, основанными на теории научения. Однако для разработки конструкта имплицитной реакции теории Дуба лучше было бы «встретиться» с возражениями Аша, чем с формулировками Лорге и Торндайка (см.: Grееnwald Вrоm, Оstrom, 1968). Влияние доверия коммуникатора или престижа источника информации было интерпретировано Торндайком (1935) и Лорге (1936) как обусловливание аффективной реакцией на коммуникатора, которая ассоциировалась с содержанием коммуникации.

Таким образом, гештальтистские традиции сыграли существенную роль для аттитюда. «Наиболее видным представите38 А.А. Девяткин лем теории поля Левиным была введена в поле как одно из измерений личность с ее предыдущим опытом и потребностями. Этим он фактически дошел до признания роли закономерности установки. Но все же Левин пытается объяснить психическую активность человека понятием психического поля и старался изгнать понятие установки из сферы психологии.

Вместе с тем следует отметить, что фактически, объективно его исследования способствовали внедрению и применению понятия установки в социальной психологии» (Надирашвили, 1974. С.14).

Надирашвили отмечает, что исследования гештальтпсихологов подтвердили невозможность понять психическую активность человека только лишь на основе понятия переструктурированности психического поля без учета понятия установка. В этой мысли Надирашвили содержится существенное для нас замечание относительно похожести установки и эффектов действия поля в гештальттеории. Гештальтистскобихевиористические ориентации Дж. Гибсона и его понимание окружающего мира вполне соотносимы с понятием поля К. Левина – с той лишь разницей, что у Гибсона это поле пассивных возможностей и активного индивида, а у Левина особое значение придается активности сил поля.

Из этого может быть сделан вывод о важности для явления установки понятия интенциональности, направленности, которая самым непосредственным образом связана с окружающим миром как два взаимозависимых компонента в системе координат поля. Однако здесь следует отметить, что в чистом виде теория поля К. Левина должна быть отнесена не только к гештальтпсихологии, поскольку важнейшее место в ней занимают когнитивные процессы и мотивы. Это позволяет говорить о данной позиции как о промежуточной между гештальтистским и когнитивным направлением. Это же мы часто наблюдаем и у Дж. Гибсона. Как отмечают Г.М.Андреева, Н.Н.Богомолова и Л.А.Петровская, теория К. Левина, несмотря на близость к гештальтистам, имеет и новые аспекты, которые можно свести к следующему: 1) предложение принципов исследования личности, а не перцепции. Особое внимание при этом уделяется Исследования социальной установки в зарубежной психологии понятию мотива. Важна проблема связи когнитивных и мотивационных процессов; 2) усвоение понятия поля. У К. Левина оно имеет отличное от гештальттеории понятие, которая употребляет понятие «поле» в значении перцептивной структуры и дается сознанию непосредственно. В представлении Левина поле – это структура, в которой совершается поведение. Оно охватывает в нераздельности мотивационные устремления намерения индивида и объекты вне его. При этом очень важной становится идея взаимодействия индивида и окружения. В теории К. Левина используется идея валентности, которая объясняет направленность «локомоций» индивида в «жизненном пространстве». Несколько в стороне здесь стоят исследования групповой динамики, которые охватывают проблемы стиля лидерства, проблемы сплоченности и групповой дискуссии. В концептуальном аппарате когнитивных теорий главным понятием является «когнитивная организация», «когнитивная структура». Ч.Осгуд считал одним из главных понятие «значение». Все теории когнитивной ориентации можно подразделить на две большие группы: 1) теория когнитивного соответствия (Ф. Хайдер; Т. Ньюкомб; Л. Фестингер; Ч. Осгуд; П. Танненбаум; Р. Абельсон; М. Розенберг) и 2) теории С.Аша, Д. Креча, Р. Крачфильда, которые используют понятия когнитивизма, но не принимают идею соответствия (см.: Андреева, Богомолова, Петровская, 1978).

Как уже отмечалось, проблема смены социальной установки видится многим исследователям как центральная проблема всей социальной психологии. М. Брустер Смит отмечает, что «тема смены аттитюда является центральной не только в теории и исследованиях в социальной психологии. Она охватывает феномены и проблемы, которые одинаково важны в изучении личности, культуры, политики и сферы потребления» (Smith, 1968. Р.458). Тема смены аттитюда включает непременное изучение условий, при которых подобные диспозиции изначально формируются и впоследствии модифицируются в направлении деятельности личности совместно с окружающей ее физической, социальной и информационной средой. Данная проблема включает такие аспекты смены аттитюда, как одно40 А.А. Девяткин временная смена сравнительно незначительных и специфических значений «мнения» и глубинных чувств, которые являются составляющими личности. Подобные изменения могут проходить в одном случае естественным образом, а в другом – путем преднамеренного убеждающего коммуникативного воздействия.

Проблема смены аттитюдов связана с практикой изучения общественного мнения и выборов, а также проблем исследований в малых группах (Lеwin, 1951; Fеstinger, 1950). Лазарсфельд и Катц объединили эти две исследуемые проблемы (см.:

Каtz, Lаzаrsfеld, 1955). В то время психоаналитическая интерпретация природы аттитюдов была очень популярна среди американских психологов и в корне изменила их подход к теории личности. К числу этих исследователей относятся прежде всего Лассуэл (Lаswell) и авторы «Авторитарной личности» (Аdоrnо, Frenkel-Вruswik, Lеvinsоn, Sаnfоrd, 1950), которые в своей работе показали, как могут быть интегрированы этнические аттитюды. Это исследование явилось в дальнейшем составной частью разработок личностной динамики, объединив исследования личности и смену аттитюда.

Если говорить о смене аттитюда с точки зрения инструмента измерения, то в соответствии с диспозициями аттитюды традиционно измерялись путем установления согласия или несогласия с набором стандартизованных утверждений. Ожидалось, что концепция и принцип, выделенные в общей психологии, должны пролить свет на процесс смены аттитюда. Ховланд в 1961 году, К.В.Шериф, М. Шериф и Небеграл в году предприняли многообещающее начинание в этом отношении. В контексте теории убеждающей коммуникации их идеи сводились к следующему: отношение личности к противоречивому высказыванию может быть скоординировано и направлено в сторону отличной точки зрения, которую сам реципиент считает приемлемой. Эффект же убеждающей коммуникации в этом случае будет зависеть для реципиента в значительной степени от расстояния между позицией слушателя и защищаемой позицией коммуникатора, как он сам их представляет на шкале аттитюда. Максимальный эффект убежИсследования социальной установки в зарубежной психологии дающего воздействия будет иметь место в том случае, когда позиция, занимаемая коммуникатором, окажется вблизи границ принятия реципиента. При этом условии он стремится сократить разницу в мнениях с коммуникатором. Это широко известный так называемый ассимилятивный эффект. В этот момент реципиент максимально открыт для влияния. Когда позиции коммуникатора оказываются в одной для реципиента зоне отвергания, последний становится недоступен влиянию и наблюдается эффект контрастной оценки позиции. В этом случае лишь тема, которая характеризуется низкой вовлеченностью «Я», может быть принята и способна оказать влияние на смену аттитюда, поскольку он не является значимым для личности (Shеrif аnd Ноvland, 1961).

Таким образом, выделяются три достаточно обособленных группы исследователей, изучающих проблему смены аттитюда. В общих словах, это группы, пытающиеся установить закономерности смены в зависимости от стимулов, в зависимости от личностных особенностей и в зависимости от структуры аттитюда. В первой предложены три гипотезы смены: теория конгруэнтности (Осгуд, 1957), теория когнитивного диссонанса (Фестингер, 1954), теория баланса (Абельсон и Розенберг, 1958). Второе направление исследует личностные особенности реципиента (К. Ховланд, Шериф, Небергал и другие). Третья группа занималась изучением структуры аттитюда (Брэм, Коуэн, Розенберг, Абельсон и другие). Основная идея состояла в перенесении принципа равновесия на компоненты аттитюда.

Когнитивное направление в исследованиях аттитюда Мы останавливаемся отдельно на рассмотрении когнитивного направления в изучении социальной установки потому, что современную когнитивную ориентацию можно назвать «наиболее широким, выражающим дух современной психологии» (Ждан, 1990. С.346) направлением. А многие проблемы и подходы к их решению уходят еще в период античности.

42 А.А. Девяткин Среди основателей когнитивной психологии называют имена Дж. Андерсона, Дж. Брунера, Д. Бродберта, У. Найссера, Д. Нормана, А. Пайвио, П. Линдсея, Г. Саймона, Л. Фестингера, Ф. Хайдера. Когнитивная концепция строилась на основе исследований Э. Толмена, Д. Миллера и Ю. Галантера и К. Прибрама.

На формирование направления сильное влияние оказали работы Гибсонов, которому У.Найссер посвящает свою книгу «Познание и реальность» (1986). «Генетические исследования Пиаже и Бауэра, работы по восприятию Джеймса и Элеоноры Гибсонов (...) можно рассматривать как вклад в содержательную когнитивную психологию» (Найссер, 1986. С.120).

Человек в когнитивной психологии рассматривается как действующий, активно воспринимающий и продуцирующий информацию. Его деятельность обусловлена своеобразными планами, стратегиями и правилами мышления. Один из ведущих представителей направления У. Найссер определяет задачи когнитивной психологии, среди которых он выделяет необходимость понимания познавательной активности в контексте целенаправленной деятельности в условиях реального мира (см.: Найссер, 1986. С.120).

Когнитивную ориентацию в современной социальной психологии наиболее трудно рассматривать как единую школу.

При этом сущность подхода состоит в том, что социальное поведение объясняется при помощи описания познавательных процессов, анализируются психическая деятельность, структуры психической жизни. Главным аспектом в этом анализе становится процесс познания, который связывается в этом случае с социальным поведением: впечатления о мире интерпретируются в идеи, верования, ожидания, аттитюды, которые и выступают регуляторами социального поведения. Поведение зависит от образов, понятий и прочих когнитивных структур (см.: Андреева, Богомолова, Петровская, 1978). По мнению этих авторов, главными проблемами социальной психологии когнитивного направления являются проблемы перцепции, аттитюда и аттракции. Все это позволяет понять, почему ее теоретическим источником выступает гештальтпсихология.

Исследования социальной установки в зарубежной психологии Указанные выше авторы отмечают, что теории когнитивного соответствия являются ядром когнитивной ориентации, центральной идеей которой принято представление о том, что когнитивная структура человека не может быть несбалансированной. Если это возникает, то возникает тенденция к изменению подобного состояния. К этой идее были обращены взгляды сразу нескольких исследователей. Источниками принято считать идеи Курта Левина о природе конфликта и книгу Теодора Адорно «Авторитарная личность». Среди крупных теорий когнитивного соответствия наиболее известны: теория структурного баланса Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкомба, теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера, теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума (см.: Андреева, Богомолова, Петровская, 1978).

Лучше всего, пожалуй, начать анализ когнитивного направления в исследовании аттитюдов с рассмотрения теории Ф. Хайдера, который считал себя специалистом в области межличностных взаимодействий (Наidеr, 1946; 1958), но своими работами оказал сильнейшее влияние на теорию аттитюда. Как и теория К. Левина, его анализ был основан на предположении о том, что для понимания действий аттитюдов и их влияния на поведение необходимо изучение индивидуальных когнитивных представлений окружающего мира, жизненного пространства личности. Люди, объекты и события взаимодействуют друг с другом аналогично динамическим когнитивным системам. Первостепенную важность в жизненном пространстве имеют каузальная атрибуция, уровень непринадлежащих характерных пар элементов и степень, с которой индивиду следует или не следует вовлекаться в определенную активность.

На этих нескольких базовых понятиях основывался хайдеровский анализ предпочтений и неприятий, который оказал огромное влияние на исследование в области аттитюдов. Основываясь на принципах когнитивного баланса как на центральном постулате, развивали свои теории Ньюкомб, Осгуд, Фестингер, Абельсон, Розенберг, Инско, Чоплер (Nеwcomb, 1953; 1961; Оsgood еt al., 1955; Fеstinger, 1957; Аbе1sоn and Rоsеnberg, 1958; Posenberg and Ноwland, 1960; Insсkо аnd Schopler, 1967).

44 А.А. Девяткин Характеризуя теорию структурного баланса Ф. Хайдера, авторы «Современной социальной психологии на Западе» отмечают, что он является наиболее последовательным гештальтистом, хотя идея не разрабатывалась специально для социальной психологии, а идет больше в русле общей когнитивной психологии. Ф. Хайдер считается одним из основателей когнитивной психологии. Главная его идея состоит в том, что, по его мнению, люди склонны развивать упорядоченный и связный взгляд на проблему и на мир. Каждый индивид строит «наивную психологию» как попытку объяснить логику и источник событий, с ним происходящих. В своей книге «Социальная перцепция и феноменальная причинность» (1944) он, ориентируясь на восприятие, выдвинул свой основной тезис:

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.