WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 42 |

Существование социальной установки обосновано именно моментом переживания в «теперь-источнике», а сущность структуры социальной установки отражается уже в ретенцианальной области, поскольку характер структуры обусловлен способом удержания (ретенции), который всегда возникает как уникальное образование, так же, как характер существования, основанный на переживании «точки-источника». В этом и состоит их взаимосвязь, взаимозависимость и взаимодополнительность. Уникальность структуры каждой социальной установки индивида основана на оригинальности процесса ретенции, а общность феномена социальной установки основана на общности горизонта переживания «точки-источника», интерсубъективности как имманентной социальности сознания, поскольку жизненный мир, переживаемый как общий для всех, есть лучшая основа социальности самого переживания.

Таким образом, время есть конкретный конституирующий механизм уникальности структуры социальной установки и общности функционирования социальной установки как психического феномена.

Вероятно, что ретенция соотносима с уровнем аттитюда, ибо Гуссерль говорит о том, что ретенция – это моментальное осознание фазы, которая уже завершена, то есть фазы, в момент которой возникает отношение к тому, что произошло. Соответственно этому возникает необходимость в структурировании сформированного отношения, структура которого должна быть адекватной или хотя бы примерно близкой к новообразовавшейся структуре.

274 А.А. Девяткин Сама же структура, к которой должно сформироваться какое-либо отношение, обоснована тем выбором возможности, который осуществлен механизмом интенциональности экологического компонента социальной установки. Вероятно, именно на этом основана иллюзия каузальности психического.

Поскольку же ретенция является функцией интенциональности (Гуссерль), то ее действия на уровне аттитюда в общей структуре социальной установки неотделимы от предыдущего уровня – экологического компонента социальной установки.

Социальная установка, таким образом, приобретает ту или иную степень структурированности в зависимости от взаимодействия ее различных компонентов. Целостность структуры социальной установки, ее консистентность возникает от момента экологического выбора возможности (ситуационная структура выбора), «точки-источника», где формируется переживание субъекта и процесса ее последующего «достраивания», до общей структуры на уровне когнитивного, аффективного и поведенческого компонентов.

Финальным структурообразующим фактором «полной» социальной установки является компонент тенденции к действию, к реализации намерения, то есть поведенческий компонент. «Хорошо» структурированная социальная установка представляет собой некоторую целостность всех этих элементов, когда реализация поведенческого компонента не требует пересмотра выбора возможности и формирования иного переживания «точки-источника».

При этом очень важно помнить, что механизм ретенции является основой для антиципации, то есть для предвидения последствий реализации выбранной возможности. Момент выбора удерживается в ретенциональной области до тех пор, пока не становятся ясными последствия реализации выбора возможности. И тогда происходит структурирование всей цепочки, на основе которого возможно формирование отношения, которое либо встраивается в общую структуру социальной установки и потом может реализовываться в поведении, либо не встраивается, и тогда вновь требуется поиск новой возможности для ее реализации.

Экологическая концепция социальной установки В нашем эмпирическом исследовании сформированные социальные установки были классифицированы по уровню структурированности подобного типа (см.: Девяткин, 1996).

«Полная», «хорошая» структурированность состоит в том, что выбор возможности реализуется и возникает отношение, которое находит выражение в поведении. Деструктурированность социальной установки выражается в том, что выбор возможности не обеспечивается требуемым отношением, либо отношение отчасти соответствует выбору, но не может реализоваться в поведении на основе выбора данной возможности. В этом случае полная реализация возможности может противоречить отдельным элементам консистентной системы социальных установок индивида.

Все эти способы анализа возможны лишь при феноменологическом подходе к социальной установке, когда в ходе феноменологической редукции, то есть отстранении от существования конкретных переживаний субъекта, происходит анализ собственно структуры социальной установки.

Вероятно, сам субъект не может анализировать сущность структуры социальной установки, отвлекаясь от ее существования, в то время как почти все методики изучения социальной установки основаны именно на анализе данных, полученных от субъекта. Но этот анализ в традиционных методиках как бы продолжает линию субъекта – исследователь стремится быть как можно ближе к позиции субъекта. Между их позициями существует значительная разница в понимании и использовании времени – если субъект всегда настоящее видит как фундированное прошлым, то исследователь способен отстраниться от подобной каузальности.

Время структурирует переживания, структурирует социальную установку, но не связывает однозначно прошлое, как причину и настоящее, как следствие. И хотя в принципе подобная связь не исключается, но для нас это не является предметом рассмотрения, ибо каузально могут быть связаны события, но никак не временные характеристики. Особенно наглядно это видно в нашем эксперименте (см.: Девяткин, 1996), когда субъект пытается «переставить местами» события, кото276 А.А. Девяткин рые объективно происходили в разное время и могут быть совершенно не связаны друг с другом. Но субъект стремится связать их в рамках каузальной зависимости. Произвольно взятое событие выделяется из потока событий, и ему приписывается статус причины других происходящих процессов.

Эти манипуляции возможны прежде всего потому, что с причиной соотносится понятие прошлого, а со следствием – настоящего или ближайшего прошлого. Важно помнить при этом, что для функционирования живого организма важнее время, которое Б. Ф. Ломов называл «живым временем», то есть временем, с которым связаны все процессы индивидуальной психической жизни.

Анализ подобного «живого времени» возможен только на основе эмпирического феноменологического психологического метода. Время и смысл в рамках живого организма, находящегося в окружающем мире, являются основными факторами действия механизма экологического компонента социальной установки. Рефлексия сознания, понимаемая на основе сети интенциональностей Мерло-Понти, позволяет анализировать комплекс вариантов возможностей и направлять внимание на удерживаемую фазу. В этом суть действия особого образования в психике человека – экологического компонента социальной установки.

Перспективы исследования феномена социальной установки Определив в первой части социальную установку как психосоматическую функцию, которая обладает свойством извлечения сущностной информации окружающего мира, мы предположили, что социальная установка должна иметь механизм, обеспечивающий извлечение сущностной информации.

Данным механизмом нам видится механизм интенциональности экологического компонента социальной установки, который обладает возможностью извлекать сущностную инфорЭкологическая концепция социальной установки мацию и интегрировать вновь созданные социальные установки в общую систему социальных установок индивида.

В связи с предложенной нами трехуровневой схемой строения установки и ее новыми компонентами и функциями, мы рассмотрели целый ряд вопросов, относящихся к характеристике окружающего мира, понятий «возможности», «сущностная информация», «экологический компонент социальной установки», «информация», «социально-экологическая ниша», «выбор возможности», «жизнь-структуры-окружающего-мира», «схема», «интенциональность экологического компонента» и других. Особым образом проанализировали экологический подход в психологии Дж. Гибсона, на основе которого рассматриваем все проблемы социальной установки.

Экологический подход в психологии зрительного восприятия связан с именем американского ученого Дж. Гибсона, концепцию которого принято относить к разделу «когнитивная психология» (см.: Величковский, 1981; Найссер, 1981).

Нам представляется, что исследования Дж. Гибсона лучше выделить в отдельное направление в психологии, которое можно было бы так и назвать: «экологическое направление».

По нашему мнению, это можно обосновать тем, что Гибсон расходится с главным постулатом когнитивной психологии – «информация обрабатывается», а также потому, что философские и психологические основы Дж. Гибсона достаточно оригинальны и перспективны для решения традиционных проблем психологии. Вероятно, экологический подход Дж. Гибсона в ближайшем будущем окажется в центре парадигмы современной психологии.

Главной особенностью экологического подхода является попытка взглянуть на проблемы психологии зрительного восприятия с точки зрения окружающего человека экологического мира. При этом потребность в новой философии сосуществования человека (и животного) с окружающим его миром сочетается с отказом от локковской пассивности души.

Центральным вопросом ставится вопрос взаимодействия индивида с окружающим миром на основе непосредственного восприятия на базе идеи взаимозависимости мира и индивида.

278 А.А. Девяткин Индивид невозможен без окружающего мира, а окружающий мир без индивида. В первом случае организм находит возможность только в окружающем мире, во втором – окружающий мир превращается в мир физический.

Окружающий мир состоит из элементов, которые встроены друг в друга, взаимозависимы, на них не распространяется закон сохранения вещества.

Окружающий мир и индивид взаимозависимы также на основе того, что индивид черпает возможности для удовлетворения своих потребностей из окружающего мира, а мир предоставляет ему эти возможности.

Возможности окружающего мира содержатся в информации, которая находится в окружающем мире. Информация окружающего мира служит для восприятия ее организмом; при этом сама информация не передается, не принимается, не перерабатывается, а извлекается активно индивидом. Понятие «информация» у Гибсона несет совершенно иную нагрузку, нежели понятие «информация» в традиционном представлении. Для разведения этих двух различных понятий мы вводим понятие «сущностная информация». Информация несет в себе возможности окружающего мира, которые одновременно относятся и к индивиду, и к окружающему миру; они одновременно и реальны, и феноменальны, и объективны, и субъективны.

Само понятие «возможность» подразумевает взаимодополнительность мира и индивида: воспринимать окружающий мир – это значит воспринимать его возможности. Процесс восприятия возможностей Гибсон основывает на явном и неявном знании. При этом непосредственное восприятие возможности он называет неявным знанием, а опосредованное восприятие – явным знанием, которое опосредуется, например, знаком. Обосновывая тезис о существовании возможностей и в окружающем мире, и в индивиде, Гибсон подчеркивает, что нет «двух» миров (физического и психического), а есть лишь один мир – экологический.

Понимаемый подобным образом термин «возможность» положен в основу нашего подхода к проблемам социальной Экологическая концепция социальной установки установки, поскольку в теории Д.Н. Узнадзе понятие «возможность» не разработано в той мере, которая позволяла бы осуществить его применение в экологическом подходе к установке.

Принимая за основу узнадзевское представление о формировании установки как «встречи» потребности и ситуации, мы доказываем принципиальную допустимость замены понятия «ситуация» на понятие «возможность». Тем самым перед нами встает задача выбора возможности окружающего мира для формирования социальной установки.

Особое место в теории Гибсона отводится понятию «экологическая ниша», которое понимается им как набор возможностей для существования определенного вида и определенного организма.

Воспринимая предмет, мы воспринимаем не его качества, а те возможности, которые он нам предоставляет. Нам представляется, что набор социальных установок индивида определен набором окружающих его возможностей. Особые возможности предоставляют индивиду другие люди – это социальные возможности; поэтому мы вводим термин «социально-экологическая ниша» индивида.

Гибсон особо подчеркивает, что воспринимается одновременно и окружающий мир, и сам человек (экстерорецепция, эгорецепция), поэтому возможности могут пониматься как свойства окружающего мира, соотнесенные с наблюдателем.

Вследствии этого восприятие представляется ему психосоматическим актом живого наблюдателя, именно по этой причине в нашем определении социальной установки она обозначена как «психосоматическая функция». Понимаемая таким образом информация соотносится не с рецепторами, а с окружающим миром, поэтому она уничтожает разрыв между восприятием и знанием.

Восприятие связано у Гибсона с постижением и представляет собой поток, из которого невозможно выделить дискретное восприятие. Гибсон подчеркивает, что новое представление о восприятии подразумевает новую теорию познания. Поскольку восприятие непосредственно (его можно проверить 280 А.А. Девяткин «тестом на реальность»), то для теоретического анализа процессов социальной установки (в частности, процессов выбора возможности окружающего мира) исследователю необходим метод феноменологического рассмотрения.

Особое место и в теории Гибсона, и в нашей концепции занимает понятие «возможность» окружающего мира. В настоящее время существует две традиции изучения понятия «возможность»: философская и психологическая. В психологии изучение понятия «возможность» почти отсутствует и соотносимо больше с понятиями «актуальное» и «потенциальное» (Артемьева). В философии понятие «возможность» соотносимо с понятием «действительность». Особенность экологического представления о понятии «возможность» состоит в том, что оно тесно связано с понятием «окружающий мир».

При этом сама структура окружающего мира (взаимозависимость, встроенность, предметность, наличие возможностей), вероятно, является эколого-гуманистическим императивом нашего времени, выстраданным развитием философии и психологии прошлого и настоящего.

Окружающий мир целостен, имеет некоторое сходство с точки зрения своей структуры с гештальтистским представлением о структурности и целостности. Целое при этом образовано взаимозависимыми и встроенными элементами, но оно уже нечто иное, чем сумма этих отдельных элементов.

Главное отличие целостности структуры окружающего мира состоит в том, что это живая структура окружающего мира:

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.