WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |

В натурфилософии XVII – XVIII веков время рассматривалось как поток длительности, который существует независимо от процессов окружающего мира. Здесь выделялась, например, категория абсолютного времени (Ньютон) как условия бытия и относительное время как характеристика конкретных процессов. Понимание времени как длительности процессов свойственно Декарту, Дидро, Гольбаху, Лейбницу. Время как форЭкологическая концепция социальной установки ма упорядочения набора ощущений или опытов представлялось Беркли и Юму. Кант видит во времени априорную форму чувственного созерцания. Вопрос о времени во многом парадоксален, поэтому решать его можно по-разному: здесь может быть одинаково успешно доказан как тезис о «неповторимости» времени (цикличный характер времени), так и тезис о несуществовании времени в реальности вообще (см.: Яковлев, 1991. С.59).

Весь процесс изучения времени можно охарактеризовать как «очеловечивание» времени: первоначально тотальное обожествление времени почти во всех мировоззренческих системах сменилось его абсолютизацией, которая просуществовала до появления теории относительности. Именно тогда стали разделяться физическое, биологическое, социальное и психологическое время. Причем под последним понималось время, которое переживается человеком. Именно момент переживания станет центральным для многих концепций времени, в том числе и для Гуссерля.

Вероятно, будет правильным считать, что на сегодняшний день существует четыре основных направления изучения времени: 1) физическое время; 2) биологическое время; 3) социальное время; 4) психологическое время. При этом выделяются две основные концепции времени: квантовая и событийная.

В событийном подходе время и его наполненность ставятся в зависимость от событий, которые совершились в данный период.

Квантовая теория предполагает выделение некоего стандарта, «кванта», элемента времени, которым можно изменить все временные характеристики.

Указанные концепции времени оказались достаточно плодотворными, но их ограничения касались исследования психологического времени в масштабе индивидуальной жизни человека.

Исследователями неоднократно отмечались работы П. Жане о времени, где он рассматривает психологическую эволюцию личности в онтогенезе через время жизни, связывая при этом историческое, биологическое и психологическое время.

246 А.А. Девяткин Шарлотта Бюлер рассматривает время с трех точек зрения:

биографической, ценностной и творческой. Полем Фрессом изучаются способы адаптации человека к условиям существования во времени. С его точки зрения, понятие времени имманентно когнитивной организации человека как вида, которое возникает как форма приспособления (см.: Ковалев, 1988.

С.221-222).

Сам Вл.И. Ковалев, представляя свою концепцию психологического времени человека, выделяет уровни, которые он характеризует как субъективно-переживаемое время и перцептуальное время. Выделяются подуровни освоения и овладения временными свойствами, управление временем. «Ключевым понятием нашего исследования является понятие «временной организации жизни», в котором диалектически связаны процесс и структура» (Ковалев, 1988. С.220).

Концепция Ковалева представляется нам как не вписывающаяся в предлагаемую Головахой и Кроником общую структуру исследований времени в психологии (квантовая, событийная, личностно-психологическая). Сами исследователи Головаха и Кроник никак не оценивают концепцию Ковалева (тем же платит, кстати, и он), однако нам их позиции близки в той части, где идет речь о процессе целесообразного и целенаправленного структурирования периодов и моментов жизни (Ковалев) и причинно-целевых процессах (Головаха, Кроник).

Нас в первую очередь интересуют именно процессы целеполагания, направленности в их естественной связи с каузальностью. Именно это позволит нам перекинуть затем мостик к темпоральной структурированности сознания у Гуссерля. Исследователи Головаха и Кроник предлагают свою «причинноцелевую концепцию психологического времени», отмечая при этом, что «теоретическими предпосылками данной концепции являются философские и культурологические представления о связи между временными и причинными отношениями. В ее основе – реляционный подход к проблеме времени в целом, согласно которому длительность, последовательность, направление и другие свойства времени производны от структуры конкретного процесса и отношений между происходящими в Экологическая концепция социальной установки нем событиями» (Головаха, Кроник, 1988. С.210). При этом нас больше всего интересует положение о так называемых «детерминационных связях между событиями», которые, по нашему мнению, должны быть дополнены механизмами интенциональности.

Сама же гипотеза причинно-целевого обоснования психологического времени, согласно авторам, выглядит так: «Ключевое положение причинно-целевой концепции психологического времени можно определить следующим образом: психологическое время формируется на основе переживания личностью детерминационных связей между основными событиями ее жизни. Специфика детерминации человеческой жизни заключается в том, что наряду с причинной обусловленностью последующих событий предшествующими (детерминация прошлым) имеет место и детерминация будущим, то есть целями и предполагаемыми результатами жизнедеятельности.

Эти два типа детерминационных отношений находят свое отражение в наиболее частых высказываниях (с союзами «потому что» и «для того чтобы»), которыми мы пользуемся, анализируя взаимосвязи событий своей жизни. Такого рода причинные и целевые связи являются, согласно предлагаемой концепции, единицами анализа психологического времени личности» (Головаха, Кроник, 1988. С.211).

Особо выделяются нами здесь размышления о различных видах детерминации, ибо в случае с детерминацией будущего это направленность на то, что Гуссерль называет протенцией, а в случае с прошлым – ретенцией. При этом мы должны признать, что время не представляет собой некоего целостно детерминированного образования. Это значит, что одна его часть может быть обусловлена каузально, другая же (и в этом суть нашего подхода) обусловливается интенционально. Это означает, что интенциональное переживание не только обосновывает направленность сознания и его темпоральность, но и само время может быть в какой-то части интенционально обусловленным. В рамках причинно-целевой концепции детерминация понимается так: «Детерминационные связи между жизненными событиями характеризуются: направлением, знаком, про248 А.А. Девяткин тяженностью, субъективной вероятностью, принадлежностью к прошлому, настоящему или будущему. По своему направлению связи разделяются на причинные (из прошлого в будущее) и целевые (из будущего в прошлое). По своему знаку – на положительные («благодаря», «достичь») и отрицательные («вопреки», «избежать»). Протяженность связи определяется хронологическим интервалом между событием-причинной и событием-следствием (или событием-целью и событиемсредством). Субъективная вероятность межсобытийной связи характеризует степень уверенности личности в том, что одно событие выступает детерминантой другого. Представления личности о связи событий ее жизни и уверенность в наличии тех или иных связей зависят от сформированности в обществе различных социальных норм, регулирующих жизненный путь («жизненное расписание») человека, а также от степени интериоризованности этих норм личностью» (Головаха, Кроник, 1988. С.211). Однако здесь важнейшие для нас моменты – направленность, целеполагание, целесообразность не раскрываются, а если и анализируются, то с позиций привычного почтительного избегания телеологичности.

Едва не во всех анализах различных концепций времени почти не упоминается подход Гуссерля – именно в силу его интенциональной основы. Между тем сегодня уже очевидно, что механизма интенциональности не хватает многим психическим образованиям, а в первую очередь – установке. Прежде чем характеризовать концепцию времени Гуссерля, позволим себе привести известное соображение Б. Яковенко, который описывает разные способы философствования, акцентируя внимание на необходимости феноменологического взгляда на проблемы философии.

Феноменологический подход в психологии сегодня – императив времени, настоятельная необходимость ее совершенствования. Важно при этом отстраниться от дихотомии, «материалистическое-идеалистическое» как намеренно упрощенной позиции, которую можно было бы обозначить как натурализм или позитивизм.

Экологическая концепция социальной установки «Натурализм есть миропонимание, присущее всякому наивному мыслителю, будь то первобытный человек, дикарь, или представитель современного уклада жизни. Мир представляется ему в категории отдельной пространственно данной вещи и принимается таким, каким открывается непосредственно в акте чувственного познания. Окружающее состоит, по его мнению, из материальных, осязательно конкретных сущностей, живущих во внешнем и чужом ему пространстве и обладающих от себя теми свойствами и особенностями, в одеянии которых он их воспринимает. В той же самой чувственной схеме мыслит он себе и все сверхчувственное – само пространство, время, мир как целое. (...) Такая точка зрения философски совершенно неприемлема уже потому, что она не только ничего не объясняет, а даже, наоборот, затрудняет всячески понимание Сущего» (Яковенко, 1912. С.74).

Именно здесь и заключена вся разница в подходах: время нельзя исследовать как «существующее», его можно исследовать только как «сущность», на чем настаивает Гуссерль, и что достижимо только с позиций феноменологии. Даже с позиций сегодняшнего дня – «время не существует само по себе, вне материальных изменений... (Философский энциклопедический словарь, 1983. С.94), необходимо изучение именно «сущности» времени. Это необходимо, в том числе и в психологии.

Итак, напомним, что для Гуссерля темпоральность – это прежде всего характеристика сознания, его основа, которая сама находится внутри интенционального переживания. Основная единица времени при этом именуется «теперь-моментом». Впереди ее идет протенция, а позади – ретенция.

Гуссерлево понимание времени самым тесным образом связано с пониманием интенциональности и феноменологической рефлексии. Именно интенциональность структурирует и время, и сознание индивида. Если ранее мы отмечали, что сознание понимается им как процесс смыслообразования в акте интенционального переживания, то, очевидно, возникает и другая характеристика сознания – его темпоральность, которая может анализироваться через рефлексию как схватывание временного потока «теперь-момента».

250 А.А. Девяткин Это возможно потому, что акты эпох предполагают приостановку всяческого существования предыдущего суждения. Это же правило действует и тогда, когда попадает в поле зрения время как объект исследования. Гуссерля на протяжении всего его творчества интересовала проблема темпоральности сознания.

«Специфика феноменологического учения о сознании состоит в том, что вопрос о сознании может быть задан только косвенно – как вопрос о времени; с другой стороны, специфика феноменологического учения о времени состоит в том, что вопрос о природе времени может быть поставлен только косвенно – как вопрос о сознании. Иными словами, задать вопрос о времени означает задать вопрос не только об определенных формах осознания времени, но и об определенных временных формах того или иного модуса сознания, того или иного вида интенциональности. Задать вопрос о сознании означает задать вопрос о существовании переживаний или содержаний сознания в единстве темпорального потока сознания» (Молчанов, 1988. С.59). Согласно Гуссерлю, именно благодаря темпоральности возможна связь между рефлексией и сознанием.

При этом существенным замечанием является то, что феноменологическая рефлексия не есть интроспекция в классическом понимании. Главной задачей здесь является попытка структурировать поток сознания в феноменологической рефлексии.

Отбрасывается все, что до сих пор являлось очевидным, что виделось как следствие чего-то, как результат воздействия внешних предметов. В этом случае феноменологическая рефлексия как бы оживляет временность сознания и является в момент интенционального переживания.

Хорошо известно, что многие положения о времени Гуссерль выработал либо на основе идей Ф. Брентано, либо в полемике с ним. Самым главным достоинством Ф. Брентано Гуссерлю представляется его мысль о том, что в психологии время имеет последовательность и длительность, отличную от длительности и последовательности самого психического акта.

«Психологи, за исключением Брентано, безуспешно пытаются установить источники представлений о времени по той причине, что они смешивают объективное и субъективное время:

Экологическая концепция социальной установки «Длительность ощущения и ощущение длительности различны», – подчеркивает Гуссерль (Husserliana. 10. S.12). Брентано полагал, что источником наших переживаний различных модусов времени является фантазия-представление, первичная ассоциация, которая присоединяется к первичному ощущению после того, как перестает действовать вызвавший его стимул» (Молчанов, 1988. С.60).

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.