WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 42 |

«Конечно, за три столетия редукционизм претерпел серьезные изменения. Внутри линии развития, включающей когнитивную психологию, можно выделить этапы строго механистического, энергетического, а затем информационного и вычислительного сведения. Последние формы, несомненно, чрезвычайно близки столь распространенному в новейшей западной философии семиотическому редукционизму, характерному в большей или меньшей степени для прагматизма, неокантианства, лингвистического релятивизма, неопозитивизма и так далее. Но наиболее распространенной формой на сегодняшний день все же остается механистический редукционизм» (Величковский, 1982. С.282). Нам представляется, что сам по себе редукционизм вообще явление неизбежное и суть состоит только в его направленности и степени выраженности. Вероятно, это можно соотнести с размышлениями Кузанца об истине, которая не может быть познана ничем, кроме нее самой же. «Наш конечный разум, двигаясь путем уподоблений, не может постичь истину вещей. Ведь истина не бывает больше или меньше, она заключается в чем-то неделимом и, кроме как самой же истиной, ничем в точности измерена быть не может, как круг, бытие которого состоит в чем-то неделимом, не может быть измерен не-кругом. Не являясь истиной, наш разум тоже никогда не постигает истину так точно, чтобы уже не мог постигать ее все точнее без конца, и относится к истине, как многоугольник к кругу: будучи вписан в круг, он Экологическая концепция социальной установки тем ему подобнее, чем больше углов имеет, но даже при умножении своих углов до бесконечности он никогда не станет равен кругу, если не разрешится в тождестве с ним» (Кузанский, 1979. С.53). В данном случае мы сводим все многообразия функционирования психики намеренно к действию только механизма интенциальности экологического компонента социальной установки, поэтому столь важно сопоставить понятия «схема» (у Найссера) и «установка». Хотя в конечном итоге все эти механизмы должны дополнить друг друга, минимизировав тем самым проблему редукционизма.

«Схема – это та часть полного перцептивного цикла, которая является внутренней по отношению к воспринимающему, она модифицируется опытом и тем или иным образом специфична в отношении того, что воспринимается. Схема принимает информацию, как только последняя оказывается на сенсорных поверхностях, и изменяется под влиянием этой информации; схема направляет движения и исследовательскую активность, благодаря которым открывается доступ к новой информации, вызывающей в свою очередь дальнейшее изменение схемы» (Найссер, 1981. С.73).

Исходя из этого определения, мы можем видеть, что понятие схемы очень похоже на квалификационные характеристики понятия «установка». Хотя в принципиальной позиции точки зрения Узнадзе и Найссера расходятся: схема – это «часть полного перцептивного процесса», а установка – это механизм, предшествующий любому акту восприятия.

«Восприятие, действительно, – конструктивный процесс, однако конструируется отнюдь не умственный образ, возникающий в сознании, где им восхищается некий внутренний человек. В каждый момент воспринимающим конструируются предвосхищения некоторой информации, делающие возможным для него принятие ее, когда она оказывается доступной» (Найссер, 1981. С.42).

Здесь чрезвычайно важно то, что схема как бы сама активизирует все структуры восприятия, поскольку она «направляет перцептивную активность и трансформируется по мере развертывания последней». Гибсон считал активность индивида 218 А.А. Девяткин по извлечению информации одним из главных принципов организма. Найссер пишет, что «активность схемы не зависит от какого-либо внешнего источника энергии. При наличии информации нужного вида схема примет ее и, может быть, вызовет действия, направленные на поиск новой информации. (...) Мотивы – это не чужеродные силы; это просто более широкие схемы, принимающие информацию и направляющие действия в более широком плане» (Найссер, 1981. С.75). Здесь ярко продемонстрировано всесилие гидравлической модели психики З. Фрейда, ярым противником которой является У. Найссер.

Несмотря на внешний полный отказ от терминологии и основных гипотез, «широкие схемы» все равно принимают и направляют действия. Думается, что это результат неприятия У. Найссером понятия информации, предложенного Дж. Гибсоном, который говорит четко и неоднократно: информация не принимается и не передается, она существует постоянно и извлекается организмом из окружающего мира. Это сразу и навсегда уничтожает психологический «закон сообщающихся сосудов». Сам У. Найссер графически представляет свое видение схемы следующим образом:

Объект (наличная информация) Модифицирует Выбирает Направляет Схема Исследование Рис. 4. Перцептивный цикл по У. Найссеру Здесь схема представлена не изолированно, но в общей структуре перцептивного цикла, в котором и возникает то значение, используемое потом индивидом. «Автор вводит поняЭкологическая концепция социальной установки тие перцептивного цикла, предполагающее активное предвосхищение событий на основе существующих схем и последующую модификацию схем в процессе сбора информации. В этом циклическом взаимодействии особенно важную роль играют движения субъекта» (Величковский, 1981. С.7).

О важности движения говорит и сам Гибсон, считая его одним из основных компонентов психической организации; без движения невозможна проверка на истинность получаемой информации, невозможно извлечение информации вообще.

Перцептивный цикл осуществляет взаимодействие индивида с окружающим миром на основе извлечения информации через движение во времени. «Таким образом, понятие перцептивного цикла объясняет, как можно воспринимать значение наряду с формой и пространственным расположением» (Найссер, 1981. С.43). Схема здесь подобна кантовским априорным формам времени и пространства, которые структурируют перцептивный процесс. Но если Кант разводит априорные формы созерцания и априорные формы мышления, то в понятии схемы они как бы вновь объединяются. Если способность суждения априорна и значение постигается разумом через отношения, то «восприятие и другие познавательные процессы – это обычно не только операции, совершающиеся в голове индивида, но и акты взаимодействия с миром. Такое взаимодействие не просто информирует индивида, оно также трансформирует его. Мы все созданы теми когнитивными актами, участниками которых мы были» (Найссер, 1981. С.33). Именно этот принцип взаимодополнительности, встроенности и взаимозависимости является базовым для экологической оптики Гибсона.

Это экологическая валидность. «Экологическая валидность для У. Найссера – это также соответствие теоретических представлений экологическому подходу, который связан с именем Дж. Гибсона. Конкретно речь идет о модели перцептивного цикла, описывающей восприятие как процесс развернутого во времени взаимодействия организма и окружения. По мнению У. Найссера, в это взаимодействие равный вклад вносят внутренние когнитивные схемы, активность организма и внешнее окружение. У. Найссер, однако, не идет настолько далеко, 220 А.А. Девяткин чтобы вообще отрицать существование внутренних репрезентаций окружения даже в столь неопределенной и обобщенной форме, как схемы.

Именно такое радикальное отрицание содержится в работах Дж. Гибсона и его последователей, требующих полной перестройки когнитивной психологии по принципу «Не спрашивай, что внутри твоей головы, а спрашивай, внутри чего твоя голова». Сомнению, как мы видим, подвергается не только главное методическое достижение нескольких десятилетий развития психологии – гипотетико-дедуктивный эксперимент, но и центральное для когнитивного подхода понятие внутренней репрезентации» (Величковский, 1982. С.255).

Думается, однако, что это излишняя акцентуация принципов Гибсона, ибо он все-таки не отрицает «внутреннюю репрезентацию», но переносит центр тяжести на то, что ни одна репрезентация не может быть исследована без окружающего мира «здесь-теперь-находящегося».

То есть окружающий мир надо исследовать там, где он находится, – вне головы, но не там, где его нет, – в голове, поскольку в голове есть структура головы, но не мира. Все эти процессы можно объединить через понятие перцептивного цикла, где схема обнаруживает темпоральность. «Схема двумя различными способами обеспечивает непрерывность восприятия во времени. Поскольку схемы – суть предвосхищения, они являются тем посредником, через которого прошлое оказывает влияние на будущее; уже усвоенная информация определяет то, что будет воспринято впоследствии» (Найссер, 1981. С.13). Это может само по себе явиться своеобразной гипотезой времени, поскольку схема выглядит здесь некоторым компонентом времени.

Полезно вспомнить гипотезу времени Э. Гуссерля и ее развитие в работах Мерло-Понти, где он говорит о «хвостах комет» прошлого в настоящем. Для нас это имеет особое значение, ибо через понятие времени мы будем пытаться «наладить связь» с понятием смысла в акте интенционального переживания. Рассмотрению представлений о времени мы уделим особое внимание. Здесь же отметим, что «время рассматривается Экологическая концепция социальной установки в феноменологии не как объективное время (существование которого не отрицается так же, как объективного пространства), но как временность, темпоральность самого сознания, и прежде всего его первичных модусов – восприятия, памяти, фантазии (Гуссерль), человеческого бытия (Хайдеггер), человеческой реальности (Сартр), субъективности (Мерло-Понти)» (Молчанов, 1991. С.321).

Сама суть процесса предвосхищения, прогноза, антиципации структурно связана с понятием времени. Прогноз не может быть вне времени, он априорно темпорален, весь вопрос состоит лишь в том, где «расположить» время человека. Мы пытаемся увидеть темпоральность как необходимый элемент интенционального акта, где возникает смысл, который позволяет осуществить выбор возможности окружающего мира.

Поскольку, согласно Гибсону, возможности окружающего мира представлены в виде стимульной информации (или просто информации) окружающего мира, которую должен извлекать индивид, то возникает вопрос об оценке информации организмом.

Считаем необходимым еще раз напомнить, что Гибсон вводит особое представление об информации. Нам представляется, что главным отличительным признаком данного понимания информации является ее сущность. Это означает, что восприятие непосредственно извлекает сущность предметов и явлений окружающего мира, отделяя ее от существования окружающего мира. Ранее мы уже обосновывали понятие сущностной информации как информации, которая содержится в окружающем мире, извлекается индивидом и воспринимается непосредственно – сущностно. Момент возникновения сущности данной информации для организма – есть момент акта интенционального переживания, момент формирования смысла. Именно в этот момент сущностная информация окружающего мира (возможность) оценивается экологическим компонентом социальной установки и осуществляется выбор той или иной возможности, которая должна встраиваться в социально-экологическую нишу индивида.

222 А.А. Девяткин Логика исследования требует подробного анализа понятия «социально-экологическая ниша», вводимого нами как один из важнейших компонентов концепции социальной установки. В отличие от Гибсона мы характеризуем социально-экологическую нишу как структурированный набор возможностей человека вида ноmо sарiеns с его социальными возможностями. Социальность в социальной установке должна не только декларироваться, но философски обосновываться. Этой цели служит наше понятие социально-экологической ниши.

Понятие социально–экологической ниши в экологической концепции социальной установки Из предыдущих описаний становится ясно, что возможности окружающего мира извлекаются организмом в виде сущностной информации. Наше понятие сущностной информации подразумевает информацию о сущности явлений или предметов окружающего мира, получаемую непосредственно в акте восприятия. Однако механизм непосредственного извлечения сущности требует более детального уточнения.

Нам представляется, что индивидом воспринимаются непосредственно лишь те сущности, которые находятся в зоне социально-экологической ниши индивида. Все остальные возможности (вне ниши) не воспринимаются непосредственно.

Здесь еще раз следует напомнить, что под понятием возможности Гибсон подразумевает то, что окружающий мир «представляет животному, чем он его обеспечивает и что он ему предлагает – неважно, полезное или вредное» (Гибсон, 1988. С.188). Под возможностью Гибсон понимает то, что относится одновременно и к окружающему миру, и к индивиду, но значение этого слова отлично от общепринятого. Вещества и объекты окружающего мира, а также животные, и особенно – другие люди, предоставляют индивиду огромные возможности, которые он должен уметь извлекать из окружающего мира. Причем все возможности сгруппированы в ниши.

«Я считаю, что ниша – это набор возможностей», – пишет Экологическая концепция социальной установки Гибсон. «Ниша подразумевает определенный тип животного, а конкретное животное подразумевает определенный тип ниши.

Обратите внимание на взаимодополнительность того и другого» (Гибсон, 1988. С.190).

Исходя из этого базисного положения, мы предлагаем свое понятие социально-экологической ниши, суть которого состоит в том, что человек как «общественное животное» должен еще, помимо обычных «животных» возможностей, иметь от окружающего мира и возможности сугубо социальные. Иными словами, набор социально-экологических возможностей для человека составляет суть социальноэкологической ниши индивида. Она является одновременно и субъективной, и объективной, и феноменальной, и физикальной, поскольку можно сказать, что система установок как бы отражает нишу индивида, так как возникает на основе возможностей ниши. Если пользоваться терминологией Аристотеля, то ниша – это потенция, а установка – это энтилехия. Таким образом, социально-экологическая ниша – явление и не интерпсихическое, и не интерапсихическое, а возможность, которая может быть потенциально интериоризована во внутренние структуры индивида в форме социальной установки.

Сами же возможности социально-экологической ниши всегда соотнесены и с конкретным индивидом (с его индивидуальной психической жизнью), и с окружающим миром. Из этого очевидно следует, что может быть воспринята как сущностная только та информация, которая может быть воспринята непосредственно.

Вероятно, ниша конституируется по законам структуры и каждая вновь реализуемая возможность должна быть соответствующим образом структурирована. К характеристикам социально-экологической ниши может быть отнесено:

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.