WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 42 |

Вероятнее всего, и в том, и в другом случае «возможные альтернативные варианты» все-таки остаются, только несколько изменяется их валентность: если в первом случае (мотивационное состояние) все альтернативы обладают примерно одинаковым притягательным (или отталкивающим потенциалом), то во втором случае (волевое состояние) одна из альтернатив приобретает значительно большую притягательную значимость. Другая же альтернатива может сохранять эту значимость или даже увеличивать ее, но она непременно противопоставляется первой альтернативе и является ее антиподом не с точки зрения привлекательности и значимости, а с точки зрения возможности осуществления одновременно другой альтернативы. Это то, что Э. Гуссерль и С.Киркегор называли «Еntwеdеr-Оdеr» («или-или»). Это действительно «психологический рубикон».

Вопрос о мотивации слишком сложен, чтобы касаться его вскользь, но представляется, что волевые процессы все же имеют природу, отличную от мотивационных, поэтому в основе нашего представления о ситуации выбора возможности будет лежать мотивационное поведение, определяемое нами как «хочу» индивида, в отличие от ситуации «надо». Важно при этом, что подход свободного выбора обеспечивает естественность не только психологическому эксперименту в частном исследовании, но и методологии исследования. Это означает, что исследование должно быть в принципе направлено на изучение именно ситуации свободного выбора альтернативных возможностей окружающего мира.

В связи с этим полезно вспомнить размышления Мотрошиловой над вопросом Гуссерля о разуме и неразумном, о людях как субъектах свободы. Смысл существования является животрепещущим вопросом для современного человека (см.: Мотрошилова, 1968. С.95). Что может сказать на это наука Отвечая на почти вековой давности фундаментальный вопрос Гус190 А.А. Девяткин серля, мы категорически можем заявить: почти ничего! Позитивистское направление пустило столь глубокие корни в психологии, что сегодня лишь немногие теории гуманистического направления пытаются найти ответ на поставленный вопрос о свободном выборе, о смысле жизни и прочее. Интересно, что все без исключения теории установки и аттитюда являются по своим основам в той или иной степени, несомненно, позитивистски ориентированными.

Если мы еще ранее делили все поведение на установочное (как имеющее в своей основе установку) и внеустановочное (как имеющее в своей основе внешнее воздействие на индивида), то невольно возникает вопрос: а к какому типу из этих двух относятся изучаемые феномены в известных теориях установки и аттитюда Ответ очевиден: все без исключения теории установки и аттитюда рассматривают... внеустановочное поведение! Это происходит именно в силу того, что все эти теории изначально имеют позитивистскую ориентацию и не рассматривают вообще проблему выбора («Еntwеdеr-Оdеr» – «или-или»).

Единственная возможность изменить эту тенденцию – рассмотреть проблему установки с позиций экологического подхода в психологии. При этом чрезвычайно важно помнить, что взаимодействие мира и индивида в исследуемом нами случае является взаимодействием, основанным на потребности индивида, и является, таким образом, как бы вторичной зависимостью, то есть первично он зависит от потребности, а уже потом – от ситуации, в которой эта потребность удовлетворяется. Именно об этом говорил С.Л. Рубинштейн: «Человек не изолированное замкнутое существо, которое живет и развивается само по себе. Он связан с окружающим миром и нуждается в нем. (...) Испытываемая человеком нужда в чем-то лежит вне его, определяет связь человека с окружающим миром и его зависимость от него» (Рубинштейн, 1989. С.103).

Обосновывая важность и необходимость исследования механизма выбора возможностей окружающего мира («ЕntwеdеrОdеr»), мы следуем тем самым известному требованию Гуссерля «исходить не из философии, а от вещей и проблем». Ибо Экологическая концепция социальной установки проблема выбора для человека является жизненно важной и встает перед ним каждое мгновение его жизни.

Особенность решения проблемы выбора состоит еще и в том, что это должен быть сущностный выбор: человек, прежде чем делать выбор, должен знать (или воспринять непосредственно) сущность предмета или явления. В противном случае выбор будет случайным, а это абсурдно, поскольку тогда полностью отпадает необходимость в психике как сложнейшем механизме.

Во многом наука бессильна именно потому, что она изучала в основном вопросы необходимого поведения, а не феноменологию выбора человеком в каждое мгновение своей жизни той или иной возможности, той или иной альтернативы поведения.

Говоря о традиции изучения проблемы выбора, вновь нужно отметить философскую и психологическую традицию.

Проанализируем вторую из указанных.

Ситуация выбора в той или иной форме рассматривалась в работах М.А. Алексеева, М.С. Залкинда, В.М. Кушнарева (1962), Б.Г. Будашевского, Д.Н. Меницкого (1966), в работе Л.Н. Леонтьева и Е.П. Кринчик (1964), в трудах О.А. Конопкина (1966). Общую направленность этих работ можно охарактеризовать как бихевиористическую, при этом понятие «возможность» и, соответственно, выбор возможностей окружающего мира не рассматриваются вообще. Показательной в этом плане является работа В.А. Иванникова «Поведение человека в ситуации выбора» (1977). Автору представляется, что общим недостатком «подавляющего большинства работ по исследованию реакций выбора является отсутствие анализа деятельности субъекта в ситуации выбора. Лишь в работах А.Н. Леонтьева и Е.П. Кринчик, О.А. Конопкина и некоторых других авторов, а в последнее время и зарубежных исследователей (П. Бертельсон) был проведен анализ структуры и особенностей деятельности в ситуации выбора, однако многие вопросы остались нерешенными» (Иванников, 1977. С.115).

Во всех работах по анализу выбора в явной или скрытой форме подразумевается исследование прогнозирования по192 А.А. Девяткин следствий выбора – то, что иными словами называется антиципацией. Это понятие предполагает также и способность предвидения результатов.

Если говорить о проблеме предвосхищения, или прогноза по следствий принимаемых решений, то обычно принятие решения изучается в целом ряде областей: начиная от философии, политики и кончая экономикой, математикой и кибернетикой. Широко известны в психологии работы в области риска, принятия группового решения, индивидуального принятия решения. Нам представляется, что проблема предвосхищения и проблема принятия решения тесно взаимосвязаны.

Предвосхищение изучалось на основе категории активности П.К. Анохиным, Н.А. Бернштейном, А.Р. Лурия, А.А. Ухтомским. При этом исследовались моторные компоненты восприятия, тактильно-осязательное восприятие, фонематическое восприятие и звуковысотное восприятие. Во многом решающий вклад здесь внесли работы Л.М. Веккера, Б.Ф. Ломова, А.Н. Леонтьева, В.А. Кожевникова, В.П. Зинченко и других.

Исследования по принятию решения велись, начиная с работ Эдвардса (Еdwаrds, 1959), а исторические обзоры различных теорий можно встретить у Абельсона и Леви (Аbеlsоn аnd Lеvi, 1985), Бекера и Мак-Клинтока (Веckеr аnd МсСlintосk, 1967), Эдвардса (Еdwаrds, 1961), Эйнборна и Хогарта (Еinbоrn аnd Ноgаrth, 1981), Раппопорта и Уолстена (Rарророrt аnd Wаllstеn, 1972) и других исследователей. При этом чрезвычайно важно отметить, что классические исследования принятия решения подразумевают наличие нескольких альтернатив.

Г. Карлссон выделяет при этом модели принятия решения, которые обозначены как модель «ожидаемая ценность», модель «ожидаемая полезность», модель «субъективная ожидаемая полезность». Все эти модели названы «статическими моделями, основанными на структурном анализе» (Каrlsson, 1987.

Р.105).

Другие направления исследуют принятие решения в реальной жизненной ситуации, поскольку между экспериментальным и жизненным принятием решения существует большая разница (Аbеlsоn, 1976; Саrrоll, 1980; Еbbеsеn аnd Коnесni, Экологическая концепция социальной установки 1980). Карлссон отмечает при этом, что многие исследователи протестуют против вербального компонента эксперимента, считая его ненаучным. Это во многом соответствует позиции М. Вертгеймера и будет рассмотрено особо в главе экспериментального исследования.

Карлссон считает, что исследования по принятию решения имеют две цели: обнаружить элементарные операции и правила, которые используются при принятии решения, и изучить особенности влияния задачи по принятию решения на характеристики выбора (см.: Каrlssоn, 1987. Р.106).

Сам по себе феноменологический подход к изучению выбора достаточно известен, в частности, его изучал Томае (1960), который описал процесс экзистенциальной дезориентации, когда существует множество альтернатив выбора. Клунан изучал феноменологический процесс индивидуального принятия решения (Сlооnаn, 1971). Клинические исследования проводились Кеарнсом (Кеаirns, 1980) и Фабером (Fаbеr, 1978).

Важно отметить, что Гуннар Карлссон, как и некоторые другие авторы феноменологической ориентации, исследует феномен выбора, а не просто выбор. Они изучают его структуру с позиций феноменологической психологии. В своем исследовании мы попытались также использовать психологический феноменологический эмпирический метод для анализа структуры социальной установки и социально-экологической ниши индивида, во взаимодействии которых и осуществляется выбор возможности окружающего мира (см.: Девяткин, 1996).

Если в 1898 году в «Аmеriсаn Jоurnаl оf Рsусhоlоgу» была опубликована первая статья К. Хилла, посвященная проблеме принятия решения, то проблема антиципации ставилась примерно в это же время Вильгельмом Вундтом, который понимал под антиципацией способ предвидения результатов действия.

Нам кажется, что в такой постановке проблема выбора и проблема принятия решения вполне могут быть признаны как имеющие общие основы. В более же узком значении антиципация есть свойство мышления по решению задачи до получе194 А.А. Девяткин ния ответа. Антиципация означает также своеобразную подготовленность организма к определенной реакции до ее стимула;

это своеобразное ожидание организма – то, что П.К. Анохин называл «опережающим отражением» на основе «механизма акцептора результатов действия». Аналогичное понятие «нервная модель стимула» Е.Н. Соколова также фундировано способностью организма прогнозировать последствия поведения, что является обязательным свойством живого.

В свое время Н.Н. Ланге изучал опережающие реакции организма и считал, что они играют очень значительную роль во всей психической организации индивида при его взаимодействии с внешним миром. Н.А. Бернштейн много внимания уделял прогнозированию изменений среды и учету их взаимодействий с организмом на основе своей концепции «организации активных поведенческих актов», которые он назвал физиологией активности. Им изучались прежде всего организация двигательных действий, необходимость настройки органов как важнейшей составляющей части психического. «Движение, которым связывается форма с материей, некоторые считали как бы духом, посредником между формой и материей» (Кузанский, 1979. С.128).

Исследуя процессы антиципации, Б.Ф. Ломов писал: «Проведенные нами совместно с Е.Н. Сурковым экспериментальные исследования, а также систематизация литературных данных позволили выделить по крайней мере пять основных уровней антиципации: подсознательный (неосознаваемый, в частности, субсенсорный), сенсомоторный, перцептивный, «представленческий» (уровень представлений), речемыслительный. По существу, это – разные уровни интеграции процессов приема и переработки, разные уровни проявления когнитивной и регулятивной функции психики» (Ломов, 1984.

С.95). Исходя из предложенной классификации, мы могли бы отнести нашу гипотезу к уровню «подсознательно-перцептивному», то есть к уровню непосредственного восприятия. Сущность и следующий за ней выбор непосредственны.

В рамках рассматриваемого нами подхода чрезвычайно важно отметить, что организм не просто осуществляет выбор Экологическая концепция социальной установки того или иного стимула или принимает то или иное решение, а что индивид осуществляет выбор той ли иной возможности для реализации своих потребностей. Ситуация выбора возможностей окружающего мира становится, таким образом, вопервых, повседневным и ежечасным событием, а во-вторых, является деятельностью чрезвычайной сложности. Само понятие «возможность» мы рассматривали при анализе общей концепции зрительного восприятия Дж. Гибсона; здесь же надо отметить, что ситуацию выбора возможностей нельзя свести к «простейшей модели», как это предлагается В.А. Иванниковым: «Простейшей моделью для изучения опережающих процессов является поведение субъекта в ситуации выбора с вероятностным подкреплением, когда показателем изучаемых процессов выбирается изменение времени реакции или частоты выбора определенных реакций» (Иванников, 1977. С.113).

Интересным является то, что момент выбора почему-то относится к фазе осуществления действия. Даже если автор и не скрывает своей бихевиористической направленности, то все равно фаза исполнения решения никак не может быть фазой выбора решения. В этом случае очевиден «сдвиг» ближе к концу действия, что вполне закономерно осуществляет формулу S R. Здесь возникает чрезвычайно важный вопрос об осознании момента выбора и вообще о степени осознанности механизма выбора возможности окружающего мира. Это отдельный обширный материал, но наша позиция заключается в том, что весь механизм выбора возможностей является неосознанным (мы разводим понятия «бессознательный», «несознаваемый», «неосознанный», «подсознательный»). Это означает, что механизм экологического компонента установки может быть осознан, но чаще всего работает как неосознанный на до-когнитивном и до-эмоциональном уровнях.

Анализируя подобную неосознанную особенность механизма экологического компонента социальной установки, следует напомнить, что попытки представить нечто подобное были у Лейбница, Вундта. Момент экологического выбора возможностей окружающего мира может быть отчасти соотнесен с тем, что еще Лейбниц называл «малыми восприятиями», ко196 А.А. Девяткин торые обусловливают чувства и потребности и которые не осознаются «ввиду их недостаточной силы».

Здесь уместно вспомнить, что в свое время Д.Н. Узнадзе был поставлен перед проблемой «первичного выбора», когда он ввел термин «особое восприятие», тем самым обозначив зону «восприятия до восприятия», зону выбора того, что должно быть воспринято восприятием. Нам представляется, что во всех этих случаях речь идет, вероятнее всего, об одних и тех же механизмах – экологическом компоненте установки, который осуществляет выбор той или иной возможности экологического мира.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.