WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |

Именно о подобном непосредственном восприятии говорит Гибсон при анализе зрительного восприятия. Это же можно понять и как интенциональное уяснение сущности Э. Гуссерля. Здесь душа есть именно та энтилехия, которая способна извлечь и реализовать возможность. Аристотелевская пассивность материи (возможности), гибсоновская пассивность окружающего мира (информация находится в мире, но не передается и не принимается) противопоставлены способности души стать энтилехией – реализованной возможностью.

«Итак, (...) очевидно, что душа есть некоторая энтилехия и смысл того, что обладает возможностью быть таким (одушевленным существом)» (Аристотель, 1978. С.399).

Поскольку возможностями обладает окружающий мир, а смысл формируется в момент интенционального переживания, то душа становится здесь смыслоразличительным механизмом, механизмом, способным анализировать различные возможности окружающего мира. Мы называем этот механизм экологическим компонентом социальной установки. Важно при этом, что Аристотель говорит об одушевленном существе – это важнейшая характеристика индивида-в-окружающеммире.

Именно индивидуальная психическая жизнь является основой структурного взаимодействия окружающего мира и индивида в рамках жизни-структуры-окружающего-мира.

Экологическая концепция социальной установки При этом еще Аристотель подчеркивал их обязательную взаимозависимость и взаимодополнительность, которая является основой как выбора возможности, так и смысла существования индивида: борьба между ними лишает их смысла существования. «С относящимися к душе дело обстоит почти так же, как и с фигурами, вот в каком смысле. А именно: и у фигур, и у одушевленных существ в последнем всегда содержится в возможности предшествующее (...)» (см.: Аристотель, 1976. С.400). Вслед ему Н. Кузанский выделяет такие характеристики понятия «возможность»: вершина созерцания есть само по себе могу, возможность всякой возможности; (...) к самой по себе возможности нельзя ничего прибавить, поскольку это возможность всякой возможности; (...) бытие ничего не прибавляет к возможности быть человеком, есть только то, что может быть; (...) поскольку сама по себе возможность предшествует всякой возможности с прибавлением, ее нельзя ни назвать, ни ощутить, ни вообразить, ни понять (...);

как возможности Аристотелева ума обнаруживаются в его книгах, (...) так и сама по себе возможность есть во всех вещах; (...) только живой интеллектуальный свет, именуемый умом, созерцает в себе саму по себе возможность; (...) возможность выбирать свертывает в себе возможность существовать, возможность жить и возможность понимать;

(...) все, что видит ум, есть модусы проявления самой по себе нетленной возможности; (...)» (см.: Кузанский, 1979. С.430).

Нам представляется, что то понятие возможности, которое кажется Кузанцу и возможностью, и невозможностью одновременно и жить, и существовать, есть то, что Гуссерль понимает под смыслом, сущностью, возникающей при интенциональном переживании. Гибсон считает, что возможность извлекается на основе информации, которая понимается им совершенно иначе, нежели это общепринято. Он сетует на то, что не может подобрать подходящий термин для его представления о стимульной информации. При этом стимульная информация понимается им как то, что стимулирует возникновение возможностей, то есть организм, активно извлекая стимульную информацию, приобретает способность извлекать 176 А.А. Девяткин информацию. Стимульная информация – это стимул, который вызывает появление возможности.

Мы предлагаем ввести новый термин для обозначения описанного феномена – «сущностная информация». Это означает, что индивид воспринимает из окружающего мира информацию о сущности непосредственно в акте восприятия.

Сущностная информация извлекается через интенциональное переживание и обеспечивает формирование смысла, который ложится в основу оценки той или иной возможности. К такой сущности информации, которая заложена в каждой возможности и от которой отделена информация о существовании (в понимании К. Шеннона), конечно же, уже нечего прибавить, поскольку она и есть «возможность всех возможностей». Невозможность прибавления к возможности говорит о необходимости очищения от всего лишнего, что и делает Гуссерль в своем усмотрении чистых сущностей путем феноменологической редукции. Первичность же возможности, или сущностной информации, обеспечивается особым экологическим устройством окружающего мира: «все свернуто в мировой душе, как в клубке...» Сущностная информация, возможность возможности воспринимается непосредственно, в акте усмотрения, в акте восприятия: «созерцатель во всем видит саму по себе возможность, как в изображении видится истина».

Важнейшим представляется размышление о том, что не каждый может видеть возможность, «хотя во Вселенной не содержится ничего, кроме самой по себе возможности, лишенные ума не могут этого видеть». Из этого закономерно вытекает, что возможность одновременно может восприниматься всеми (ибо нет ничего кроме возможности) и одновременно она воспринимается не всеми (лишенные ума не могут этого видеть). Призовем теперь Аристотеля как величайшего авторитета и для Кузанца: «Когда ум становится каждым (мыслимым) в том смысле, в каком говорят о сведущем как о действительно знающем (а это бывает, когда ум способен действовать, опираясь на себя), тогда он точно так же есть некотоЭкологическая концепция социальной установки рым образом в возможности, но не так, как до обучения или приобретения знания, и тогда он способен мыслить самого себя» (Аристотель, 1976. С.434). Разве это не есть феноменологическая редукция Гуссерля с ее интенциональным переживанием и «чистым» сознанием Мы неоднократно подчеркивали важнейшую нашу идею:

механизм интенциональности экологического компонента социальной установки, «автоматически» осуществляя феноменологическую редукцию, имеет возможность извлекать сущности из окружающего мира в виде сущностной информации (или возможностей). Этот же самый механизм может стать предметом рассмотрения исследователя, и тогда он может быть про анализирован на основе метода феноменологической редукции, предложенного Э. Гуссерлем. «Таким образом, все – ради ума, а ум – ради видения самой по себе возможности». Важнейшим, далее, является представление о том, что эта способность психического основана на особом устройстве мира: «возможность выбирать свертывает в себе возможность существовать». Именно на этом особом устройстве мира и зиждется способность интенционального переживания, ибо смыслы извлекаются из окружающего мира. Сами же эти сущности вполне доступны уму – «ум видит и сам себя».

Здесь следует уточнить, что Кузанский разделяет рассудок, интеллект и чувство, причем за каждым он оставляет возможность познания. «Как известно, человек состоит (exsistit) из чувства, интеллекта и посредника – рассудка. Ощущение стоит порядком ниже рассудка, рассудок – интеллекта. Интеллект не погружен во временное и вещественное, он абсолютно свободен от них; чувство целиком зависит от мира, подчиняясь временным движениям; рассудок по отношению к интеллекту как бы на горизонте, а по отношению к чувству – в зените, так что в нем совпадает то, что ниже, и то, что выше времени.

Чувство не улавливает надвременных и духовных вещей, оно животно, а животность не воспринимает божественного, ведь есть дух и больше, чем дух; вечность окутана для чувства мраком непознаваемости...» (Кузанский, 1979. С.160).

178 А.А. Девяткин Рассуждая в терминах Кузанца, можно продолжить, что интеллект погружен в сущности, но сами сущности погружены в окружающий мир в виде смысла, который надо извлекать каждому индивиду. При этом извлечение сущности – это прерогатива только интеллекта, поскольку именно он может быть ничем не замутнен, это «чистое» сознание, о котором пишет Гуссерль рассматривая свое понятие эпох. «Рассудок возникает в тени интеллекта, а чувство – в тени рассудка, причем в чувстве познание гаснет: растительная душа, возникая в тени чувства, не причастна к лучу познания, так что не может воспринять идею и отделить ее от материальных придатков, сделав простым предметом познания» (Кузанский, 1979. С.111).

Мы неоднократно замечали особое отношение ко времени как в феноменологии, так и в экологическом подходе Гибсона, поэтому считаем нужным еще раз отметить, что особенное понимание времени существует только на уровне того, что Кузанский называет интеллектом, Гибсон – непосредственным восприятием, Гуссерль – интенциональным переживанием, то есть на уровне извлечения смысла, сущностной информации.

Как это ни парадоксально, но сущностная информация не может извлекаться ни в одной из теорий установки или аттитюда, ее просто нечем извлекать (исходя из всех структур установки). То, что называется когнитивным и аффективным компонентами установки, вполне соотносимо с тем, что Кузанец называет рассудком и чувством, и для них действительно существуют и пространство, и время – они просто погружены в него. Интеллект, или то, что мы называем экологическим компонентом, погружен в нечто иное – в мир сущностей, поэтому он не подвержен ни времени, ни пространственным характеристикам. Сущности же реализуются через возможности окружающего мира. Таким образом, здесь возникает то неуловимое и неизъяснимое единение противоположностей, о котором говорит Кузанец: «Кто прочтет написанное мной в разных книжках, заметит, что я очень часто занят совпадением противоположностей и постоянно пытаюсь прийти в итоге к интеллектуальному видению, превосходящему силу рассудка» (Кузанский, 1979. Т.2. С.97).

Экологическая концепция социальной установки Окружающий мир переходит в возможность, возможность – в сущность, сущность воспринимается интеллектом (по Кузанцу), или экологическим компонентом социальной установки (по Девяткину), или интенциональным переживанием (по Гуссерлю). Принципиально то, что это происходит непосредственно. «При всем том интеллект не созерцает тогда чего бы то ни было вне интеллектуального неба своего успокоения и своей жизни: временные вещи мира он видит не временно в неустойчивой последовательности, а в неделимом настоящем; настоящее же, или свертывающее в себе все времена теперь, не постижимое чувством, принадлежит не этому чувственному, а интеллектуальному миру. Точно так же количественные вещи он видит не в протяженной делимой телесности, а в неделимой точке, интеллектуальной свернутости всякого протяженного количества. Различия вещей он тоже видит не в численном разнообразии, а в простейшей единице, интеллектуальной свернутости любого числа.

Словом, интеллект обнимает все интеллектуально, над всяким модусом отвлекающей и затемняющей чувственности; весь чувственный мир созерцается им не в чувственном, а в более истинном, интеллектуальном модусе. Это совершенное познание называется созерцанием (intuitio) потому, что между таким присущим интеллектуальному миру познанием и познанием, доступным в чувственном мире, существует такое же различие, как между знанием увиденного и знанием услышанного. Насколько порожденное видением знание вернее и яснее того, что мы знаем понаслышке, настолько созерцательное познание другого мира лучше и превосходнее познания в этом мире. Так что созерцательное познание можно назвать знанием «почему», поскольку знающий понимает здесь основание вещи, а знание понаслышке – знанием «что» (Кузанский, 1979.

С.320). Это потом уже у Анри Берсона интуиция будет основана на единстве субъекта и объекта, но именно потому, что интеллект занимает особое положение в общей структуре окружающего мира.

Поскольку Кузанский постоянно говорит о троичности мира, то есть о возможности, реализованной возможности и свя180 А.А. Девяткин зующего их движения, то их единство и есть троичность мира – мир просто не может существовать иначе как в триедином начале, это его сущностная структура. В структуре этой только и могут совпасть противоречия. Важно отметить при этом, что не все, что противоречиво вообще, может совпадать, но только то, что есть сущность, то есть сущностная информация.

Это возможно только потому, что так устроен окружающий мир: на основе принципа встроенности и взаимозависимости через троичность мира (возможность, действительность, действие). Кузанский говорит, что именно через действие душа соединяется с телом, и в этом сущность его «деятельностного подхода». Таким образом, единство противоположностей, единство возможностей и действительности, единство психического и физического основано на особом устройстве мира, на его троичности.

Кант в свое время писал по поводу разума: «На долю человеческого разума в одном из видов его познания выпала странная судьба; его осаждают вопросы, от которых он не может уклониться, так как навязаны они ему его собственной природой; но в то же время он не может ответить на них, так как они превосходят возможности человеческого разума» (Кант, 1963. С.73). Это та самая неуловимость интенционального переживания, которое есть суть феноменологической редукции; именно в момент этой неуловимости и возникает смысл, извлекается сущностная информация. Превосходят они возможности именно разума (в понимании Кузанца), но не интеллекта (в его же понимании), поскольку интеллект может извлекать и постигать сущность именно потому, что составляет часть жизни-структуры-окружающегомира. «Нам свойственно от природы познавать то, что обретает свое бытие лишь в прошедшей индивидуализацию материи, ибо душа наша, посредством которой мы осуществляем познание, есть форма некоторой материи. Но душа имеет две возможности познания. Первая состоит в акте некоторого телесного органа; ей свойственно распространяться на вещи, поскольку они даны в прошедшей индивидуализацию материи; отсюда ощущение познает лишь единичное, вторая познавательная возможность души есть интеллект, который не Экологическая концепция социальной установки есть акт какого-либо телесного органа. Отсюда через интеллект нам свойственно познавать сущности, которые, правда, обретают бытие лишь в прошедшей индивидуализацию материи, но познаются не постольку, поскольку даны в материи, но поскольку абстрагированы от нее через интеллектуальное созерцание. Отсюда в интеллектуальном познании мы можем брать и какую-либо вещь обобщенно, что превышает возможности ощущения» (Аквинский, 1968. Т. 1. Ч. 2. С.834).

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.