WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 42 |

Очень значимы его замечания относительно различия между светящимися и освещенными телами, излучением и освещением, между излучаемым светом и объемлющим светом, размышления относительно структурирования объемлющего света.

Наиболее существенным является различие между стимульной информацией и информацией, понимаемой в теории коммуникации. «Информацию – в том смысле, как она здесь понимается, – нельзя передавать или принимать, она не состоит из сигналов или сообщений, она не предполагает наличия отправителя или получателя. (...) Такого явления, как сохранение информации, не существует. Ее количество не ограничено» (Гибсон, 1988. С.97).

Анализируя понятие сбора и сохранения информации, У. Найссер отмечает, что оно является центральным и у него, и у Гибсона. Однако при этом он замечает принципиальную разницу между ними.

Гибсон полагает, что информация не передается, не перерабатывается, а имеется потенциально в окружающем мире в виде возможностей. Найссер полагает, что понимание информации Гибсоном можно вполне соотнести с классическим представлением об информации у Клода Шеннона. «Согласно определению Шеннона, информация – это в первую очередь выбор альтернатив. Об информации можно говорить тогда, когда данная система находится в каком-то одном из ряда возможных состояний. Информация считается переданной (по определению), когда состояние одной системы, Б, таким образом обусловлено состоянием другой системы, А, что в принципе наблюдатель может узнать нечто об А, исследовав Б» 154 А.А. Девяткин (Найссер, 1981. С.79). При этом У. Найссер отмечает, что, согласно Дж. Гибсону, информация всегда уникальна, единственна, то есть нет необходимости осуществлять выбор между двумя вариантами. «Информация, содержащаяся в свете, специфицирует пространственное расположение и многие другие свойства окружающего мира. Дж. Гибсон утверждает, что в нормальной среде эта спецификация всегда единственна; нет такого мыслимого мира, в котором могла бы появиться оптическая структура, тождественная актуально существующей.

(Оптическая структура в данном случае означает как изменения во времени, так и распределение в пространстве)» (Найссер, 1981. С.80).

Сразу может показаться, что ставя вопрос таким образом, У. Найссер выбивает почву из-под ног нашей идеи о необходимости выбора различных вариантов возможностей. На самом же деле происходит всего лишь конкретизация двух очень важных этапов: во-первых, никто не утверждает, что возможности идентичны, ведь в этом нет никакой необходимости.

Более того, именно факт выбора той или иной возможности открывает перед индивидом иногда совершенно противоположные пути дальнейшего их воплощения. Во-вторых, это подчеркивает, что необходимо должен существовать механизм оценки той или иной возможности (даже если она единственна и уникальна, организм должен решить, приемлема ли она для него).

Таким образом, правы и Дж. Гибсон, и К. Шеннон, ибо структура той или иной возможности действительно уникальна, но таких уникальных структур всегда больше, чем одна (иначе было бы проблематичным существование не только других видов, но и других индивидов).

Суть нашей идеи именно в том и состоит, чтобы попытаться объяснить механизм оценки и выбора уникальной возможности для индивида. Это представляется нам развитием как общей теории экологической оптики Дж. Гибсона, так и теории установки.

Особое место в новой концепции восприятия отводится теории возможностей. «Возможности окружающего мира – Экологическая концепция социальной установки это то, что он предоставляет животному, чем он его обеспечивает и что он ему предлагает – неважно, полезное или вредное.

Нужно сказать, что в существительное возможность я вкладываю смысл, отличный от того, который вы можете найти в толковом словаре или словаре математических терминов. Под ним я подразумеваю нечто, что относится одновременно и к окружающему миру, и к животному таким образом, который не передается ни одним из существующих терминов. Он подразумевает взаимодополнительность окружающего мира и животного» (Гибсон, 1988. С.188). Давая описательные характеристики окружающего мира, Гибсон отмечал, что он состоит из поверхностей, вещества, среды и возможностей.

Итак, воспринимать мир по Гибсону означает воспринимать те возможности, которые предоставляет этот мир через среду, вещество, поверхности, события, объекты и других животных, в том числе и человека. «В таком случае, воспринимать их означает воспринимать те возможности, которые они предоставляют. Эта гипотеза очень важна, поскольку она подразумевает, что «значение» и «смысл» вещей в окружающем мире могут восприниматься непосредственно» (Гибсон, 1988.

С.188). При этом Гибсон отмечает, что «возможности нужно измерять иначе, нежели физические величины. (...) Различные вещества окружающего мира предоставляют различные возможности для питания и производства. Различные объекты окружающего мира предоставляют различные возможности для манипуляций. Другие животные предоставляют, помимо всего прочего, богатые возможности для сложных взаимодействий... Для человека то, что сулит другой человек, составляет целую область социальных значимостей» (Гибсон, 1988.

С.190).

Мы хорошо помним, что в теории установки Д.Н. Узнадзе, к сожалению, не уделено почти никакого внимания отдельному рассмотрению возможностей. Постулируется, что они принадлежат объективному миру. Гибсон же отмечает, что «возможности в определенном смысле объективны, реальны и физикальны – в отличие от значений и смыслов, которые, как часто считают, субъективны, феноменальны и духовны. Но на 156 А.А. Девяткин самом деле предоставление возможности не является ни объективным, ни субъективным свойством; или, если хотите, оно является одновременно и тем, и другим. Понятие возможности не укладывается в узкие рамки дихотомии субъективноеобъективное и помогает понять всю ее несостоятельность.

Возможность в равной степени является и фактом окружающего мира, и поведенческим фактом. Это одновременно и физическое, и психическое, хотя и ни то, и ни другое. Возможность обращена и к окружающему миру, и к наблюдателю» (Гибсон, 1988. С.191).

Понимаемая подобным образом возможность окружающего мира положена в основу нашего представления об установке и механизме ее формирования.

Отдельным пунктом у Гибсона выделено понятие ниши.

Для развиваемого нами взгляда оно имеет определенное значение, поскольку позволяет рассматривать социальную установку во взаимосвязи с другими социальными установками индивида, причем способ организации данных социальных установок в определенные группы заложен уже в самой их основе – способе организации возможностей. «В экологии есть понятие ниши. Считается, что животные одного вида пользуются определенной нишей в окружающем мире или занимают ее – это совсем не то же самое, что ареал обитания вида; ниша скорее указывает на то, как живет животное, чем на то, где оно живет. Я считаю, что ниша – это набор возможностей. (...) Ниша подразумевает определенный тип животного, а конкретное животное подразумевает определенный тип ниши. Обратите внимание на взаимодополнительность того и другого» (Гибсон, 1988. С.190).

Обращаем еще раз внимание на главное: ниша – это набор возможностей. Из существующего набора возможностей можно образовывать набор социальных установок, которые уже будут организованы определенным образом. Это происходит через процесс интериоризации, когда возможность реализуется на основе потребности и становится интерсубъективным фактором психического, а не явлением внешнего окружающего мира.

Экологическая концепция социальной установки При характеристике возможностей земного окружения, которое состоит из среды, веществ, поверхностей и объектов, Гибсон касается в своих рассуждениях предметного мира человека, отмечая, что человек воспринимает не качества объектов, а возможности, которые они предоставляют (см.: Гибсон, 1988. С.198). Вероятнее всего, качества предмета действительно передаются человеку посредством обучения, в то время как возможности предмета воспринимаются человеком непосредственно. Это важно для общего представления о предметности, которое имеет большое значение для определения понятия «смысл».

Вероятно, предметность можно рассматривать как состоящую из двух частей – прежде всего это возможности предмета, которые воспринимаются непосредственно, а уж потом это качества предмета, которые передаются человеку от другого человека. С этим тесно связана проблема классификации и наименования объектов. Гибсон убежден, что восприятие возможностей не подразумевает классификации объектов. Все возможности, которые содержит в себе предмет, тесно взаимосвязаны, и нет особой разницы в том, как мы их назовем. «Те названия, которые им произвольно даются, не имеют никакого значения для процесса восприятия. (...) Теория возможностей ограждает нас от существующей ныне путаницы, связанной с философским принципом, согласно которому объекты объединяются в фиксированные классы по определенным общим признакам, а затем этим классам даются названия. (...) Для того, чтобы воспринимать возможности, которые предоставляют вещи, совсем необязательно их классифицировать и именовать» (Гибсон, 1988. С.199). В то же время для понятий «смысл» и «значение» классификация и наименование всетаки необходимы.

И здесь мы должны вернуться к делению Гибсоном знания на явное и неявное. Первое есть осмысление и передача различными способами второго знания, которое получено прямым путем через восприятие. В повседневной жизни мы очень часто даже не называем вещи их именами, понимая при этом те возможности, которые за ними стоят.

158 А.А. Девяткин Описывая те возможности, которые предоставляют человеку другие люди, Гибсон пишет: «Самые богатые и самые разнообразные возможности в окружающем мире для животного открывают другие животные, а для нас – другие люди. (...) Поведение одного существа открывает возможности для поведения другого, и к исследованию этого фундаментального факта можно свести все содержание не только психологии, но и других социальных наук. Сексуальное, родительское, воинственное, кооперативное, экономическое и, наконец, политическое поведение – все эти форумы поведения зависят от восприятия того, что сулит другая личность или другие личности, а иногда и от ошибочного восприятия этого. (...) Процесс восприятия таких взаимных возможностей крайне сложен, но все же он подчиняется определенным закономерностям и основан на извлечении информации из объемлющего света, звука и так далее. Он в такой же степени основан на стимульной информации, как и более простое восприятие опоры, которой служит земля под ногами. Ибо люди и животные могут служить источником информации о самих себе лишь постольку, поскольку другие люди и животные могут их видеть, слышать, обонять и так далее. Другой человек, обобщенный другой, аlter как противоположность еgо, представляет собой экологический объект (...), объект особенный, и поэтому, называя его, мы употребляем местоимения он и она, а не оно» (Гибсон, 1988. С.201).

Мы еще будем более подробно рассматривать то, что Гуссерль назовет непосредственным уяснением сущности в интенциональном переживании, однако уже теперь видна очевидная связь проблемы значения смысла и проблемы возможностей. Гибсон решает эту проблему со свойственной ему оригинальностью: «Между философами и психологами ведутся бесконечные споры о том, являются ли значения явлениями физическими или феноменальными, принадлежат ли они материальному миру, или они присущи лишь миру духовному. К понятию возможности эти споры отношения не имеют. Для нас не встает вопрос, к какому из миров отнести возможности, поскольку теорию двух миров» мы отвергаем. Существует Экологическая концепция социальной установки только один окружающий мир, который открывает множеству находящихся в нем наблюдателей неограниченные возможности, в том числе и возможность жить в нем» (Гибсон, 1988.

С.204).

Анализируя предысторию происхождения концепции возможностей, Гибсон отмечает позицию гештальтпсихологов, которые считали, что смысл и значение вещи воспринимаются непосредственно и составляют особенности внутреннего опыта. «Валентность объекта присваивается ему по мере накопления внутреннего опыта у наблюдателя благодаря наличию у наблюдателя потребностей» (Гибсон, 1988. С.205). Это замечание Гибсона имеет для нас важное значение, особенно в соотнесении с нижеследующим: «Понятие возможности ведет свое происхождение от понятий валентности, приглашения, навязывания, но у него есть одно решающее отличие. Возможности, которые сулит наблюдателю тот или иной объект, не изменяются при изменении потребностей наблюдателя. Наблюдатель может воспринимать, а может и не воспринимать возможность, может обратить или не обратить на нее внимание – это зависит от его потребностей, но возможность является инвариантом, всегда существует и всегда доступна для восприятия. Возможность не присваивается объекту потребностями наблюдателя и актом его восприятия этого объекта.

Объект предоставляет только те возможности, которые он предоставляет, будучи таким, каков он есть» (Гибсон, 1988.

С.205).

Останавливаясь на характеристиках оптической информации для восприятия возможностей, Гибсон отмечает, что «теория возможностей представляет собой радикальный уход от существующих теорий значения и смысла». Сущность этой особой позиции состоит в том, что «возможность (...) обращена в обе стороны – и к окружающему миру, и к наблюдателю.

То же самое можно сказать и об информации, задающей возможность. Но это ни в коей мере не подразумевает подразделение на два царства – духа и материи, то есть психофизического дуализма. Это говорит лишь о том, что информация, задающая полезность окружающего мира, сопутствует инфор160 А.А. Девяткин мации, задающей самого наблюдателя – его тело, ноги, руки, рот. Это только лишний раз подчеркивает, что экстероцепция сопровождается проприоцепцией, то есть воспринимать мир – значит одновременно воспринимать самого себя» (Гибсон, 1988. С.209). Здесь полезно вспомнить о психологии актов Ф. Брентано, где психический акт направлен одновременно и на «вне себя», и на себя, что является основой его эвидентности.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.