WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 42 |

Главное здесь состоит в том, что Д.Н. Узнадзе постоянно подчеркивает «особый» характер восприятия, особое замечание. Можно принять мысль о том, что это активность, но тут же надо оговориться, что это особого рода активность, и особенность ее состоит в том, что она имеет интенциональный характер.

Как хорошо известно, в феноменологии Э. Гуссерля и психологии актов Ф. Брентано психика, сознание наделялись свойством интенциональности как имманентной данности психического. Однако нигде не был проработан вопрос о том, что же является механизмом интенциональности, какая часть психики или сознания обладает этим свойством Что в сознании является интенциональным – ведь сознание как таковое «лишено собственной психической специфики. (...) Поэтому сознание рассматривалось как общее «бескачественное» условие существования психики и обозначалось, по существу, метафорически (...), либо столь же неправомерно отождествлялось с какой-либо психической функцией, чаше всего со вниманием или мышлением». Даже если мы возьмем сегодняшние характеристики сознания – активность, интенциональность, способность к рефлексии, самонаблюдению, мотивационноценностный характер сознания, различные уровни ясности – и прибавим к нему позицию деятельностного подхода, который отмечает, что «структуры сознания формируются в раннем онтогенезе благодаря присвоению ребенком структуры такой деятельности, как общение (...), а структура совместной деятельности порождает структуру сознания, определяя его основные свойства: социальный характер (...), способность к рефлексии, внутренний диалогизм, предметность» (см.: Психология: Словарь. 1990. С.369). Даже и в этом случае мы не сможем ответить на вопрос: а что же, собственно, в сознании, какая его «часть» обладает тем или иным свойством То есть фактически речь идет о механизмах сознания. Причем термин «механизм», естественно, условен, поскольку постепенно с развитием психологии им называют все более и более глубин124 А.А. Девяткин ные структуры. Конечно же, и это не самый «последний» механизм психической организации, но он более детальный, несколько более конкретизированный.

В своей теории Д.Н. Узнадзе удивительно точно почувствовал необходимость существования какого-то более тонкого механизма именно в том месте, которое он назвал «особым восприятием», «замечанием». Если мы будем следовать логике А.Г. Асмолова, которая не лишена оригинальности, то невольно вернемся на «круги своя», то есть опять к категории деятельности, не прояснив тем самым наши представления о глубинных механизмах психики, поскольку так требует представление об установке как стабилизаторе деятельности. Нам же видится более глубинное свойство установки, которое характеризуется нами как механизм интенциональности экологического компонента установки.

Мы предполагаем, что «особое восприятие», замечание Д.Н. Узнадзе характеризуется прежде всего его интенциональностью, то есть способностью быть направленным на конкретный предмет. Особая активность установки в данном случае обеспечивает направленность на возможности окружающего мира и выбор одной из этих возможностей. Таким образом, мы дополняем теорию Д.Н. Узнадзе представлением о том, что есть такое его «особое восприятие», а феноменологию Э. Гуссерля – конкретным «носителем» интенциональности, которая обладает единственным свойством – направлять, но сама не имеет никакого содержания, не может быть определена эмпирически.

Теперь наиболее отчетливо предстает предлагаемый А.Г. Асмоловым путь решения проблемы «особого восприятия». «Если предложенная нами интерпретация содержания понятия «первичная установка» верна, то мы попытаемся определить то место, которое установка занимает внутри деятельности, опираясь на представления о деятельности, выработанное в отечественной психологии, в частности на теорию деятельности А.Н. Леонтьева. Нам представляется, что первичная установка в деятельности выполняет чрезвычайно важную роль, а именно: она направляет поисковую активность на Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе предмет, то есть понятие первичной установки отражает в концептуальном аппарате теории деятельности акт «встречи» потребности с предметом потребности. С нашей точки зрения, первичная установка представляет собой не что иное, как момент в формировании фиксированной установки. Первичная установка существует до тех пор, пока не произойдет «встреча» с предметом потребности. Предмет же потребности – материальный или идеальный, чувственно воспринимаемый или данный только в представлениях, в мысленном плане – есть мотив деятельности. Тогда функционально акт развертывания деятельности до первого удовлетворения потребности может быть представлен следующим образом: потребность направленность поисковой активности на предмет потребности (первичная установка) предмет потребности (мотив)» (Асмолов, Ковальчук, 1977. С.155).

В приведенной пространной цитате содержится много своеобразных и ценных наблюдений, однако все-таки остаются некоторые вопросы. Например, если считать первичную установку только моментом «до тех пор, пока не произойдет «встреча» с предметом потребности», то каким же образом формируется сама первичная установка Ведь, если следовать Д.Н. Узнадзе, первичная установка и возникает в момент «встречи», а фиксированная установка есть результат закрепления первичной установки (и не более того!). Понятие фиксированной установки введено Узнадзе для экспериментального изучения установки вообще. Он даже подчеркивает однажды, что между ними нет особой разницы.

Чрезвычайно важной мыслью представляется замечание о том, что первичная установка «направляет поисковую активность на предмет». Но опять возникает вопрос: ведь предмет уже «найден», коль существует данная установка. Она может стать фиксированной, но все равно предмет не изменится, он уже есть, уже «найден» в момент «встречи». Все это говорит о том, что направленность на предмет, поиск предмета происходит несколько раньше, надо искать более глубинный механизм поиска этого предмета до момента «встречи».

126 А.А. Девяткин Опредмечивание потребности – факт фундаментального значения, очень верно подмеченный А.Н. Леонтьевым. Но для того, чтобы произошло «опредмечивание», необходимо направить потребность на встречу с предметом, нужно задать ей верное направление. Направленность не может возникать в момент встречи. Направленность не может быть зависима только от потребности и работать по предложенной схеме, поскольку обе они зависят еще от одного главного компонента – предмета.

Нам представляется более удачным термин не «предмет», а «возможность», если исходить из понимания последнего в экологическом подходе в психологии. Следовательно, направленность может возникнуть в результате взаимодействия потребности индивида и возможности окружающего мира. Она имманентно присуща тому механизму, который находится на стыке этих двух составляющих, механизму, который гениально определен Д.Н. Узнадзе.

Кстати, сам Д.Н. Узнадзе, размышляя в своей работе «Психология деятельности» над тем, как достигается намеченная цель, замечает, что в современной ему науке существуют две теории: теория детерминирующей тенденции и теория квазипотребностей К. Левина. В первом случае представление цели способно воздействовать на поведение человека, во втором случае – «поведение есть результат разгрузки той энергии, источником которой являются наши потребности» (см.: Узнадзе, 1966. С.383). Автор замечает, что подобное введение ничего не дает для понимания причин целесообразного поведения.

«Согласно Левину, решение порождает некое напряжение, и это автор называет квазипотребностью. Отсюда возможно объяснить только то, почему после принятия решения появляется тенденция его выполнения. А почему процесс выполнения характеризуется упорядоченной целесообразностью, и притом без непрерывного сознательного контроля со стороны субъекта, об этом одно только понятие потребности ничего не говорит» (Узнадзе, 1966. С.384).

И в самом деле! Если мы перенесем теперь все отмеченное выше Д.Н. Узнадзе на схему «функционального акта разверТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе тывания деятельности до первого удовлетворения потребности» [потребность (направленность поисковой активности на предмет потребности (первичная установка) (предмет потребности (мотив)] А.Г. Асмолова, то и здесь останутся справедливыми все замечания Д.Н. Узнадзе. Он предлагает решать эту проблему не через понятие потребности, а через понятие установки. «Таким образом, мы видим, что в основе процесса выполнения решения лежит установка. Это и делает понятным и сравнительную легкость, как бы автоматичность протекания и все же упорядоченную целесообразность данного процесса» (Узнадзе, 1966. С.385).

Однако и сам Д.Н. Узнадзе не отвечает на главный для нас вопрос: каким же образом принимается решение в отношении того или иного предмета (возможности – в нашем толковании) Как происходит выбор того или иного предмета (возможности) для удовлетворения потребности Кто определяет направленность на конкретный предмет (возможность), если этим свойством не обладают «представление цели» и сами предметы – квазипотребности Вот именно здесь и всплывает вопрос о неразработанности в теории установки понятия «потребность», когда отчетливо проявляется недостаточность деления потребностей на функциональные и субстанциональные.

Нам представляется, что решение этой проблемы возможно на путях анализа механизма интенциональности во взаимодействии с экологическим подходом в психологии. Таким образом, мы задействуем одновременно и феномены сознания – потребности индивида, и факты окружающего мира – возможности удовлетворения потребностей организма. При этом за основу нами принимается механизм формирования установки, предложенный Д.Н. Узнадзе, который обосновывает, по нашему мнению, не только взаимоотношения индивида и окружающего мира, но и отношения установки и социальной установки. «На наш взгляд, конструктивной для решения этого вопроса представляется концепция установки, предложенная Узнадзе и продуктивно разрабатываемая его школой. Именно установка, представляющая собой целостное состояние моби128 А.А. Девяткин лизованности индивида на определенное действие, обеспечивает объединение всей системы включающихся в него психологических процессов» (Ломов, 1984. С.227).

Основные позиции концепции В.Н. Мясищева и В.А. Ядова К сожалению, мы вынуждены весьма коротко осветить чрезвычайно важные вопросы, относящиеся к концепции отношений человека В.Н. Мясищева и к диспозиционной концепции регуляции социального поведения В.А. Ядова. Происходит это по двум основным причинам – ограниченность объема нашей работы и, главное, невозможность ассимилировать их в экологическую концепцию социальной установки. Теория установки Д.Н. Узнадзе и концепция установки А.Г. Асмолова активно использованы нами для фундирования собственного подхода. И, несомненно, вопрос диспозиционных установок и вопрос отношений являются для нас чрезвычайно важными, но, вероятно, это можно назвать делом ближайшего будущего.

При этом вопрос отношений прямо касается нашего подхода и может стать основой ряда продуктивных идей в данном направлении исследования установки.

Характеризуя позиции теории отношений В.Н. Мясищева, Б.Ф. Ломов отмечал, что им разработана психологическая концепция субъективных отношений личности. «Понятие «субъективные отношения личности» близко по содержанию к понятиями «установка», «личностный смысл» и «аттитюд».

Но, с нашей точки зрения, оно является по отношению к ним родовым. Понятие «установка», раскрываемое как центральная модификация личности (Узнадзе), подчеркивает интегральный характер субъективно-личностных отношений;

«личностный смысл» – их связь с общественно-выработанными значениями; «аттитюд» – их субъективность» (Ломов, 1984. С.326).

Интересную особенность подмечает исследователь Бакрадзе: «Наконец, существует еще один класс нереальных предмеТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе тов, которые сами по себе нереальны, но связаны с реальными;

эти нереальные предметы представляют собой отношения» (Бакрадзе, 1973. С.16). Итак, с одной стороны, отношения – это система связей, а с другой стороны, эта система не может существовать сама по себе, вне индивида, она всегда строго индивидуализирована, и это придает ей сходство с установкой.

Принципиальную невозможность вычленения из общего потока психического понятия «отношение» и изучения его в том или ином виде (установка, аттитюд и так далее) можно встретить у многих авторов.

Интересна в этом смысле идея Секста Эмпирика почти двухтысячелетней давности: «Восьмой троп говорит об отношении к чему-нибудь; на основании его мы заключаем, что раз все существует по отношению к чему-нибудь, то мы удержимся говорить, каково оно обособленное и по своей природе» (Секст Эмпирик, 1976. Т. 2. С.234). Важнейшей особенностью при этом остается то, на что обращал внимание еще Герберт Спенсер, когда говорил, что психология должна рассматривать «не соотношения между внутренними явлениями, не соотношения между внешними явлениями, но соотношения между этими соотношениями» (Спенсер, 1898. Т. 3. С.85). На наш взгляд, эта очень тонко подмеченная особенность свойственна именно области отношений.

Важно здесь помнить замечание самого В.Н. Мясищева, который писал: «Прежде всего надо указать на необходимость разграничить понятие «отношение» как принцип психологического исследования и как категорию психического (в отличие от процессов, функций и состояний). Ограничивая и отграничивая понятие «отношение», мы столкнулись с необходимостью учесть два психологических понятия, которые (одно раньше, другое – сравнительно недавно) стали привлекаться к решению ряда вопросов психологии, а отчасти – и медицины для понимания психогенеза и обоснования психотерапии и болезненных состояний. Это понятия установки и значимости» (Мясищев, 1960. С.414). Характерно, что при этом самому В.Н. Мясищеву связь и различия между установкой и отношением видятся следующим образом: «Сформированное 130 А.А. Девяткин отношение – сознательно (...) установка – бессознательна.

Сознательное отношение, сформированное прошлым опытом, ориентируется на настоящее и на будущее. Отношение и ретроспективно, и перспективно. Установка определяет действие в настоящем и на основе прошлого. Отношение ретроспективно. Установка справедливо рассматривается как динамический стереотип, а отношение, становясь привычным, в значительной степени меняет свой характер» (Мясищев, 1960. С.414).

Согласно Мясищеву, в определение психического отношения надо отнести следующие признаки: 1) избирательность;

2) активность; 3) целостно-личный характер отношения;

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.