WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 42 |

Но при этом иногда допускается неоправданное смешение ключевого понятия этой теории – понятия первичной установки – с понятием социальной установки, несмотря на то, что представители школы Узнадзе неоднократно выступали против такого смешения. Однако развести понятия первичной установки и социальной установки не удастся до тех пор, пока не будет решен вопрос об отношениях между установкой и деятельностью. Представители школы Д.Н. Узнадзе в течение многих лет последовательно отстаивают идею о существоваТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе нии первичной установки, предваряющей и определяющей развертывание любых форм психической активности (Ш.А. Надирашвили, А.С. Прангишвили, Ш.Н. Чхартишвили).

Представители же деятельностного подхода (А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин) не менее последовательно отстаивают альтернативную позицию, которая может быть лаконично передана формулой: «Сначала было дело» (Асмолов, Ковальчук, 1977. С.148).

Анализируя причины, заставившие Д.Н. Узнадзе постулировать первичность установки, А.Г. Асмолов предполагает, что психика рассматривалась Узнадзе как состоящая только из сознания. Мы уже отмечали, что едва ли возможно подобное понимание психики в работах Узнадзе, поскольку он сам неоднократно на это указывает, а также потому, что уже невозможно называть психологию сознания традиционной для двадцатых годов ХХ века, когда уже было сформулировано большинство современных направлений психологии, в том числе и наиболее мощные – психоанализ, бихевиоризм, гештальтпсихология.

В работах школы Узнадзе установка – явление сугубо первичное в отношении любого психического феномена и психики вообще. В этом и был основной замысел преодоления «постулата непосредственности». Сам же А.Г. Асмолов обосновывает свою мысль следующим образом: «Если же мы вслед за некоторыми авторами (см., напр.: Бжалава, 1971) предположим, что установка первична по отношению к любым формам поведения вообще, появляется до поведения и, следовательно, любые уровни деятельности являются производными от установки, ее реализацией, то при переходе к конкретнопсихологическому содержанию понятия установки как тенденции, готовности к определенному действию сталкиваемся с серьезными трудностями» (Асмолов, 1978. С.28), которые, по мнению А.Г. Асмолова, можно свести к двум основным положениям. Во-первых, это должно приравнять понятие «установка» к таким понятиям, как «либидо», «самость» и так далее.

Здесь А.Г. Асмолов приводит примеры подобного подхода у Фрейда, Адлера, называя это идеализацией. Им приводятся 110 А.А. Девяткин слова Узнадзе, который, по мнению А.Г. Асмолова, предвидел возникающие трудности и поэтому писал: «Установка является соответствующей объективному положению вещей, модификацией живого существа, отражением в нем как в целом объективного положения вещей. Для понятия установки именно это и имеет существенное значение, а без этого указанное понятие не имело бы никакой ценности для психологии» (Узнадзе, 1940. Цит. по: Шерозия, 1969. С.191).

Однако этот отрывок из Узнадзе представляется нам гораздо более важным в другом отношении: здесь очень хорошо показана взаимозависимость индивида и окружающего мира, обусловленность установки не только внутренним состоянием индивида, что в конечном итоге будет характерно для концепции А.Г. Асмолова, но и окружающим миром в виде его возможностей. Во-вторых, возникает «заколдованный круг», когда установка есть результат взаимодействия ситуации и потребности, а сама ситуация есть не что иное, как восприятие.

Это же означает первичность восприятия, то есть в данном случае – деятельности.

В этих словах есть определенный смысл, но, по нашему мнению, не там, где его видит Асмолов. Дело в том, что ситуация может пониматься не только как восприятие, и даже не столько как восприятие. Ведь Д.Н. Узнадзе всегда подчеркивает ситуацию как нечто внешнее, индивиду не принадлежащее, как то, на что направлены деятельность индивида, его потребности. Восприятие же – явление сугубо интрапсихическое, которое, конечно же, первично для данного мгновения. Однако и само восприятие можно понимать по-разному. Нам, например, глубоко симпатично изложение взглядов на восприятие Дж. Гибсоном, который говорит о непосредственности процесса восприятия, о постулате непосредственности, то есть о том, с чем, на первый взгляд, боролся Д.Н. Узнадзе.

Таким образом, мы пытаемся подойти к проблеме с двух позиций: 1) уточнить понятие «среда»; 2) уточнить понятие «восприятие». Среда видится нам как понятие, близкое по своему содержанию к понятию «окружающий мир» в экологическом подходе в психологии, что означает многое, но прежде Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе всего – его особое строение, а именно: встроенность элементов, взаимозависимость частей, взаимодополнительность мира и индивида.

Для нас самым существенным в понятии «окружающий мир» является тот факт, что этот мир содержит в себе возможности для удовлетворения потребностей индивида. В этом – суть их взаимосвязи и взаимодополнительности, в этом особенность экологического подхода Дж. Гибсона. Потребности индивида и возможности окружающего мира, таким образом, обречены на взаимодействие в рамках одной системы – окружающего мира. Иными словами, ситуация у Д.Н. Узнадзе – это вовсе не восприятие, а возможности окружающего мира.

Восприятие же само по себе является непосредственным и прямым, суть же восприятия состоит в извлечении возможностей окружающего мира. Индивид воспринимает не свет, звук и так далее, а возможности, которые предоставляет ему световая волна, колебания воздуха в окружающем мире. Звук падающего дерева в глухом лесу не существует для индивида, поскольку нет возможности его воспринимать, хотя сама по себе звуковая волна в лесу такая же, как на площади среди толпы. Это положение имеет для нас чрезвычайную важность, ибо снимает обвинения в теории «порочного круга», когда одно неизвестное объясняется другим неизвестным явлением.

Нам также представляется, что нет противоречия между постулатом непосредственности Дж. Гибсона и преодолением оного в теории Д.Н. Узнадзе, ибо за счет введения экологического компонента в установку мы получаем возможность установки оценивать через механизм интенциональности возможности окружающего мира непосредственно, прямо.

Установка, таким образом, принадлежит (именно своим экологическим компонентом) одновременно и индивиду, и окружающему миру, что подчеркивалось в школе Д.Н. Узнадзе.

А.Г. Асмолов для решения этого же вопроса предлагает свой вариант, который может быть выражен в двух формах:

1) отказаться от решения вопроса о соотношении восприятия и 112 А.А. Девяткин установки; 2) обратиться к теории отражения. «Попытка объяснить иерархию деятельности через иерархию лежащих в ее основе регулятивных механизмов вступает в противоречие с ходом развития регулятивных механизмов и поведения в филогенезе, поскольку поведение постоянно опережает в филогенезе формирование этих механизмов» (Асмолов, 1979. С.30).

И далее он отмечает: «При исследовании вопроса об отношении между деятельностью и установкой всегда необходимо четко различать два аспекта рассмотрения: генетический и функциональный. Сказанное выше целиком и полностью относится к генетическому аспекту рассмотрения, но отсюда ни в коем случае не вытекает, что и в функциональном аспекте наблюдается аналогичная картина взаимоотношений между установкой и деятельностью. Напротив, в функциональном аспекте установка, сформированная в предшествующей деятельности, может вести деятельность и определять ее устойчивость» (Асмолов, 1979. С.31).

Второе решение предлагает Ш.А. Чхартишвили (1971), который полагает, что противоречие в данном случае можно решить, обращаясь к теории отражения. «Материальным базисом установочного отражения везде и всюду является физическое отражение и, следовательно, нет надобности для допущения какого бы то ни было восприятия, предшествовавшего возникновению установки» (Асмолов, 1979. С.31). Однако он считает, что это тоже не дает выхода, ибо физическое отражение в снятом виде есть во всех уровнях отражения.

Третье решение предлагает сам Д.Н. Узнадзе. Он вводит помимо двух факторов (потребности и ситуации) еще и фактор, который назвал «особым восприятием», «замечанием».

Таким образом, возникают три степени восприятия: 1) ступень замечания; 2) ступень восприятия; 3) ступень объективации.

Вслед за этим А.Г. Асмолов замечает, что если существует замечание, то есть активность, то это предполагает работу, а значит, и деятельность.

Оставив в стороне размышления о том, что замечание есть работа, а работа есть деятельность, обратим особое внимание на сам факт выделения Д.Н. Узнадзе данного феномена. В наТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе шем представлении он понадобился Узнадзе именно потому, что перед ним стояла проблема «самого первого восприятия» – то, что мы называем первоначальным выбором возможностей.

Данный механизм замечания, особого восприятия должен служить самому первичному анализу возможностей окружающего мира. Мы предполагаем, что это механизм интенциональности экологического компонента установки, который имеет имманентное свойство быть направленным одновременно на потребность индивида и возможность окружающего мира и может их анализировать.

Д.Н. Узнадзе пишет: «Мы должны признать, что в случаях актуальности какой-нибудь потребности и наличия объекта как условия ее удовлетворения субъект в первую очередь должен заметить, должен «воспринять» этот объект, чтобы затем, получив установку, быть в состоянии обращаться к соответствующим актам деятельности, рассчитанной на удовлетворение потребности. Словом, получается, что «восприятие» объектов, касающихся поведения, возникает раньше, чем установка на поведение» (Узнадзе, 1961. С.172).

Совершенно не случайно Д.Н. Узнадзе берет понятие «восприятие» в данном случае в кавычки, подчеркивая тем самым то, что концепция восприятия не может объяснить данное явление. Существовавшее в то время представление о механизме восприятия (которое во многом осталось таковым и до сих пор) не позволяло корректно решить данную проблему. Только понимание восприятия как существующего непосредственно дает нам шанс прояснить вопрос.

Восприятие, понимаемое как восприятие возможностей, а не как восприятие стимулов, позволяет решить вопрос первичной установки без разрушения основной идеи опосредования Д.Н. Узнадзе.

Здесь же следует вернуться к понятию «биосфера», которое использовал Д.Н. Узнадзе для преодоления постулата непосредственности. Именно в рамках данного понятия, на наш взгляд, будет проще понять, каким образом автору видится «восприятие до восприятия». Важно замечание о том, что по114 А.А. Девяткин нятие «биосфера» заключает в себе явления как физического, так и психического мира, оно является своеобразным подпсихическим феноменом и имеет способность влиять на поведение индивида. Во-первых, здесь можно говорить о неосознанной форме восприятия, которая первична по отношению к установке и более зависима от ситуации, нежели сама установка.

Нам же гораздо более значимым кажется второй аспект – неосознанная часть восприятия. Это не что иное, как интенциональная часть установки, которая имеет имманентное свойство анализа возможностей внешнего мира.

Таким образом, нам представляется вполне реальным предложить еще и четвертый вариант ответа – установка на разных уровнях своей структуры может быть первична по отношению к восприятию и вторична по отношению к восприятию и деятельности. На первом уровне, определяемом нами как уровень экологического компонента установки, восприятие обусловлено интенциональностью экологического компонента, на втором уровне, уровне собственно аттитюда, установка вторична по отношению к деятельности и восприятию.

Завершая размышления о состоянии установки и деятельности, установки и восприятия, А.Г. Асмолов делает выводы, что существуют два плана анализа первичной установки:

1) методологический и 2) онтологический. В первом плане установка рассматривается как опосредующее звено в преодолении постулата непосредственности, во втором плане необходимо вычленять реальные признаки первичной установки. В методологическом плане установка первична по отношению к сознанию в момент введения понятия в психологию, затем возникает другой смысл – первичность по отношению к деятельности. Это стало результатом абстрактного понимания установки как опосредующего компонента. Принципиальная бессознательность установки, по Д.Н. Узнадзе, – это стремление выйти за границы сознания. В онтологическом плане первичность установки по отношению к деятельности приводит к парадоксам. Допущение активности приводит к введению деятельности в схему установки, но вместе с другими компонентами (см.: Асмолов, 1979. С.35).

Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе Формирование установки затрагивает два принципиальных вопроса – связь потребности и установки и связь ситуации и установки. Узнадзе сам определял потребность как психофизическое состояние, выражающее нужду, которое обусловливает динамичность установки. «Сама по себе среда не дает субъекту никакого стимула действия, если он совершенно лишен потребности, удовлетворение которой стало бы возможным в условиях этой среды. Среда превращается в ситуацию того или иного нашего действия лишь сообразно тому, какой мы обладаем потребностью, устанавливая с ней взаимоотношения» (Узнадзе, 1940. С.74. Цит. по: Асмолов, 1979. С.37).

В данном случае, соотнося подходы Узнадзе и Гибсона с понятиями «среда» и «окружающий мир», можно сказать, что здесь мы находим прямое признание обязательности активности индивида, а также невозможность рассмотрения взаимоотношений между индивидом и средой по схеме стимул – реакция: «среда не дает никакого стимула».

Ранее мы говорили о том, что восприятие не может пониматься традиционно как стимулирующий рецепторы поток из окружающего мира, но должно пониматься как извлечение возможностей окружающего мира.

Таким образом, мы находим подтверждение этой идеи у Узнадзе. Само по себе узнадзевское «превращение среды в ситуацию того или иного действия лишь сообразно тому, какой мы обладаем потребностью, устанавливая с ней взаимоотношения», наглядно демонстрирует, с одной стороны, невозможность стимульно-реактивного подхода в восприятии, с другой стороны, позволяет перейти к более углубленной трактовке среды через понятие гибсоновского окружающего мира с его принципами организации и возможностями. Поэтому у индивида появляется свойство извлечения возможностей только из окружающего мира для удовлетворения своих потребностей.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.