WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |

Вероятнее всего, теория Дарвина «работает» применительно к животным, то есть она совершенно не учитывает социальное начало в человеке и поэтому не может быть перенесена на изучение психологии человека.

Между тем, судя по тому огромному влиянию, которое имел Ч. Дарвин на мировую психологию, последствия этого влияния можно обнаружить и по сей день. Избежал влияния Ч. Дарвина его великий современник В. Вундт и отчасти – У. Джемс. Именно линия В. Вундта выводит нас впоследствии на Н. Аха, через которого – на К. Левина, а последний оказался под влиянием Дарвина только через Фрейда, когда слушал студентом его лекции в Вене. В социальной психологии из идей Левина будут исходить Хайдер и Фестингер. Здесь влияние Дарвина окажется уже не столь существенным. Линия дарвинизма совершенно оборвется и в гештальттеории, она попросту не будет интересовать ее создателей и последователей, хотя Келлер и занимался самым активным образом изучением приматов в своем знаменитом питомнике.

102 А.А. Девяткин Таким образом, экологический подход Дж. Гибсона, обозначенный многими психологами как основанный на бихевиоризме и гештальттеории одновременно, взял именно ту линию, которая проникала к Халлу и Скиннеру, через Торндайка к Джемсу, исключая при этом одновременное влияние Дарвина на Торндайка, Павлова (а значит, и Дарвина) на Скиннера.

«Отсеявшаяся» подобным образом теория Дарвина позволила Дж. Гибсону взглянуть на окружающий мир с точки зрения экологического подхода, сделав существование индивида и мира взаимодополняющими и взаимозависимыми на основе встроенности. Индивид при таком подходе не должен бороться за существование, а обязан научиться извлекать возможности из окружающего мира. Ученик В. Вундта – Д.Н. Узнадзе – в своих рассуждениях о биосфере во многом предопределяет представления об окружающем мире. Его размышления о ситуации, в которой находят удовлетворение потребности индивида, содержательно очень близки основополагающим идеям Дж. Гибсона о возможностях окружающего мира.

Другим важным моментом являются размышления Надирашвили о приспособительной установочной активности, которая является не только ранним этапом психического развития, но и базой, на которой формируется вся последующая активность. То есть речь идет не только о том, что установочная активность формируется раньше других форм активности и в филогенезе, и в онтогенезе, что является само по себе очень интересной самостоятельной проблемой, но и о том, что установочная активность является первичной по сравнению с аттитюдной. Это означает, что когнитивный и эмоциональный компоненты аттитюда начинают «работать» позже, чем тот компонент, который Узнадзе называет установкой, а мы предлагаем определить как экологический компонент установки.

Нам представляется, что данный экологический компонент выполняет роль первичного фильтра отбора возможностей на самом раннем этапе анализа окружающего мира, когда не могут еще действовать ни когниции, ни эмоции. Именно это позволяет ему стать той объединительной силой установки, которая сведет все эти компоненты воедино. «Понятие установТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе ки, данное в рамках общепсихологической теории, позволяет объединить и обобщить в себе все эти варианты. С позиции такой единой категории, установки, становится возможным дифференцировать ее отдельные виды и формы» (Надирашвили, 1987. С.294).

Здесь Надирашвили касается вопроса соотношения понятий «установка», «социальная установка», «фиксированная установка», выделяя пять основных форм установки. Отдельной проблемой является проблема ее первичности. Нами эта проблема будет рассмотрена после ознакомления с позицией А.Г. Асмолова как главного оппонента теории установки.

Нам необходимо рассмотреть вопрос о связи установки и поведения, поскольку он неизменно занимает одно из центральных мест почти во всех теориях аттитюда. В теории установки также рассматривается этот дуэт. «Установка представляет собой готовность к определенной психической активности, создающуюся под воздействием определенных внутренних и внешних факторов. Она обусловливает возникновение психической активности и ее протекание в направлении выполнения намеченной задачи. В определенных условиях установка фиксируется и управляется, в результате чего она может актуализироваться вновь при наличии лишь некоторых факторов. Актуализированная фиксированная установка определяет психическую активность человека так же, как и первичная установка, но действие ее обогащено прошлым опытом. Поэтому, выяснив фиксированные установки человека, можно прогнозировать его будущую психическую активность» (Надирашвили, 1987. С.295). Здесь сразу следует отметить, что имеет смысл развести понятия «психическая активность» и «активность как поведение». На поведение, внешнее проявление активности, могут оказывать влияние различные внеустановочные факторы, в то время как на внутреннюю психическую активность больше влияние будут оказывать факторы установки.

Надирашвили говорит об этом как о возникновении психической активности и ее протекании в направлении выполнения намеченной задачи. На наш взгляд, именно это позволяет раз104 А.А. Девяткин вести понятия психической активности и поведения. Надо отметить, что социальная установка, понимаемая как фиксированная установка, может в принципе возникать в «упрощенном варианте», то есть не на базе возможности и потребности, а на базе прошлого опыта или других факторов формирования установки.

Таким образом, уровень аттитюда может рассматриваться как второй уровень социальной установки, который меньше зависит от потребности и окружающего мира, но больше – от прошлого опыта и научения. На третьем уровне установки – тенденции к действию – установочные факторы еще более ослабевают, уступая место факторам влияния внешней среды.

Подобное гибкое трехуровневое строение социальной установки обеспечивает адекватное поведение индивида. Оно подобно дереву с мощными корнями, прочным стволом, но очень гибкими ветвями, иначе мало шансов быть не сломленным бурными порывами ветров жизни.

Таким образом, социальная установка в своей основе фундирована общепсихологическим законом формирования установки на базе встречи потребности и возможности, затем на этой основе возникает аттитюд, имеющий свои закономерности формирования, который потом постепенно превращается в переходное состояние между социальной установкой и поведением – тенденцию к действию.

Что же касается различных попыток предсказать поведение на основе установки, многочисленных экспериментов по поиску соответствия поведения и установок, подобных экспериментам Лапьера, то нам данный подход представляется отражением американского взгляда на роль психолога в обществе, которому уготованы две функции: академический ученый и «социальный технолог» (манипулятор). Именно эти две позиции, перенесенные на нашу почву, породили страстное желание манипулировать личностью «во благо общества». Думается, нет необходимости доказывать очевидное. Как отмечает П.Н. Шихирев, для иной позиции психолога в обществе важна гражданская позиция, которую он видит в европейской психологии через роль психолога-«социального критика», «эмансиТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе патора». Основная задача психолога здесь видится в том, чтобы осуществлять тотальную критику через вовлеченность в событие, сотрудничество с теми, для кого проводятся исследования (см.: Шихирев,1999).

Исходя из этого для психолога будет гораздо важнее не прогноз поведения, а помощь индивиду в овладении своими потенциями, возможностями окружающего мира. При этом подразумевается, что психически здоровая личность будет направлять свои усилия прежде всего на реализацию своего внутреннего потенциала, но не на деструктивную деятельность, при возникновении которой, собственно, и нужен прогноз поведения. Задачи же манипулятивной пропаганды должны быть рассмотрены в этом случае отдельно.

Возвращаясь к вопросу соотношения поведения и установки, следует отметить, что, по Надирашвили, после экспериментов Лапьера исследования соответствия установки и поведения пошли по двум различным направлениям. Первое видело в установке один из частых факторов поведения, который действует одновременно с другими. К ним можно отнести работы Леонарда Дуба (Dооb, 1947). Как уже отмечалось, для него установка – это опосредующая переменная, которой индивид научается посредством выработки определенного отношения и выработки определенного поведения.

Второе направление отмечает, что одинаковые установки – это только видимость, на самом же деле нет двух одинаковых установок. Этой позиции придерживались Чейн и другие (Сhеin, 1948). Это так называемая многокомпонентная теория установки, в которой при выяснении ее особенностей необходимо учитывать все компоненты и степень совместимости между ними.

Различное поведение является следствием различных несовместимых компонентов. Эту идею развил далее Фишбейн (Fishbein, 1968). Он отмечал, что Лапьер не исследовал фактически установок владельцев гостиниц к студенческой паре китайцев. Сам анализ установки был значительно шире анализа поведения, где брался только один компонент.

106 А.А. Девяткин Лапьер не учитывал также степень близости того, чьи установки измеряются, и объекта установки. Не бралось во внимание и то, какого рода поведение прогнозируется на основе установки. Розенберг (Rоsеnbеrg, 1963) подчеркивал, что нужно иметь данные относительно всех компонентов установки. Шоу и Уайт (Show, Whitе, 1967) отмечали, что установка вообще не есть тот механизм, который подразумевает определенную тенденцию к действию.

Как отмечает Надирашвили, в ряде исследований подтверждается соответствие установки и поведения. Например, работа Креча, Крачфильда и Балачи приводит к выводу о том, что при соответствии между различными компонентами можно предполагать соответствие установки и поведения. Фергюссон отмечает необходимость рассмотрения всей системы установок, поскольку установка не является изолированным компонентом в созвездии других установок (Кrесk, Сrutfiеld, Ваlасhy, 1969; Fеrgusson, 1939). Важно также определить степень вовлеченности «Я», периферийность установки, чтобы обозначить степень ее влияния на поведение.

Надирашвили объясняет парадокс Лапьера с позиций теории установки в общей проблеме связи установки и поведения, отмечая при этом, что необходимо наличие актуальномоментальной установки, с которой связана и социальная установка как вид фиксированной установки. Без актуальной установки не может осуществляться активность индивида, хотя иногда вместо нее может возникать фиксированная установка.

В парадоксе Лапьера Надирашвили видит проблему взаимоотношений поведения с оценкой социального объекта, а не установки и поведения, поскольку выражение отношения еще не есть установка. Во втором случае (вопрос в письме Лапьера) у владельцев гостиниц возникает акт объективации, которого не было, по мнению Надирашвили, в первом случае. Мы также предложим далее свое объяснение парадокса Лапьера, исходя из нашего понимания структуры и функций социальной установки. Сейчас же важно еще раз напомнить, что поведение необходимо рассматривать только во взаимосвязи с друТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе гой важнейшей категорией в теории установки – активностью.

Д.Н. Узнадзе начинает свое исследование именно с понятий развития и активности.

Нам представляется, что приводимое ниже высказывание Узнадзе отвечает феноменологическому подходу к установке.

«Всякая активность означает отношение субъекта к окружающей действительности, к среде. При появлении какой-нибудь конкретной потребности субъект, с целью ее удовлетворения, направляет свои силы на окружающую его действительность.

Так возникает поведение. Как видим, оно подразумевает, с одной стороны, потребность и силы субъекта, с другой стороны, среду, предмет, который должен ее удовлетворить. Поведение представляет собой приведение в действие этих именно сил, и понять его вне потребности и предмета, ее удовлетворяющего, совершенно невозможно: конкретное действие определенных сил обусловлено конкретной потребностью, которая удовлетворяется определенным предметом. Следовательно, то, какие силы приведет субъект в действие, каково будет это действие, зависит от нужного субъекту предмета, на который он направляет свои силы: особенности действия, активности, поведения определяются предметом. Активность имеет всегда предметный характер; беспредметное действие было бы хаотично, бессмысленно, лишено всякой определенности, так что никто и не смог бы его назвать поведением» (Узнадзе, 1966. С.332).

Здесь важно то, что установка не мыслится вне отношения, вне своего предмета, вне окружающего мира. А сама активность индивида определяется предметом, окружающим миром. В этом нам видится принципиальная возможность анализа проблем установки с точки зрения экологического подхода Дж. Гибсона, в котором не хватает именно этого механизма установки, который мог бы «учитывать в одно и то же время и субъект, и предметную действительность», одновременно соответствуя одному и другому. В экологическом подходе эту функцию выполняет непосредственное восприятие, но не разработан механизм этого непосредственного восприятия.

108 А.А. Девяткин Таковым нам представляется именно экологической компонент социальной установки. Узнадзе пишет: «Следовательно, понятие установки позволяет судить, почему поведение целесообразно и имеет смысл, то есть учитывает в одно и то же время и субъект, и предметную действительность, соответствует и тому, и другому; оно позволяет понять, почему в участвующих в поведении силах учтен именно определенный предмет, и в случае его наличия стимулирует нас к действию, а при его отсутствии никогда не создает действительного поведения» (Узнадзе, 1966. С.333). Если соотнести теперь проблему Лапьера с последними словами в данном высказывании Узнадзе, то ответ будет достаточно очевиден.

Поведение и его связь с установкой – это одна из важнейших проблем установки. Другой такой проблемой является проблема первичности установки и деятельности. Данный вопрос активно разрабатывался А.Г. Асмоловым в его концепции установки. Спор между теорией деятельности и теорией установки породил множество работ, наиболее значительные среди которых – «Установка и деятельность» Ш.А. Надирашвили и «Деятельность и установка» А.Г. Асмолова. Рассмотрим позицию последнего автора.

Проблемы взаимодействия установки и деятельности В свое время А.Г. Асмолов, касаясь центрального вопроса, писал: «В социально-психологических исследованиях всегда упоминается теория Узнадзе, когда речь заходит об установке.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.