WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 42 |

Строго говоря, может сложиться мнение, что установка невозможна на уровне мышления, то есть на уровне объективации, поскольку она становится осознанной. Либо тогда необходимо признать, что установка на уровне объективации, на уровне сугубо человеческом имеет особый механизм образования, поскольку для обьективации важно не столько наличие ситуации удовлетворения потребности, сколько существование препятствия для удовлетворения потребности при наличии ситуации удовлетворения. Сама же направленность объективации и нацелена на решение проблем для удовлетворения потребности. И здесь уже брезжит идея формирования аттитюда на основе прошлого опыта, либо, например, как результат взаимодействия ценности и отношения к ценности. Поскольку объективация есть сосредоточение внимания, то это есть, следовательно, и выработка конкретизированного, аффективно и когнитивно структурированного отношения к объекту установки. Если на уровне установки еще нет такого вполне конкретного отношения, то на уровне объективации оно, несомненно, присутствует.

Все это говорит в пользу нашей гипотезы о существовании различных уровней социальной установки, которые могут формироваться различными способами. Важно при этом помнить, что любой процесс формирования установки не является самоцелью для психики, а лишь служит поведению индивида.

«Следовательно, процесс поведения представляется нам следующим образом: с целью удовлетворения потребности, имеющейся у субъекта, он обращается к окружающей действительности. Воздействуя на него непосредственно, эта действительность настраивает его к действию по отношению к предмету, необходимому для удовлетворения данной потребности. На этой основе субъект разворачивает целесообразные акты поведения, приводя в действие силы, соответствующие Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе нужному ему предмету, и активизируя их таким образом, как это необходимо для овладения предметом.

Следовательно, понятие установки позволяет судить, почему поведение целесообразно имеет смысл, то есть учитывает в одно и то же время и субъект, и предметную действительность, соответствует и тому и другому; оно позволяет понять, почему в участвующих в поведении силах учтен именно определенный предмет, и в случае его наличия стимулирует нас к действию, а при его отсутствии никогда не создает действительного поведения» (Узнадзе, 1966. С.333). Данная мысль имеет для нас чрезвычайное значение, ибо она вплотную подходит в основных своих принципах к проводимой нами позиции экологического подхода в процессах установки. Самое важное здесь состоит в констатации факта одновременного «учитывания» и предмета в окружающем мире, и потребности индивида, что обеспечивается механизмом установки индивида. В этом суть теории установки и ее значения для понимания механизмов психической организации поведения человека.

Нам представляется, что именно механизма установки «не хватает» организму в экологическом подходе Дж. Гибсона и феноменологии Э. Гуссерля, поскольку первый, хотя и говорит о непосредственном механизме восприятия, не может объяснить феномен, который он называет «вычерпыванием информации окружающего мира». Второй же исследователь, блестяще демонстрируя возможности человеческого мышления, считает, что феноменологическое эпох под силу лишь теоретической установке философа. Если бы это было действительно так, то в психике «не философов» не было бы никакой необходимости.

Представляется, что процессы, описанные Гуссерлем в его акте интенционального переживания, находят свое естественное приложение к индивиду Гибсона в окружающем мире в форме механизма интенциональности экологического компонента социальной установки.

Своеобразная «взаимодополнительность» Гибсона и Гуссерля проявляется довольно широко. Мы помним, в частности, 82 А.А. Девяткин что Гуссерль говорил о мифопрактической установке, а Узнадзе – о так называемых природных установках. «Это дает нам возможность утверждать, что способность объективации освобождает человека от прямой зависимости от природных установок и открывает ему путь к независимой объективной деятельности» (Узнадзе, 1966. С.286). Очень важным для нас здесь является упоминание о «природных установках», которые в нашем представлении и являются механизмом экологического компонента установки. Именно «природные установки» являются той частью социальной установки, которая обладает свойством одновременного анализа потребностей индивида и возможностей окружающего мира. Природная установка обеспечивает, прежде всего, экологическое функционирование установки в рамках данного окружающего мира и его возможностей.

Данное понятие наиболее близко по значению к понятию экологического компонента установки, если исходить из общих принципов экологического подхода. «Природное» функционирование установки обеспечивает экологическое существование человека на уровне окружающего мира. В том случае, когда человек совершает акт объективации, он попросту переходит на более высокий уровень установки, вероятнее всего, на уровень аттитюда, который позволяет ему быть менее зависимым от ситуации, более автономным, но одновременно и менее «экологичным», то есть менее связанным с окружающим миром, а более – со своей психической организацией.

«Но природная установка человека все же дает себя чувствовать. Она находит свое выражение в личных переживаниях субъекта и воздействует на него в определенном, специально ей соответствующем направлении» (Узнадзе, 1966. С.287).

И здесь уже мы подходим к проблеме, которой мало внимания уделял сам Д.Н. Узнадзе, но которая достаточно активно и плодотворно разрабатывалась его учениками. Это проблема социальной установки.

Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе Проблемы социальной установки в теории установки Д.Н.Узнадзе Проблема взаимоотношения социальной установки и установки очень неоднозначна, и разные исследователи видят разные способы ее решения. Так, Г.М. Андреева замечает, что «необходимо развести сферу действия установок, как их понимал Д.Н. Узнадзе, и сферу действия «социальных установок» (...). По справедливому замечанию Ф.Н. Бассина, понимание Д.Н. Узнадзе установки как бессознательного исключает применение этого понятия к изучению сложных, высших форм человеческой деятельности» (см.: Андреева, 1988.

С.349). При всей справедливости аргументов авторов нам представляется, однако, что данное суждение не учитывает работ исследователей школы Узнадзе, которые занимались проблемами социальной установки.

Прежде всего, здесь следует назвать работы Ш.А. Надирашвили, который очень подробно и успешно рассматривает многие проблемы именно социальной установки. В частности, он выделяет пять типов установки: установка практического поведения, установка познания, теоретического поведения, установка социального поведения, установка реализации психофизических сил, установка творчества (см.: Надирашвили, 1974. С.98). Основной подход при этом заключается в том, что теория установки и сама установка являются базовыми для всех остальных теорий установки и аттитюда, объединяет их позиции воедино. «Накопленные в результате этих исследований знания об установке представляют собой многие интересные данные для понимания психической природы личности, но из-за отсутствия единой общепсихологической теории установки добытые в этом направлении результаты не удалось объединить в виде научной системы, что весьма затрудняет дальнейшее развитие психологии» (Надирашвили, 1987. С.288).

Нам представляется, что работы Ш.А. Надирашвили серьезно продвигают теорию установки в направлении структурированного взаимодействия с другими теориями установки и аттитюда. При этом одной из базовых проблем у него стано84 А.А. Девяткин вится проблема объективации различных уровней. «Д.Н. Узнадзе в своих работах рассмотрел детально лишь объективацию предмета. Ш.А. Надирашвили плодотворно развивает теорию установки, выделяя виды объективации разного уровня (соответственно – различные генетические ступени объективации): объективацию предмета, объективацию социальных требований (или социальности) и объективацию собственного «Я». Для теории установки такое разделение имеет весьма существенное значение, поскольку принципиально различны типы складывающихся при этом установок и отношений между установкой и деятельностью» (Фельдштейн, 1988. С.174).

Надирашвили рассматривает человека в его взаимодействии с окружающим миром. В частности, он отмечает, что важно взаимодействие со средой, которая обусловливает сложность задачи, стоящей перед индивидом. Психика обеспечивается активностью различного уровня, а сам человек при взаимодействии со средой может быть рассмотрен как индивид, субъект и личность в зависимости от сложности задачи и уровня взаимодействия со средой.

Характеризуя «человека-индивида», Надирашвили пишет:

«Индивид во время своей практической деятельности живет в чувственно данной среде. Его поведение соответствует этой среде, целесообразно по отношению к ней. Основным содержанием психической активности индивида является восприятие чувственно данной действительности, ее принятие-непринятие и организованное сохранение прошлого опыта. Эти компоненты психической активности являются отдельными аспектами целостной установочной активности индивида» (Надирашвили, 1974. С.37). Нам кажется интересным замечание о необходимости организации целесообразного поведения соответственно чувственной среде, окружающей индивида.

Это означает, что цель поведения определяется не только самим человеком исходя из его планов, но целостной структурой «индивид-среда». В этом случае человек может реализовать только те цели, которые находятся в соотнесении с возможностями данной среды.

Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе Таким образом, принятие-непринятие и последующее сохранение опыта взаимодействия со средой может быть интерпретировано как реализация тех или иных возможностей окружающего мира. Элементарность подобной активности – лишь видимость, поскольку прямая зависимость от среды может быть понята по-разному. В том случае, если индивид ставит цели, реализация которых невозможна в данной среде, можно предположить три варианта выхода: 1) изменение среды; 2) отказ от цели; 3) попытку изыскать новые возможности в рамках существующей среды, не разрушая ее и корректируя цель. Самое простое – первое решение, поскольку для второго решения нужна определенная доля рефлексии и способность логического мышления и предвидения. Самое трудное – третье решение, когда возникает необходимость в извлечении новых возможностей, в пересмотре целей (тактических и стратегических). Но самое сложное в этом случае – понять, что человек не центр мира, а лишь его малая часть, связанная тончайшими нитями с возможностями окружающего мира. Это как раз то, что Пьер Тейяр де Шарден называл «дурным антропоцентризмом». В конце концов, просто «восприятие чувственно данной действительности» – это тоже не так уж и мало.

Изложенное выше лучше всего интерпретировано в рамках представлений экологического подхода, а замечание о том, что данные компоненты психической активности являются «отдельными аспектами целостной установочной активности индивида», дает возможность предположить наличие в установке механизма, соотносящего потребности индивида и возможности окружающего мира.

Мы склонны предположить, что экологическое взаимодействие человека на уровне организм-среда (то, что Надирашвили называет уровнем человек-индивид) может быть рассмотрено как уровень действия экологического компонента установки. Главная особенность данного уровня взаимодействия человека с окружающим миром состоит в том, что происходит непосредственный (Гуссерль назвал бы его «очевидным») анализ возможностей окружающего мира. Данный анализ опреде86 А.А. Девяткин ляет потенциальную возможность выбора, всю дальнейшую психическую активность человека. Надирашвили отмечает при этом, что «наипростейшей отражающей психической активностью, осуществляемой индивидом в процессе взаимоотношения со средой, является выделение предмета восприятия из действительности. Эта наипростейшая особенность восприятия проявляется в том, что при восприятии происходит дифференциация действительности в виде фигуры-фона. (...) Эта особенность восприятия – обусловлена закономерностью установочного действия» (Надирашвили, 1974. С.37).

Вероятно, можно спорить относительно того, что есть наипростейшая психическая активность, но гораздо более важен в мысли Надирашвили другой оттенок – подчеркивается необходимость выделения предметов, их дифференциация из окружающего мира. В контексте наших размышлений это означает очень существенную деталь – дифференциация предметов подразумевает дифференциацию возможностей, предоставляемых им индивиду. Человек должен каким-то образом быстро и достаточно верно оценивать возможности каждого предмета и осуществлять выбор этих возможностей с учетом своих потребностей. Мы назвали этот механизм экологической активностью на основе экологической логики организма.

И замечание о выделении фигуры и фона подчеркивает эту мысль, ибо явление, обнаруженное гештальтистами, вполне можно представить как один из универсальных механизмов экологической логики, поскольку выделение фигуры и фона – это не что иное, как элементарный выбор из двух возможностей, одна из которых становится фигурой, а другая – фоном.

Трудно предположить, что механизм восприятия человека и животного был рассчитан на то, чтобы Коффка, Келлер и Вертгеймер обнаружили просто геометрические «интересности» восприятия. Все, что относимо к особенностям восприятия фигуры и фона геометрических картинок, может иметь свое продолжение и в более сложных социальных и экологических структурах. Предложенное гештальтистами есть лишь самое первичное предположение, а механизм объяснения данного явления все-таки очень сомнителен. Но тем не менее все Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе это не может быть отнесено к частностям восприятия; совершенно очевидно, что тут кроются глубинные закономерности психической организации. Самое значительное здесь в том, что организм получает возможность оптимальным путем (не используя когниции и эмоции) принимать то или иное решение, которое учитывало бы самое главное – потребности индивида и возможности окружающего мира, то есть обеспечивало бы целостность существования организма в данной чувственной среде.

Остается напомнить, что мы ведем речь об установочной активности, о механизме действия установки, обосновывая экологическую значимость установки для организма. В нашем представлении установка выполняет прежде всего функцию первичной оценки возможностей окружающего мира посредством интенциональности экологического компонента.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.