WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 42 |

установка к оценкам «больше» или «меньше» или вообще количественных отношений этого рода может быть вызвана всюду, где только имеют место эти отношения, точно так же, как и установка на качественные особенности» (Узнадзе, 1966.

С.156).

В соответствии с нашими представлениями о механизме действия интенциональности экологического компонента мы можем предполагать, что установка имеет имманентное свойство оценки возможностей окружающего мира. Важно отметить при этом, что данное свойство установки фундируется особенностями ее формирования. «Как мы увидим ниже, для возникновения этой последней (установки. – А.Д.) достаточно двух элементарных условий – какой-нибудь актуальной потребности у субъекта и ситуации ее удовлетворения. При наличии обоих этих условий в субъекте возникает установка к определенной активности. То или иное состояние сознания, то или иное его содержание вырастает лишь на основе этой установки. Следовательно, мы должны точно различать, с одной стороны, установку, а с другой – возникающее на ее базе конкретное содержание сознания. Установка сама, конечно, не представляет собой ничего из этого содержания, и понятно, что характеризовать ее в терминах явлений сознания не представляется возможным (см.: Узнадзе, 1966. С.157). Очень важным для нас является именно это упоминание о том, что сама Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе установка «ничего собой не представляет», она только направляет содержания сознания. Данное положение созвучно представлениям Гуссерля о «сознании о», об интенциональности как неуловимом явлении, при помощи которого можно что-то прояснить, но которое само нельзя увидеть. «Мы должны исходить из мысли о наличии двух основных условий, без которых акты поведения человека или какого-либо другого живого существа были бы невозможны: «Это прежде всего наличие какой-либо потребности у субъекта поведения, а затем – ситуации, в которой эта потребность могла бы быть удовлетворена. Это основное условие возникновения всякого поведения и прежде всего установки к нему» (Узнадзе, 1966. С.164). В этой мысли Узнадзе для нас чрезвычайно ценным является то, что он говорит о формировании не только установки, но и поведения.

Сегодня уже достаточно очевидно, что как бы мы ни рассматривали поведение, оно не может быть описано только как формирующееся на основе потребностей и ситуации их удовлетворения: существует много форм поведения, не зависящих от потребностей или от ситуации. Но здесь интересна другая сторона. Узнадзе говорит: «всякого поведения и прежде всего установки к нему», а это означает, следуя нашей логике, что и то понятие установки, которое предлагал Узнадзе, не исчерпывает всего объема установок индивида. Таким образом, мы имеем ситуацию, в которой вполне возможно дальнейшее расширение видов установки, что в конечном итоге должно привести нас к ситуации возможности объединения теории аттитюда и теории установки при общем основании последней.

Д.Н. Узнадзе считает, что ситуация характеризуется согласованностью с потребностью при формировании установки, эта ситуация есть ситуация наличная, то есть «здесь-теперьсуществующая». Главным же считается «совпадение потребности с наличием ситуации, включающей в себя условия ее удовлетворения» (см.: Узнадзе, 1966. С.168). Совершенно очевидно, что особое значение в данном случае имеет для нас факт, обозначенный Д.Н. Узнадзе как появление «установки в 68 А.А. Девяткин определенном направлении», что свидетельствует о том, что установка в его представлении имеет направленность. Причем сама направленность, видимо, возникает еще до формирования установки, ибо Узнадзе пишет: «...без наличия факта совместного и согласованного воздействия ситуации и потребности...» А это означает, что какой-то механизм должен предварительно сделать воздействие «согласованным и совместным», для этого нужно как минимум, чтобы из многих ситуаций (в наших терминах – возможностей окружающего мира) была выбрана лишь одна, та, которая удовлетворяет данной потребности. Можно было бы предположить, что сама потребность выполняет роль анализатора ситуации и ее возможностей, но тогда мы должны согласиться с мыслью о том, что потребность есть (хотя бы отчасти) интерпсихическое образование. Сама ситуация едва ли может стать механизмом анализа своих же возможностей, ибо в первую очередь они (возможности) должны быть соотнесены с индивидуальными потребностями организма.

Итак, мы имеем чрезвычайно ценные для нас выводы из основополагающих идей Д.Н. Узнадзе: 1) должен существовать направленный на окружающий мир и на потребность индивида механизм, который 2) должен иметь свойство выбора возможностей, «согласовывать воздействия». Без наличия данного механизма «нет оснований к тому, чтобы в этом последнем (субъекте. – А.Д.) образовывалась установка».

Нам представляется, что установка как таковая не может быть ненаправленной, не может быть беспредметной. Хотя здесь, конечно, следует говорить о степени выраженности направленности и уровне ее осознания. Все это нам видится как действие механизма интенциональности экологического компонента установки. Строго говоря, установка вообще не может быть фиксированной, поскольку это очень динамичное образование, постоянно находящееся в движении и изменении в зависимости от состояния внутренней потребности и внешних условий ее удовлетворения.

Если рассматривать теперь установку с точки зрения потребности, то возникает интересный аспект, который может Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе быть обозначен как «непостоянство» потребности. Иными словами, потребность всегда находится либо в стремлении к удовлетворению (это означает ее возрастание), либо в состоянии избегания объекта удовлетворения потребности после ее насыщения (это означает уменьшение потребности, вплоть до ее отрицательного знака). Следовательно, и установка должна подвергаться аналогичным изменениям, то есть она не может иметь фиксированное, строго определенное значение. Измеренная установка – это всегда прошлая установка, она уже не актуальна для данного индивида в данных обстоятельствах.

Важно замечание Узнадзе относительно индивидуально определенного характера потребности, что вполне соотносимо, по нашему мнению, с понятием опредмечивания потребности у А.Н. Леонтьева. Хотя здесь и можно спорить относительно замечания о том, что «потребность продолжает оставаться неиндивидуализированной» до тех пор, пока не появится определенная ситуация. Вероятнее всего, потребность не может быть неиндивидуализированной вообще, она может быть актуальной либо не актуальной для данного индивида, но ее нет вне индивида, нет потребности как таковой, если в данное время ее не испытывает индивид.

Исходя из этого следует пересмотреть и позицию индивида, что очень важно для понимания функционирования экологического компонента установки. Следуя Д.Н. Узнадзе, можно сказать, что индивид пассивно ожидает, пока появится та или иная ситуация, а потом уже потребность его становится индивидуализированной и способной к формированию установки, «но достаточно появиться определенной ситуации, нужной для удовлетворения потребности, чтобы в субъекте возникла конкретно очерченная установка и он почувствовал бы в себе импульс к деятельности в совершенно определенном направлении». Конечно же, не следует понимать автора в данном случае дословно, он, несомненно, не утверждает полную пассивность индивида. Но для нас гораздо важнее здесь не сам факт пассивности индивида, а необходимость некоторого переосмысления взаимоотношений индивида и окружающего мира.

70 А.А. Девяткин Основываясь на идеях экологического подхода, индивид должен быть (и имеет такое свойство) активным в извлечении возможностей окружающего мира, а тот в свою очередь (при общей относительной пассивности) должен предоставлять индивиду те или иные возможности. Это очень важно для нас, ибо изначально определяет характер взаимоотношений индивида и окружающего его мира, предопределяя тем самым механизм формирования и функционирования установки.

Принимая за основу главную идею Д.Н. Узнадзе о механизме формирования установки через потребности индивида и возможности окружающего мира, мы уточняем характер взаимоотношения этих двух составляющих, что будет иметь последствием постановку вопроса о механизме выбора возможностей индивидом. Именно в этой последовательности: индивид активно рассматривает и выбирает возможности, которые предоставил ему окружающий мир. А для этого действия ему (индивиду) нужен механизм выбора. Мы определяем этот механизм как интенциональность экологического компонента установки. К подобной трактовке взаимоотношений индивида (его потребностей) и окружающего мира (его возможностей) нас продвигает мысль Д.Н. Узнадзе о том, что «объективным фактором, определяющим установку, следует считать именно такого рода ситуацию», в условиях которой установка принимает вполне определенный, конкретный характер. Это очень близко к пониманию Дж. Гибсоном объективности окружающего мира, его «пассивности» по отношению к индивиду, что, соответственно, обусловливает необходимость активности индивида. Мир (и его возможности) объективен, то есть независим от индивида. Он содержит в себе все возможности для жизнедеятельности организма, но ему «безразлично», как говорит Гибсон, пользуется ли индивид этими возможностями.

Индивид «обречен» на активность, на необходимость иметь механизм выбора и извлечения возможностей из окружающего мира для удовлетворения собственных потребностей. Этот механизм должен относиться одновременно и к индивиду, и к окружающему миру. Нам видится таковым экологический компонент установки с его свойством интенциональности.

Теория установки в школе Д.Н.Узнадзе Таким образом, установка возникает только после того, как из нескольких возможностей выбрана одна, которая совпадает с конкретной потребностью индивида. Важно еще раз отметить, что индивид в понимании Узнадзе – скорее существо пассивное, нежели активное, хотя сама активность декларируется неустанно. Так, размышляя о «догматических предпосылках традиционной психологии», Д.Н. Узнадзе отмечает «принцип замкнутой каузальности природы» Вундта, который означает, что психические следствия имеют в своей основе только психические же причины – механистический характер взаимоотношений представлений у Гербарта; принцип непосредственности в ассоцианистической психологии, где все определяют ассоциации и связи между представлениями; принцип влияния сложных целостных переживаний на отдельные процессы в гештальттеории. Все эти направления, по мнению Д.Н. Узнадзе, замыкаются в сфере собственно психического и не обнаруживают связи с окружающим миром. Он отмечает, что существует одно направление, которое подразумевает «возможность взаимодействия между явлениями физическими и психическими». «Однако точка зрения непосредственности и в этом случае остается в силе. Здесь допускается факт наличия прямой непосредственной связи даже между такими разрозненными явлениями, как явления физические и психические.

Так называемые теории взаимодействия отличаются от параллелистических не в чем-нибудь основном и принципиальном, а лишь в производном и второстепенном: мысль о непосредственном характере связи между этими явлениями в обеих этих теориях остается догматически принятым постулатом» (Узнадзе, 1966. С.161).

Для нас самым существенным здесь является положение, которое не было так тщательно, как установка, разработано самим Д.Н. Узнадзе и упущено другими исследователями. Дело в том, что в размышлениях Д.Н. Узнадзе мы имеем две достаточно ясные позиции: во-первых, взаимоотношения индивида и окружающего мира опосредованы установкой, связь физического и психического также опосредована установкой; вовторых, и это самое главное, подчеркивается сам факт обяза72 А.А. Девяткин тельного взаимодействия психического и физического. Психическая организация индивида немыслима без окружающего мира. Самое важное состоит в том, что обосновывается обязательность взаимосвязи не только по линии «психическоепсихическое», но и по линии «психическое-физическое», правда, посредством установки.

Следовательно, сам по себе принцип преодоления постулата непосредственности имеет для нас первостепенное значение именно в подчеркивании особой связи физического и психического через механизм установки. Это то, что при экологическом подходе в психологии называется взаимозависимостью, взаимодействием и встроенностью окружающего мира и индивида. Психика связана с окружающим миром через потребности и возможности их удовлетворения. Для нас это один из основных выводов из «постулата». И этому мы находим много подтверждений у самого Д.Н. Узнадзе: «Но общепризнанно, что человек так же, как и вообще все живое, достигает наличной в каждый данный момент ступени своего развития лишь в процессе взаимодействия со средой» (Узнадзе, 1966. С.161).

Именно это взаимодействие со средой и есть имманентная психическая активность индивида. Именно об этом он пишет:

«Словом, как потребность можно классифицировать всякое состояние психофизического организма, который, нуждаясь в изменениях окружающей среды, дает импульсы к необходимой для этой цели активности. При этом нужно помнить, что активность должна быть понимаема в данном случае не только как прием, гарантирующий нам средства удовлетворения потребностей, а одновременно и как источник, дающий возможность непосредственного их удовлетворения» (Узнадзе, 1966.

С.164).

Здесь мы наблюдаем прямое соотнесение понятия активности у Д.Н. Узнадзе с экологическим подходом Дж. Гибсона, который понимает активность прежде всего как извлечение индивидом возможностей окружающего мира. Потребность, понимаемая Узнадзе как потребность субстанциональная и потребность функциональная. Как особая группа потребностей выделяется теоретическая потребность. При этом, соТеория установки в школе Д.Н.Узнадзе гласно автору, процесс объективации идет только на основе теоретической потребности, где происходит остановка, превращение задачи в специальный объект своего размышления.

«Вот, собственно, перед нами момент объективации, (...) за которым начинается процесс теоретического отношения к задаче» (Узнадзе, 1966. С.166). Можно спорить относительно такого жесткого соотношения теоретической потребности и процесса объективации, можно спорить вообще относительно справедливости подобного деления потребностей, но для нас важнее сейчас другая мысль Д.Н. Узнадзе: «В таком случае, возникает мысль, что, может быть, без участия установки вообще никаких психических процессов как сознательных явлений не существует, что для того, чтобы сознание начало работать в каком-нибудь определенном направлении, предварительно необходимо, чтобы была налицо активность установки, которая, собственно, в каждом отдельном случае и определяет это направление» (Узнадзе, 1966. С.180).

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.