WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В связи с наполнением самостоятельной творческой активностью материальных феноменов актуальными становятся и характеристики, значимые для физиологического проявления творческих потенций, а именно, возраст (например, Девушкин в качестве доказательства своей творческой неспособности выдвигает свою старость). А также в качестве сильнейших альтернатив литературному творчеству предлагается женитьба, семейная жизнь и карьера, которая зачастую маркируется своей принципиальной противоположностью именно писательскому труду: герои занимаются переписыванием (Девушкин, Голядкин, Шумков). Данное обстоятельство имеет прямую аналогию с взглядами самого Достоевского, высказываемыми им в письмах.

Таким образом, творец в произведениях молодого писателя необходимо вставал перед выбором между двумя полюсами применения своего творческого потенциала, но в силу сложности воплощения духовной субстанции в плоть, герой зачастую не выдерживает своего выбора. Тот или иной материальный фактор (замужество Варвары Алексеевны, материальная неустроенность, выдвигающая на первый план переписывание, или любое другое требование, продиктованное «канцелярией» и ее представителями: пример Девушкина, Голядкина, Васи Шумкова, и т.д. – создает инверсированную ситуацию, актуализирующую деструктивные творческие тенденции, и герой становится жертвой своего же выбора, своего творческого прорыва. Так одной из граней интересующего нас концепта становится необходимость саморазрушения творца в процессе творческого акта, вследствие трагической невозможности одновременного вмещения им духовной и материальной сфер, представляющих собой онтологическую полноту феномена творчества.

Вторая глава «Онтолого-мифологическое содержание концепта творчество» посвящена изучению глубинных архаических схем, организующих ранние произведения писателя. Логика построения данной главы определяется необходимостью соотнесения составляющих концепта творчество, выявленных посредством анализа сюжетного уровня текстов Достоевского, с архетипическими схемами, соответствующими этапам развития универсального мирового творческого процесса – космогонии. Исследование универсальных составляющих концепта, имеющих онтолого-мифологическую природу, призвано определить возможные элементы произведений Достоевского, которые объясняют их актуальность для различных национальных традиций и культур.

Основной задачей первого раздела «Мифоонтология эстетики Ф.М. Достоевского» является рассмотрение мифологических закономерностей, определяющих основные эстетические тенденции ранних произведений писателя.

Началом, организующим содержательно-смысловое пространство художественного мира произведений Ф.М. Достоевского, выступают архаические тенденции, которые на сюжетном уровне зачастую актуализируются посредст вом подглядывания (Ордынов подглядывает в щелочку за Муриным и Катериной; «неизвестный» наблюдает за сценой, выявляющей соперничество из ревности между Юлианом Мастаковичем и сыном гувернантки и т.п.). Ситуация подглядывания в сочинениях писателя имеет двойную функцию. С одной стороны, автор выдвигает позицию подглядывающего в качестве фактора, позволяющего по-новому понять идею демиургичности творчества: вскрыть неявные законы, организующие бытие (эстетически важный принцип «тайны»), спрятать «рожу сочинителя» и явиться медиумом, транслятором изображаемых событий.

С другой стороны, ситуация подглядывания, в силу архетипичности, провоцирует активизацию архаических содержательно-смысловых пластов текста, что одновременно увеличивает присутствие хтонических тенденций. Данное обстоятельство не только объясняет восприятие Достоевского как «жестокого таланта», но и указывает на генетическую связь личного мифа о творце писателя с древнейшими космогониями, представляющими процесс рождения мира как саморазрушение творца (миф об Адаме Кадмоне, Тиамат, Пуруше и т.п.).

Данное обстоятельство диктует принципы, в соответствии с которыми выстраивается скрытый сюжет, и способствует (осознанному или нет) проявлению творческого самосознания автора в фактуре текста. Именно поэтому столь часто воссоздаваемая ситуация творения (как правило, в сюжете произведения совпадающая с литературным трудом) сопровождается мифологическими коннотациями, соотносится с космогонией и обусловливает необходимое для любого космогонического процесса присутствие фундаментальных бинарных оппозиций.

Начало космогонии зачастую представлено в виде двух вариантов: 1) соединение мужского и женского божества и 2) деятельность близнецов, демиурга и трикстера. В первом случае актуализируется взаимонаправленность противоположных начал, разрешающаяся единым творческим импульсом. Второй вариант акцентирует обратную векторность, соотношение «демиург – трикстер» изначально распределяет сферы творческого влияния.

В концепте творчество, реконструируемом на основе ранних произведений Ф.М. Достоевского, нашли отражение оба варианта. Причем, в сочинениях писателя они представлены в сложном соотношении, иллюстрирующем неоднозначность и нелинейность творческой ситуации. Так, в сугубо поляризированном виде идея бинарности представлена в повести «Двойник» (Голядкинстарший и Голядкин-младший); аналогичная картина наблюдается в рассказе «Роман в девяти письмах» (образы Ивана Петровича и Петра Иваныча).

Несколько менее очевидно, но объективно на функциональном уровне, соотносятся в качестве двойников: Василий Ордынов / купец Алеша (в рамках мифологического пласта бытия) / Ярослав Ильич (в «реальном мире»); Ефимов / Карл Федорович / С-ц; и т.п. Граница между представленными в художественном пространстве произведений Достоевского бинарными оппозициями может не совпадать с границами художественного образа, потому многие герои зачастую вмещают противоположные характеристики. Например, образ Макара Девушкина расширяется за счет соотношения с персонажами, принадлежащими к сугубо материальной сфере бытия (господином Быковым, дядюшкой офице ра), что способствует сложному взаимодействию в нем материальных и духовных творческих интенций. Отсутствие гармонии между ними приводит к финальному разрушению эпистолярного мира, творцом которого является герой.

В рамках закономерностей, диктуемых мифологической логикой, бинарные оппозиции, рассматриваемые нами в качестве центрального принципа организации мира, обусловливают возможную двунаправленность космогонического процесса: прогрессивную (поступательное развитие) и регрессивную (деградация). Включаясь в творческий процесс, герой произведений Достоевского с неизбежностью сталкивается с ипостасностью бытия, обусловленной бинарностью его структуры. Острое ощущение напряжения, возникающего вследствие взаимодействия противоположных принципов духовного и материального порядка создает стимул для творческой реализации (например, ощущение своей социальной маргинальности, соединяясь с проснувшимся чувством любви, делает необходимым для Макара Девушкина переписку с Варенькой). А неспособность героя объединить их в гармоничное единство (импульс свободного творчества, проявившийся в письме от 5 сентября, сменяется добровольным отказом от этой свободы после случая с оторвавшейся пуговицей) объясняет регрессирующую динамику соотношения данных оппозиций в процессе творчества. Регрессирующие космогонические тенденции способствуют исчезновению дифференциальных признаков. Это происходит в силу того, что по мере структурирования мира героя-творца не происходит закономерного преодоления элементов хаоса, а напротив, появляются факторы, стимулирующие активность хтоноса.

Во втором разделе главы, называющемся «Физиологическая мифоонтология в произведениях Ф.М. Достоевского», предпринята попытка рассмотрения факторов, препятствующих полноценной гармонической реализации потенций героя-творца.

Герой-творец, изображаемый Ф.М. Достоевским в силу имманентной направленности на реализацию имеющегося у него творческого потенциала, обладает специфической природой, способной онтологизировать все возможные модели отношений с другими персонажами. Эмпирический материал дает основания говорить о том, что доминирующим качеством такого героя является андрогинность, т.к., предполагая принципиальное несовпадение с любым однозначным проявлением творческой векторности, она увеличивает вариативность состояний творца. Данное обстоятельство объясняет возможную разноречивость протекания созидательного процесса.

Андрогинность присуща многим персонажам Ф.М. Достоевского, пытающимся реализоваться посредством творчества (Макар Девушкин, уже в силу семантики фамилии; Мечтатель, характеризующий себя как «существо среднего рода»; и т.д.). Присутствие двойственных интенций, связанных с изначальной творческой универсальностью героев (андрогинностью), под воздействием разнообразных факторов оборачивается стремлением к однозначности, к обретению границ в известных, принятых формах. Но зачастую такая оформленность становится инверсированностью, способствующей вырождению андрогинности в гомосексуальность (на подобного рода отношения между перепи сывающимися персонажами указывает, например, название рассказа «Роман в девяти письмах»: эпистолярный роман предполагает именно переписку влюбленных). Вырождение андрогинной гармонической природы в гомосексуальную, неспособную к конструктивному поступательному развитию, способствует росту хтонических тенденций и форм, приводящих к гибели героя-творца и его мира.

В произведениях Ф.М. Достоевского присутствуют своеобразные «точки бифуркации», стимулирующие вариативность протекания изображаемого творческого процесса. На уровне сюжета они совпадают с ситуациями испытания героя. Одним из подобных компонентов семантического пространства концепта творчество является тема соблазнения, которая зачастую дана в качестве исходного состояния героя или представлена в виде персонажей-соблазнителей.

Соблазненное женское начало на уровне космогонии является наиболее соответствующим первичному состоянию изображаемой действительности и дает импульс для развертывания творческого процесса (Варенька Доброселова, Катерина из «Хозяйки» и т.п.). Векторность протекания творческого процесса определяется чередой соблазнений самого героя-творца (примером может послужить повесть «Слабое сердце», в которой Вася Шумков «выбирает» между Юлианом Мастаковичем и Лизой). Специфика данных соблазнений связана с качествами обольстителей. Можно выделить два основных типа подобных персонажей: 1) стимулирующие творческие потенции героя (Емельян Ильич, Зимовейкин и т.п.) и 2) препятствующие их проявлению (его превосходительство, Юлиан Мастакович и т.п.).

Специфической чертой героев-соблазнителей, положительно влияющих на характер развития творческих потенций центральных персонажей произведений Ф.М. Достоевского, является пристрастие к алкоголю. Пьянство становится носителем дополнительных мифологических значений, выводящих данное явление в онтологическую сферу. Но приобщение к изначальному креативному состоянию мира посредством опьянения свойственно лишь героямтворцам. Состояние хмельной инверсии либо способствует эпизодическому всплеску их творческого потенциала (Макар Девушкин, Голядкин, Прохарчин, Ползунков), либо, выявляет их творческое бессилие (Ордынов). Когда же действие алкоголя перестает напоминать об изначальном первоединстве мира (посредническая функция вина), персонаж абсолютно теряет способность к самостоятельному творчеству, пьянство становится для него имманентным, приобретает статус постоянной характеристики и вытесняет все другие, в том числе, креативные, состояния (Емеля, Зимовейкин, приближается к ним Ефимов из «Неточки Незвановой»). Такие персонажи в произведениях Достоевского выполняют провоцирующую функцию.

Важной составляющей концепта творчество становятся инцестуальные отношения. Инцест – необходимая фаза любого космогонического процесса. С точки зрения мифологической логики на ранних стадиях развития космоса инцест выполняет исключительно конструктивную эволюционную функцию. Когда же космос имеет уже достаточно дифференцированную структуру, инцестуальные отношения становятся фактором, тормозящим развитие мира, т.к.

возвращают его к исходной точке, порождая многочисленные тератоморфные существа. В произведениях Ф.М. Достоевского инцест выполняет важную сюжетообразующую функцию. Инцестуальные отношения просматриваются: в «Романе в девяти письмах» (между Иваном Петровичем и его женой Татьяной Петровной); в «Хозяйке» (Катерина – Мурин, Катерина – Ордынов); в «Неточке Незвановой» (Неточка и ее отчим); и т.п.

Еще одной значимой частью исследуемого концепта является свадьба. С точки зрения онтологической, космогонической логики это событие сопоставимо с созданием мира (посредством корреляции микро – и макрокосма), т.е.

оно, по сути, есть поступательная реализация творческо-эротических потенций мира, усмиряющая деструктивный хаос (потому Христа называют «женихом» в высшем онтологически значимом смысле). В рамках реконструируемого нами концепта, формировавшегося в раннем творчестве Ф.М. Достоевского, подобное понимание существенно переосмысляется. Наиболее показателен в этом отношении рассказ «Елка и свадьба», в котором свадьба из феномена, способствующего развитию космогонии, становится фактором, препятствующим этому процессу, и потому перевоплощается в морфологически схожее, но субстанционально противоположное явление – похороны, т.к. в мире побеждают инверсированные законы. Антиразвитие происходит потому, что роль жениха исполняет герой, являющийся проводником хтонических сил Юлиан Мастакович.

Тема неосуществимой свадьбы, провоцирующей рост деструктивных тенденций, представлена также в «Двойнике» (стремление господина Голядкина посвататься к Кларе Олсуфьевне); в «Хозяйке» (стремление Ордынова к Катерине); в рассказе «Ползунков» (замена предполагаемой свадьбы на словесную реализацию) и т.п.

В рамках концепта творчество, реализовавшегося в ранних произведениях Ф.М. Достоевского, свадьба имеет инверсированную природу: падшая невеста и демонизированный жених (Варенька/Быков; девочка/Юлиан Мастакович из «Елки и свадьбы»; Лиза / Вася Шумков и т.д.), что способствует трансформации свадебного действа в погребальный обряд. Тотальное нарастание деструктивных тенденций переориентирует векторность творческих интенций главных героев с витальной сферы в словесную.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.