WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Методологическая база исследования определяется структурносемиотическим подходом, разработанным в трудах Ю.М. Лотмана, Б.А. Успенского, В.Н. Топорова, В.В. Иванова и т.д. В рамках структурно-семиотической методологии для нашего исследования оказался плодотворным метод мифологического анализа, который позволяет вскрыть на разных уровнях текста (личностном, сюжетном, образном, лексическом и т.п.) глубинные мифоонтологические схемы, организующие реконструируемый концепт творчество.

Практическая значимость исследования определяется возможностью применения материалов диссертации в учебном процессе, при подготовке основных и специальных курсов по истории русской литературы XIX века, в работе спецсеминаров.

Апробация работы. Материалы диссертации легли в основу докладов, прозвучавших на III, IV, V межрегиональных научно-практических конференциях «Творчество Ф.М. Достоевского: проблемы, жанры, интерпретации» (Новокузнецк, 1998, 1999, 2001), на VII межвузовской научно-практической конференции «Литература и общественное сознание: варианты интерпретации художественного текста» (Бийск, 2002). Основные положения диссертации отражены в публикациях, список которых приведен в конце автореферата.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав и заключения. Библиография содержит 360 наименований. Общий объем исследования 174 страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и новизна проведенного исследования, выбор методологии, указываются объект и предмет изучения, определяются цели и задачи, формулируются основные положения диссертации и рабочая гипотеза.

Первая глава диссертации «Концепт творчество в прозе Ф.М. Достоевского 1840-х годов» посвящена выявлению составляющих концепта, определяющихся «биографическим текстом» (основу которого дает материал писем и мемуаристика) и корректирующихся посредством реализации концепта на сюжетном уровне произведений, созданных Достоевским в 1840-е годы.

В первом разделе «”Биографический текст” раннего Достоевского и его роль в формировании концепта творчество» ставится проблема биографизма.

Рассмотрев имеющиеся биографии Достоевского, мы утверждаем проблематичность однозначного жизнеописания этого автора. Данное обстоятельство предполагает возможность рассмотрения досибирского периода жизни Достоевского в качестве «текста», имеющего динамичную структуру и опосредованно отразившегося в ранних произведениях.

Начало творческого пути Ф.М. Достоевского во многом определялось сложной обстановкой 1840-х годов, временем, которое можно назвать эпохой повышенной идеологической и эстетической подвижности. Подспудное ощущение власти «текущего момента», размывающего сложившиеся художественные системы изображения действительности, ставило Достоевского перед необходимостью поиска адекватных ему форм. Принципиально новый подход к слову, к построению художественного мира вызвал неприятие признанных моделей в силу того, что имманентно содержал в себе отрицание установившихся представлений о художественном творчестве и творце.

Анализ биографического текста раннего периода писательской деятельности Ф.М. Достоевского обнаруживает факт активного осмысления молодым автором феномена литературного творчества. Внешне границы представленного в письмах Достоевского концепта творчество совпадают с романтическим идеалом: примат духа над телом, культ иррациональной стороны мира, воплощенный в порывах вдохновения и в священном безумии, которые противопоставляют настоящего творца окружающему «разумному» миру с его представлениями о счастье (реализованная любовь, семья и государственная служба). Но желание романтической маргинальности, способствующей самостоятельной теургии, независимой от влияния причинно-следственных связей социума и законов материальности, оборачивается у Достоевского разрушением романтического канона: принципиальное неприятие разделенной любви превращается в пристрастие к «Минушкам»; восприятие семьи в качестве фактора, сдерживающего творчество, определяет возможность неоднозначного с точки зрения морали отношения к смерти матери (сопоставление со смертью Пушкина делает взаимозаменимыми эти две фигуры для начинающего писателя); отказ от общепринятого благополучия, карьеры приводит к необходимости писать на заказ, в спешке, что способствовало нарастанию сомнений в собственном даре и ощущению литературного самозванства. В этой связи особое значение приобретает история, связанная с кружком Петрашевского, которая привела Ф.М. Достоевского на Семеновский плац и, что знаменательно, которой заканчивается первый период его творческой деятельности. В поиске собственного творческого пути молодой писатель чувствует необходимость погружения в хаос. Бунт, казнь и ссылка начинают ряд мистификаций и самооговоров, которые сформировали миф о Достоевском.

Острое ощущение собственного социального неблагополучия и многочисленные наблюдения за явлениями современности способствовали художественному осмыслению тех проблем, которые определяли «лик мира сего». В этой связи специфика всего творческого процесса для молодого писателя, на наш взгляд, заключается в его определенном изоморфизме творческой ситуации, представляющей принципиальную изменяемость жизни. Но вместе с тем тенденции, обусловливающие понимание Достоевским составляющих концепта творчество, существенно расходились с принципами отражения действительности, принятыми приверженцами «натуральной школы». Творческая эволюция молодого писателя, осуществлявшаяся в соответствии с логикой, намеченной уже в «Бедных людях», способствовала трансформации проблемы «маленького человека» как строго детерминированного существа в проблему возможности/невозможности реализации потенциала творческой личности, актуальную для самого писателя.

Важную роль в процессе самоидентификации сыграл читательский опыт Ф.М. Достоевского. Для определения ведущих тенденций мировой литературы, в соответствии с которыми молодой автор корректировал свои творческие установки, мы предприняли количественный анализ упоминаний в письмах Ф.М. Достоевского 1840-х годов имен различных писателей. Соотнесение количественных результатов упоминаний имен литературных деятелей в письмах Достоевского с показателями встречаемости тех же имен в материалах воспоминаний о нем обнаруживает несовпадение, что позволяет сделать предположение о двух векторах, определяющих формирование творческого облика молодого автора.

Ведущую роль для становления художественных идеалов Достоевского играет великий немецкий романтик Ф. Шиллер, что подтверждает изначально романтические установки начинающего писателя. Интересно, что показатель, основанный на материале воспоминаний, контрастирует с первоначальным результатом. Данное обстоятельство свидетельствует о существенной внешней коррекции внутренних пристрастий молодого сочинителя требованиями времени, эстетикой реализма, что отражалось на его декларативных публичных суждениях о литературе, которые только и могли остаться в памяти современников.

Таким образом, все размышления Достоевского о «служении святому искусству», об идеале творца, несомненно имеющие романтические истоки, превращались в «фигуру умолчания», уходили вглубь его собственных творческих мотивировок.

О подобной же двойственности свидетельствует абсолютное отсутствие в воспоминаниях имен Гомера, Корнеля, Расина как представителей классического, образцового искусства; значительное снижение упоминаний о Шекспире, восхищавшем Достоевского именно изображением страстей, внутреннего мира человека и т.п. Однако наблюдается стабильность в случае с писателямиреалистами, например, упоминания о Бальзаке (кстати, считавшем себя романтиком) возрастают; а показатели Э. Сю остаются без изменений.

Показательным также становится факт, что в письмах начинающего автора особую популярность приобретают Белинский (критик) и Некрасов (но, в основном, в качестве издателя «Современника»). Очевидная важность этих людей именно для творческого (внутреннего) становления Достоевского снимается показателями материала воспоминаний, что, видимо, также превращает эти образы в своеобразную «фигуру умолчания». Если относительно Шиллера умолчание объяснялось несовпадением с «передовыми идеями» «натуральной школы», то в данном случае имеет место сложный процесс собственной литературной самоидентификации, в котором Белинский и Некрасов обладали статусом «третейских судей». Их отрицательные суждения о произведениях, написанных после «Бедных людей», вызывали у Достоевского сомнения в собственном даровании.

Да первый же план в качестве творческих ориентиров выдвигаются две фундаментальные фигуры русской литературы - Пушкин и Гоголь, что подтверждают и тексты писем, и материалы воспоминаний. Но влияние этих литераторов и здесь корректируется общим читательским контекстом, реконструируемым на материале писем и воспоминаний. Круг чтения Ф.М. Достоевского необычайно широк, что само по себе производит впечатление трансформации литературной эрудиции молодого писателя в, так называемую, литературную «всеядность». Наряду с сочинениями классиков мировой культуры, философскими и богословскими трактатами Достоевский интересуется низкими жанрами фольклора, бульварными романами и т.п. Список авторов, привлекающих его внимание, начинается Гомером и заканчивается Поль де Коком.

Аксиологическая индифферентность «гениального читателя» Достоевского дает нам право соотнести его эстетическую лабораторию со сложной культурной ситуацией 1840-х годов («культурный взрыв»). Таким образом, и замеченная нами двойственность эстетических программ молодого писателя (романтизм – реализм), и выявленные в процессе анализа его читательских пристрастий оппозиции «умолчание – декларации» и «Пушкин – Гоголь» – свидетельствуют об изоморфизме процесса творческого становления Ф.М. Достоевского общей культурной ситуации, что способствовало актуализации для него проблемы творчества и создания нового «мифа о творце».

Второй раздел данной главы посвящен выявлению составляющих концепта творчество, эксплицированных на сюжетном уровне. Наибольшую ценность для понимания границ и составляющих исследуемого концепта имеют художественные произведения. В процессе творческого акта стереотипы, существующие в сознании писателя, корректируются посредством бессознательного компонента, который, в свою очередь, актуализируется в результате целенаправленной организации художественной ткани произведения. В контексте нашей проблемы актуальным становится тот факт, что в ранних сочинениях Достоевского практически все главные герои являются в то же время авторами своих художественных миров.

Анализ творческих ситуаций, присутствующих в художественных текстах Ф.М. Достоевского 1840-х годов, позволяет нам предположить некоторые наиболее значимые составляющие концепта творчество. Необходимым фактором развития творческого процесса мы считаем присутствие провоцирующего импульса, которым может стать женское либо мужское начало, берущее на себя так называемые функции «музы» (например, Варенька Доброселова для Макара Девушкина, студент Покровский для Вареньки; Клара Олсуфьевна и Голядкинмладший для Голядкина-старшего; Катерина для Ордынова; и т.п.).

Сходное действие оказывают на героя-творца книги, зачастую способствующие мировоззренческому перерождению персонажа («Станционный смотритель» и «Шинель» – на Девушкина; господин Голядкин за ширмами, во время «кутежа» с Голядкиным-младшим и перед несостоявшимся похищением невесты вспоминает о вычитанных из разных источников историях; книги играют важную роль в жизни Ордынова, мечтателя и Настеньки из «Белых ночей»; Неточки Незвановой; и т.п.).

Важную роль для стимулирования творческого импульса играет также присутствие тайны, которую узнает персонаж, причем на сюжетном уровне постижение тайны зачастую сопряжено с ситуацией подглядывания (наиболее явные примеры проникновения в тайну посредством подглядывания мы можем встретить в «Хозяйке»; в рассказе «Чужая жена и муж под кроватью»; в «Неточке Незвановой»; и т.п.).

Данные факторы, призванные в художественной системе Достоевского провоцировать творческий процесс, легко соотносятся с теми принципами, которые сам писатель формулировал в письмах в качестве необходимых атрибутов настоящего творца. Но уже в том, как эти принципы воплощаются в художественных произведениях, проявляется отмеченное нами ранее противоречие между идеалом творца, имеющим во многом романтические истоки, и реализацией этого образа в жизни, в том числе, самого Достоевского, что приводило к сомнениям в собственном даровании.

К конкретным художественным знакам данного противоречия можно отнести и предельное расширение границ понятия творчество, которое вмещает и создание идеально-ментальных феноменов, например, фактов искусства и, прежде всего, что актуально для Достоевского, литературы, и реализацию репродуктивной биологической функции. Такая полярность проявляет себя в возможности соперничества между представителями различных сфер проявления творческих потенций (Макар Девушкин, создатель эпистолярного мира, и господин Быков, желающий иметь наследника; Ползунков, замечательный рассказчик, и ремонтер, обманувший несостоявшуюся невесту Ползункова; мечтатель и жених Настеньки и т.п.).

Произведения, которые не содержат ярко выраженного соперничества, тем не менее, включают в себя факторы, смешивающие сферы духа и плоти (Голядкина считают соблазнителем Каролины Ивановны; стремление Ордынова к Катерине, не без вмешательства Мурина, представляется всем обычной для молодого человека прихотью; даже история брошенной женихом невинной Лизы из «Слабого сердца» посредством явного соотношения этого образа с карамзинской героиней получает дополнительную снижающую коннотацию именно вследствие погружения в сферу плоти; и т.п.).

Свидетельством актуальности для Достоевского подобного пересечения духовного и плотского уровней проявления творческих интенций становится положение героинь, которые в произведениях выполняют функцию музы. Уже в первом романе представлена героиня обесчещенная, вследствие чего считающая себя погубленной; в аналогичном положении оказывается Катерина из повести «Хозяйка»; Марья Федосеевна из «Ползункова» и т.п. Образ «музы» принципиально снижается, она не просто пребывает в двух пластах бытия, но и выполняет свои функции: провоцирует творческий акт (например, Варенька Доброселова оказывается нужна не только Макару Алексеевичу для порождения эпистолярного мира, но и Быков отдает предпочтение именно ей, а не московской купчихе для рождения наследника).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.