WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |

Поэтому при массе прозрений, при громадном приближении к пониманию природы эстетического и природы художественного, немецкая классическая философия в этих вопросах останавливается на полпути. В «Критике способности суждения» Кант подвергает анализу субъективную способность эстетического вкуса. Он как бы уходит от поисков объективных критериев прекрасного и ищет субъективные основы чувства удовольствия. Как бы субъективирует эстетическое. Но суть в том, что в мировоззрении Канта человек есть особая природа, которая осуществляется по своим собственным законам. И взаимодействие субъективных способностей происходит также в этих законах. Потому достижение субъективной целесообразности при взаимодействии субъективных способностей означает достижение соответствия этому закону. И эстетическое чувство как бы дает ощущение этого достижения и наслаждение этим. Его идеи продолжают Фридрих Шиллер, Иоганн Готлиб Фихте, Фридрих Вильгельм Иосиф Шеллинг, Георг Вильгельм Фридрих Гегель. Кант заложил фундамент для понимания природы человека. Впервые в философской науке вырабатывается понимание целостного человека, соответствующего своей природе. Шиллер приходит к выводу, что современное буржуазное общество не формирует целостного человека. Оно формирует частичного человека. Средством преодоления этого он видит искусство, эстетическое воспитание. Общественная функция искусства заключается в достижении гармонического, всестороннего развития личности. И только достигая такого развития человека можно ставить цель создания лучшего общественного устройства. Гегель в своих «Лекциях по эстетике» прослеживает исторический процесс развития искусства. Для него, как объективного идеалиста, мир есть процесс самодвижения, саморазвития абсолютного понятия. Исторический путь искусства есть ступени развития идеала прекрасного. В искусстве человек удваивает себя и делает созерцаемым, чувственно воспринимаемым свой внутренний мир.

Эстетика марксизма. Она явилась логическим шагом в развитии эстетических представлений. Те достижения, которые связаны с немецкой классической философией, нашли в ней дальнейшее развитие. Прежде необходимо отметить те шаги, которые сделаны всей предшествующей философской мыслью и в наиболее зрелом, концентрированном виде немецкой классической философией, в понимании природы человека.

а) Понимании ее как деятельности, производящей свои собственные определения. Здесь понимание активности приобретает конкретный вид. Не абстрактная активность, а именно такая активность, которая связана с процессом самоосуществления человеческой природы посредством собственной деятельности субъекта. Возможно, это нашло наиболее яркое выражение в философии Фихте с «его активностью положения не-Я посредством деятельности Я». У Гегеля все существующее есть инобытие мирового духа. Мировой дух проявляет себя в предметной форме в природе и возвращается в себя, к самому себе в духовности человека. И у него дух, духовное, субъективное имеет самого себя только посредством своего инобытия, посредством собственного предметного проявления. К. Маркс снимает это понимание посредством представления о том, что движение человечества есть объективный, материальный процесс. Все остальное им сохраняется. Вплоть до того, что действительность необходимо брать субъективно. Через представления идеалистов всех времен философия возвращается к материалистическим представлениям, но уже на новом, качественно ином витке. Наверное, лучше всего об этом сказано у В.И. Ленина:

«Две формы объективного процесса: природа (механическая и химическая) и целеполагающая деятельность человека». Человеческая деятельность в науке философии начинает пониматься как объективный, т.е. закономерный не зависящий от сознания человека объективный процесс.

б) Этот мир человека есть производство. Человек в своей деятельности производит все. И материальное и идеальное. Он производит тем самым себя как человека, свою субъективную природу. Внешний мир становится в этом производстве субъективного мира средством общения, средством обмена субъективными качествами. И Маркс отмечает, что человек созерцает самого себя в созданном им мире. Предмет есть опредмеченный человек. Есть чувственно представшие субъективные качества человека.

в) В таком понимании объективного мира заложено понимание природы эстетического и природы искусства. Эстетическое есть наслаждение собственным осуществлением, самоосуществлением, достижением самоосуществления, художественная деятельность есть деятельность поиска содержательных параметров своей души. Таких, которые обусловлены жизнедеятельностью человечества, содержанием этой жизнедеятельности.

Человек как человек не дан самому себе адекватно ни объективно, ни субъективно, подчеркивает К. Маркс. Но это нам сегодня ясно и из нашего непосредственного жизненного опыта.

г) Вместе с тем в этом непрерывном чувственном труде возникает историческая действительность человека, которая находится в непрерывном развитии, которая изменяет параметры свои как объективно, так и субъективно. Следовательно, эстетические и художественные пристрастия и представления также находятся в непрерывном развитии, изменении, восхождении. Философия диалектического материализма обогащена всем предшествующим развитием научного, художественного и философского знания. Она вбирает в себя достижения предшествующего материализма и идеализма. Но это качественно новое мировоззрение, которое нельзя свести ни к одному из предшествующих. Хотя, конечно, знание предшествующего обязательно для понимания и принятия диалектико-материалистического мировоззрения.

Постклассическая эстетика. С середины XIX века ученые различных отраслей знания пытаются объяснить эстетические феномены с эмпирических позиций. Из дисциплины философского цикла эстетика часто превращается в некое необязательное приложение к конкретным наукам. Так в этот период становятся известны работы Г. Фехнера («экспериментальная эстетика»), Т. Липпс (эстетика как прикладная психология), И. Тэн (социологизаторская эстетика), Б. Кроче (эстетика как лингвистика) и др.

В ХХ в. эстетическая проблематика чаще всего начинает разрабатываться в контексте других наук, таких как теория искусства и художественная критика, психология, социология, семиотика, лингвистика и в постмодернистских текстах.

Феноменологическая эстетика (Р. Ингарден, Н. Гартман, М. МерлоПонти и др) сосредоточила свое внимание на эстетическом сознании и произведении искусства, рассматривая его как самодостаточный феномен интенциального созерцания и переживания.

Психоаналитическая эстетика (З. Фрейд, К. Юнг, и др.) Согласно З. Фрейду, главным двигателем художественно-эстетической деятельности являются бессознательные процессы психики.

Эстетика структурализма (К. Леви-Строс, М. Фуко, Р. Барт, др.) видели в искусстве совершенно автономную реальность, бессознательно появившуюся на основе неких универсальных конструктивных правил, структурных принципов, т.е. на основе неких всеобщих законов, которые плохо поддаются дискурсивному описанию.

Семиотическая эстетика (У. Эко, М. Бензе, Ю. Лотман), направлявшая свои усилия на выявление семантической специфики художественного текста.

Эстетика постмодернизма (Ж. Деррида, Ж. Делез, Ж. Бодрийар, др.) рассматривает искусство в одном ряду с другими феноменами культуры и цивилизации, снимая какое-либо принципиальное различие между ними. Как пишет В.В. Бычков, «весь универсум культуры конвенциально признается за игровой калейдоскоп текстов, смыслов, форм и формул, символов, симулякров и симуляций. Нет ни истинного, ни ложного, ни прекрасного, ни безобразного, ни трагического, ни комического. Все и вся наличествуют во всем в зависимости от конвенциональной установки реципиента или исследователя.

Сознательный эклектизм и всеядность постмодернизма позволили его теретикам занять асистематическую, адогматическую, релятивистскую, предельно свободную и отрытую позицию. В глобальной системе интертекстов и смысловых лабиринтов исчезает какая-либо специфика, в том числе и эстетическая».

ТЕМА 3. ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ ЭСТЕТИКИ Категория «прекрасное» Человечество долго искало ответ на вопрос, что такое прекрасное В такой форме его впервые поставил Платон. Что такое прекрасное вообще Мы знаем прекрасную корзину, прекрасную кобылу, прекрасную женщину, а что такое прекрасное вообще И в этом заслуга Платона. Он перевел этот вопрос из области явлений в область закономерности. Есть ли какая-либо закономерность в бытии прекрасного Сама постановка вопроса говорит о том, что древние греки воспринимали мир как нечто закономерное. Правда, Платон на этот вопрос отвечал так. «Есть мир идеальных сущностей, мир идей. Идеальных прообразов мира вещей. И есть мир идей как воплощение этих идей в материальной, вещественной форме. Мир идей абсолютен, вечен, совершенен.

Мир вещей преходящ, не абсолютен, не совершенен. Прекрасна идея вещи.

Вещь же как таковая никогда не достигает совершенства и полноты бытия, присущих миру идей». У Платона потому истинное бытие – это бытие мира идей. Еще до Платона Гераклит усматривал прекрасное в гармонии. Гармония же есть борьба противоположных начал. Соразмерность противоположностей в этой вечной борьбе и рождает гармонию. Например, Платон пишет в одном из своих диалогов, что в хоровом пении высокие и низкие голоса сливаясь в едином звучании, создают красоту пения хора. Гераклит представлял мир, как некое гармоничное целое, т.е. мир в целом есть некое единство противоположных и вечно борющихся между собой начал. Человек живет в этой гармоничности мира. Текучего, мерами возгорающегося и мерами потухающего мира. Пифагорейцы представляли мир как некую числовую гармонию. Числа – душа этого мира. Именно числовые взаимоотношения определяют этот мир. Пифагор создал даже инструмент для изучения музыкальных интервалов. И обнаружил звуковую гармонию. Мир в целом создан по тем же принципам музыкальной гармонии и семь сфер как бы создают гармоничное звучание мира. Правда, мы не слышим ухом это звучание. Но музыкант это звучание доносит до нас, и тем самым человек как бы приобщается к гармонии целостного мира. Он живет непосредственно в мире в целом. Человеческая мысль неустанно ищет, и проходит в этом поиске века, тысячелетия. Прежде чем все эти разнонаправленные поиски сольются в нечто единое, которое будет как бы похоже на все эти «рыскания» мысли, и в то же время будет прозрением, которое даст представление, что все эти поиски были только на подступах к решению проблемы. Аристотель определяет прекрасное как порядок, величину, соответствие. Ни слишком большое, ни слишком маленькое не могут быть прекрасным. Соразмерность миру вещей должна быть. Так мир идей, по мнению Платона, вне сознания человека не существует. Прообразы вещей возникают в субъективном мире человека. И вне этих прообразов человеческая деятельность не существует. Поэтому Платон в мистифицированной форме находит одну из сторон, черт человеческого эстетического отношения к красоте. Да, конечно, мы можем испытывать удовольствие только в том случае, если вещь соответствует своей идее. Но само соответствие вещи той идее, которая сложилась о ней в мире человека, еще не повод для того, чтобы мы ощутили в себе чувство удовольствия от ее красоты.

Гераклит, исходящий из идеи гармонии, тоже отчасти прав. Соразмерность, тем более соразмерность в борьбе противоположных начал, конечно, в мире есть и вне этой соразмерности самого-то мира не может быть.

Но почему мы ощущаем эту соразмерность, эту гармонию как прекрасное В Средние века, когда господствовала религиозная идеология, противоположность между духом и плотью абсолютизировали. Умерщвление плоти во имя возвышения духа, во имя восхождения к божественной духовности считалось в то время высшим проявлением человеческого духа. И все же точка зрения истинности духовной красоты, пусть и мучительной, имела под собой некую основу. Те представления, которые формирует человек, оказывают воздействие на него самого. Потому мир представлений о том, какой должна быть душа человека и как она должна проявлять себя в миру, имел существенное значение. Религиозные представления об идеале прекрасного человека имели недостаток в том, что они не соответствуют действительности и имеют мистическую форму. Впрочем, это даже способствовало тому, что религия оказала воздействие на музыку, на живопись, архитектуру. Во всех этих областях восхождение к возвышенности духа сказалось на серьезности этих искусств, на нахождении соответствующих выразительных средств. В эпоху Возрождения существующий образ представлений о прекрасном, был сохранен. Об этом говорит само искусство того периода. Но вместе с тем человек эпохи Ренессанса ищет красоту в естественности, в самом по себе бытии человека. У мыслителей и художников этого времени Бог не отрицается, но он как бы растворяется в этом мире, становится человечным, становится человеком. А представления о человеке как бы начинают приближаться к представлениям о Боге, о его возможностях. Пико делла Мирандола так и говорит, что «Бог не определил человеку, каким ему быть, какое место занять в этом мире. Он предоставил все это решать самому человеку». В эпоху классицизма представления о красоте вновь уходят в область духа. Прекрасным может быть только то, в чем проявляется разумность, в чем проявляет себя дух.

А дух в эту эпоху понимается больше рационалистически. Как нечто уложенное, упорядоченное. В эпоху же классицизма, когда капитализм делает первые шаги, появляется рынок на обширной территории, складываются сильные централизованные государства, когда дворянство еще не перестало играть роль руководителя общества, но уже буржуазные отношения начинают складываться, в эту эпоху формируются представления о чести, патриотизме, служении королю и нации. Очень сильно рыцарское и рациональное начало.

Даже искусство в эту эпоху четко разделено на виды и жанры (на высокие и низкие). В эпоху Просвещения снова формируются представления о естественности человека. Ибо буржуазия уже набрала силу и она теперь не нуждается в покровительстве королей, не нуждается в регламентированной жизни феодального общества. И Просвещение в этом плане служит переходным мостиком между всем тем, что было прежде и немецкой классической философией.

И. Кант полагает, что человек получает удовольствие при созерцании предмета от согласованной работы рассудка и воображения. Таким образом, мы видим здесь как бы некоторый возврат к Платону с его миром идей. Но это возврат на совершенно другом уровне и в совершенно других представлениях об устройстве мира. По Канту, причинность цели есть форма объективности.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.