WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 23 |

«Вторая природа», появляющаяся в процессе этой практики, существует также независимо от человека и становится объектом эстетического познания и преобразования. Человек, творя по законам красоты, вместе с тем объективирует и превращает все созданное в предмет эстетического познания и совершенствования. Эстетическое в действительности не есть нечто застывшее и неизменное, оно меняется и совершенствуется в процессе исторического развития природы и, главным образом, человеческого общества. Объективность эстетического доказывается не только практикой общественного развития, но и великими достижениями общественного развития современной науки.

Специфической особенностью эстетической деятельности является то, что она обращена ко всей личности человека. В структуре деятельности: цель – действие – операция – эстетическая деятельность развертывается универсально, так как она идет от индивидуальности к обществу (см. рис. 1).

Эстетическое – универсальная категория Прекрасное Эстетический идеал Искусство Возвышенное Эстетический вкус Художественны Трагическое Эстетическое чувство й образ Комическое Творчество Категории, Категории, Категории субъект характеризующие, описывающие. духовно- социально-духовной объективное практическое освоение жизни состояние мира Рис. Основные методы эстетики Научное познание невозможно без своего инструмента – метода.

Опираясь на общую философскую методологию, любая наука вырабатывает внутри себя методы, опирающиеся на свое мышление. Эстетика в этом отношении не составляет исключения. Одним из методов эстетики является историзм. Идеи историзма пронизывают эту науку. Принцип историзма предполагает соблюдение трех важнейших условий: во-первых, рассмотрение явлений в их развитии; во-вторых, рассмотрение связи данного явления с другими и, наконец, изучение истории в свете опыта современности, использование исторически высших форм в качестве ключа для понимания предшествующих. Принцип историзма вырастает изнутри самой эстетики как потребность более адекватно рассмотреть свой предмет, например, нынешнее состояние искусства и его современные законы понимаются как ставшие, исторически возникшие, а его будущее состояние – как образующееся в протекающем на наших глазах художественном процессе. Историзм – путь связи теории и практики и единственная дорога к истинному пониманию эстетики.

Историзм дополняет сегодня другой метод – структурализм, который вторгается в различные сферы. Так, например, структурализм дает возможность рассмотреть художественное произведение как определенную систему, состоящую из множества элементов, взаимосвязанных и взаимообусловленных.

Структурный метод предполагает собирание и анализ разнообразных фактов, составление их полного перечня, установление взаимосвязи между фактами, их группирование и выявление отношений между ними, построение системы их наличных элементов, что создает целостный единый объект исследования.

Структурализм входит в общую систему современной научной методологии.

Этот метод нуждается в сотрудничестве с другими методами и является дополнительным по отношению к исторической методологии.

Функции эстетики Изучение предмета и структуры эстетики позволяет раскрыть ее функции, основополагающими из которых являются мировоззренческая, познавательная, формирующая, методологическая.

В первую очередь эстетика необходима художнику. Она является мировоззренческой основой его деятельности. Но художник может и без знаний эстетики применять ее законы, опираясь на свою интуицию и опыт. Однако такое постижение, не подкрепленное теоретическим обобщением художественной практики, не позволит глубоко и безошибочно разрешить творческие проблемы. Мировоззрение не только руководит талантом и мастерством, оно само формируется под их воздействием в процессе творчества. Своеобразие видения мира, отбор художественного материала определяются и регулируются мировоззрением. При этом наиболее непосредственно влияет на творчество та сторона мировоззрения, которая выражается в эстетической системе, сознательно или стихийно реализуется в образах. Эстетические принципы, на которые опирается художник, нам интересны, так как свои произведения художники в первую очередь создают для людей. Применение в творчестве законов эстетики способствует сознательному отношению к художественному творчеству, в котором сочетается дар и навык. Эстетика нужна не только художнику, но и воспринимающей публике – читателям, зрителям, слушателям. Искусство доставляет одно из наивысших духовных переживаний – наслаждение. Именно эта наука позволяет людям сформировать эстетические взгляды, идеалы, представления. Значит, эстетика занимается процессом воспитания. Она выполняет и методологическую функцию. Обобщая результаты исследований области, например искусствоведения, она оказывает обратное влияние на его развитие. Она дает возможность изучить доминирующие принципы гносеологии эстетических объектов, определяет путь их исследования.

Из многообразия наук о человеке эстетика занимает особое место.

Чувственно-ценностная природа эстетического знания, его критериальный характер в отношении ведущихся культурных и художественных поисков дают основание относиться к эстетике как специфической аксиологии культуры, как к ее самосознанию, имеющему самое прямое отношение к формированию культурно-ценностных эталонов и приоритетов. Находясь в мире культуры, человечество существует в многообразии эстетических ценностей и антиценностей. Эстетические нормы и ценности культуры являются очень важным ориентиром развития человеческого общества, оберегающим ее от культурных экспансий.

В XX веке способность культуры выходить из-под контроля человека, превращаться в стихию нового типа стало очевидной. Появилось многочисленное количество угроз для самой экзистенции человека, это и экологическая катастрофа, и истощение природных ресурсов, и распространение «масскульта», сопровождаемое общим снижением культурного уровня людей, стандартизацией их жизни, деперсонализацией личности. «В феномене «массового человека», равнодушного к красоте, истине и добру, кроются опасности новых войн, массовой деструкции, техногенных катастроф.

Наш выдающийся ученый-энциклопедист В.И. Вернадский3 считал, что познание человеком окружающего мира идет по трем взаимообогащающим направлениям: через науку, искусство и религию. Единую реальность бытия, к познанию которой стремится человек, образно говоря, можно представить в виде многогранного кристалла, одни из граней которого познаются наукой, другие — искусством, третьи — религиозным опытом человечества. Чтобы приблизиться к пониманию этой реальности, недостаточно рассмотреть ее грани в отдельности, нужно еще суметь увидеть как бы их взаимное расположение. Познание окружающего мира и расширение сознания человека идут как бы по спирали. Вначале идет накопление знаний и опыта, затем синтез этих разрозненных знаний в единое представление об окружающем мире, затем, опираясь на это качественно новое представление, накопление более глубоких знаний и опыта и т.д. Сейчас, в конце XX века как раз наступило время синтеза. Именно сейчас нужно суметь соединить в единое целое все знание и весь опыт человечества и получить, таким образом, качественно новое, расширенное представление о Мире и законах его Бытия. При этом ни один опыт познания человеком Единой Реальности не может быть игнорирован без нанесения ущерба целостному представлению о Мире — ни научный, ни философский, ни эстетический, ни религиозный.

Таким образом, можно сказать, что проблема предмета специфики эстетики постоянно находится в поле зрения ученых. Например, в ХХ в. среди дискуссий вокруг предмета эстетики имела место точка зрения, согласно которой «эстетика не должна изучать искусство, поскольку это – предмет теории искусства, эстетика же – наука о прекрасном, об эстетическом как в действительности, так и в искусстве»4. Эта точка зрения не является общепризнанной, но в последнее время она получила дополнительный смысл и аргументы в силу широкого применения различных видов прикладной и информационно-коммуникативной художественно-эстетической деятельности, не являющейся искусством в традиционном смысле слова. Следовательно, если иметь в виду не абстрактные структуры и не безнадежно закодированные семиотические системы, а здоровое реалистическое искусство в условиях глобального развития СМИ, дизайна, эстетизации среды, а также учесть успехи в области компьютерного и виртуального искусства, то можно ли предполагать перспективу развития без искусства в собственном смысле слова.

Вернадский В.И. Труды по всеобщей истории науки. – М.: Наука, 1988. (Лекции 1-3. О научном мировоззрении).

Поспелова Г.Н. Эстетическое и художественное. – М., ТЕМА 2. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИСТОРИИ ЭСТЕТИКИ Как особая философская наука эстетика вычленяется только в XVIII столетии. Сделал это Александр Баумгартен (1714-1762). Баумгартен определял эстетику как науку о чувственном восприятии совершенства, которое связывалось им с восприятием прекрасного. Но эстетическая проблематика начинает разрабатываться в философии с ее первых шагов.

Эстетика Древней Греции. В Древней Греции расцвет эстетической мысли относится к VII-III векам до нашей эры. Энгельс отмечает, что для мышления древнегреческих философов характерно следующее: всеобщая связь явлений не доказывается в подробностях, она является для них результатом непосредственного созерцания. В этом и недостаток, и превосходство их над позднейшими философскими школами. Их мышление схватывало всеобщую связь явлений в диалектической форме. Этот вывод относится и к эстетическим воззрениям греков. Уже у Гомера и Гесиода мы встречаем такие эстетические категории, как прекрасное, гармония, мера. Но в теоретической форме наиболее раннюю разработку эстетических категорий начинает пифагорейская школа.

В этой идеалистической философии число считалось душой мира. Миром управляют числа. Вместе с тем, они считали, что в мире десять противоположностей, которые порождают гармонию. Гармония чисел есть, по их мнению, некая объективная закономерность, определяющая состояние мира в целом. Мир, космос есть некое упорядоченное единство. Практическим подтверждением числовой гармонии мира была созданная ими теория математических основ музыкальных интервалов. Они установили, что качественное своеобразие музыкального тона зависит от длины звучащей струны. И установили математические соответствия музыкальной гармонии:

октава 1:2, квинта 2:3, кварта 3:4. Гармонию они определяли как согласие несогласных, т.е. как единство противоположностей. По их мнению, гармония совершенства, красота суть одно и то же. Исходя из этого представления о строении мира, космоса они разрабатывали свою теорию музыкального воспитания человека, теорию воздействия музыки на нравы, страсти, на духовное и физическое здоровье человека. Гераклит Эфесский также считает, что красота есть гармония, а гармония есть единство противоположностей.

Гармония и мера у него – всеобщие законы, законы мироздания. Он приводит такой пример красоты-гармонии: музыка, смешивая в совместном пении высокие и низкие, протяжные и короткие голоса создает гармонию, красоту.

Для греческой философии вообще характерно видение эстетических качеств, как присущих миру в целом. Объективная основа прекрасного выводится ими из общего устройства мира, видится как общая закономерность мира.

Сократ (470 – 339 гг. до н.э.) отошел от принципа объективности. В центре его философии человек. Он мир понимает телеологически: все имеет целью пользу человека. Эстетические качества у него определяются целями человека. То, что не приспособлено для дела, для пользы, то не может быть прекрасным. Но вместе с тем он пришел к пониманию связи этического и эстетического. Для него идеалом является прекрасный духом и телом человек.

Это сочетание греки называли калокогатией. Отсюда задача искусства по Сократу состоит в создании силой творческого воображения идеала человека.

Сам Сократ начинал как скульптор и хорошо разбирался в произведениях искусства.

По Платону (428-427 – 348-347 гг. до н.э.) предметный мир, в котором мы живем, не есть истинное бытие. Подлинное бытие присуще духовным сущностям, «идеям». Идеи – прототипы чувственных предметов. Чувственный мир – отражение сверхчувственных идей. Важнейшей проблемой в его эстетических воззрениях выступает проблема прекрасного. В диалоге «Гиппий Больший» он приходит к мысли, что прекрасное не сводится к удовольствию, не содержится в драгоценном материале, не есть полезное, пригодное. И ставит вопрос о «прекрасном для всех и всегда, о прекрасном как таковом».

Рассматривая наше созерцание, он показывает, что человек идет от любования физическим телом к любованию прекрасной душой, работой мысли, возвышается до созерцания идеального мира. Подлинно прекрасное для Платона может находиться только в мире идей. В такой мистической форме Платоном поставлен очень сложный вопрос о природе красоты. И намечен путь его решения. Человек только приобщается к миру идей. Но он приобщается к этому миру идей не в чувственной, а в логической, рациональной форме, посредством разума, а не внешних чувств. Потому у него чувства не дают истинного познания. Чувства и разум как бы разъединены. Потому Платон не пошел развивать эту мысль дальше. Но вопрос он поставил и несколько шагов сделал в направлении решения загадки эстетического. Здесь есть еще одна тонкость. Мир идей для индивида в обществе действительно есть нечто объективное. Ибо действия всех других индивидов, совокупность взаимодействия людей в обществе происходит на основе идей. Люди в своих действиях объективируют свои идеи. Потому для индивида мир культуры, в том числе и духовной культуры, есть нечто существующее вне его сознания, как нечто объективное. Каждый из нас вынужден что-либо конкретное, единичное видеть, воспринимать как определенное идеей. Мы воспринимаем стул, стол, комнату, расстановку предметов, свои и чужие действия, поступки, всю действительность как проявление той или иной идеи. Через идеи, как видим, Платон гениально увидел проблему, гениально почувствовал пути ее решения, но его мировоззрение имело одно заблуждение, которое исказило путь решения проблемы: мир идей существует вне сознания человечества. Так, он считает искусство тенью тени, ибо художник познает мир чувствами, т.е.

познает не мир идей, а мир единичных, чувственных предметов. Потому художник не может постигать истину. Правда, Платон прав, определяя искусство как чувственное познание, прав он и в том, что поэт воздействует на эмоциональную сферу. Но он уходит от природы искусства, так как считает, что только рациональное есть подлинное познание.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.