WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Параграф 4.1. Политико-психологические модели социального насилия: Дж. Дэйвис, Т. Гарр, Д. Ольшанский В параграфе анализируются модель «J-кривой» Дж. Дейвиса, модель относительной депривации Т. Гарра, а также взгляды Д. Ольшанского38.

В рассматриваемых моделях динамика агрессивности объясняется с помощью двух переменных. Одна из них – оценка группой (обществом) своего фактического положения, своего «имею». Вторая – некоторое, часто трудно разделимое, соединение оценок «хочу» и «могу». Названия этих переменных в каждой из моделей несколько отличаются.

Основная идея этих моделей сводится к следующему: рост разрыва между «имею» и комбинацией (а порой тождеством) «хочу» и «могу» ведет к росту агрессивности общества. В параграфе говорится, что данные модели имплицитно, а иногда и эксплицитно, базируются на крайне примитивизированной модели homo politicus’а. Предполагается, в частности, что человек политический склонен к агрессивности в любой ситуации существенного расхождения между желаемым и имеющимся, вне зависимости от того, существуют или нет препятствия на пути достижения им желаемого состояния.

По мнению автора диссертации, основной причиной примитивизации взгляда на homo politicus’а является двухфакторность рассматриваемых моделей, связанная с объединением в рамках одного понятия качественно различных компонент («хочу» и «могу»). В свою очередь, эта неразграниченность обусловлена опорой на теорию уровня притязаний и уровня ожиданий, предложенную школой К. Левина, где указанные понятия и в самом деле разведены недостаточно четко.

Davies, J.C. Towards a Theory of Revolution // American Sociological Review. 1962. Vol. 27. № 1. Гарр Т.Р.

(2005) Почему люди бунтуют. – СПб.: Питер, 2005. Ольшанский Д.В. Политическая психология. – СПб.:

Питер, 2002.

Параграф 4.2. Институциональные модели политической нестабильности: М. Олсон, С. Хантингтон В параграфе отмечается, что основной предмет интереса М. Олсона39 – дестабилизирующий эффект быстрого роста экономики в модернизирующихся странах.

По мнению автора диссертации, исследуемые М. Олсоном основные дестабилизирующие факторы могут быть сведены к трем процессам:

- рост притязаний на социетальном уровне, происходящий параллельно с появлением мощных фрустраторов общенационального масштаба;

- рост притязаний в группах, выигрывающих от происходящих перемен («новые богатые» и пр.);

- появление значительных по численности групп со снижающимся доходом («новые бедные»), но ориентированных на стандарты потребления более успешных групп.

Первые два процесса являются примерами токвилева процесса, а третий может быть интерпретирован как смесь токвилева и стрессового процессов (снижение уровня ожиданий на фоне роста уровня притязаний).

Судя по вниманию, которое М. Олсон уделил каждому из них, наиболее мощным фактором дестабилизации ему представлялся третий процесс.

Согласно С. Хантингтону40, рост нестабильности и агрессивности в модернизирующихся сообществах обусловлен несоответствием между:

- ростом притязаний, порождаемым двумя аспектами модернизации – экономическим развитием и «социальной мобилизацией» (включающей урбанизацию, повышение грамотности, рост образования, распространение СМИ и пр.);

- отсутствием «возможностей для социальной и экономической мобильности и гибких политических институтов».

В отличие от М. Олсона, С. Хантингтон важнейшим дестабилизатором считает не экономическую динамику, а социальную мобилизацию. Идею М. Олсона о прямой связи между темпами экономического роста и политической нестабильностью С. Хантингтон обобщает и говорит о прямой Olson, M. Rapid Growth as a Destabilizing Force // The Journal of Economic History. 1963. Vol. 23. № 4.

Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. – М.: Прогресс-Традиция, 2004.

зависимости нестабильности от темпов всех связанных с модернизацией изменений.

Автор диссертации полагает, что модели политической нестабильности М. Олсона и С. Хантингтона позволяют выделить несколько структурных и динамических характеристик социальной среды, которые необходимо учитывать при анализе фрустрационных процессов на социетальном уровне:

(1) темпы роста / падения экономики; (2) структура и динамика распределения доходов; (3) динамика вертикальной и горизонтальной социальной мобильности; (4) динамика гражданского и политического участия; (5) качество социальных институтов.

Глава 5. Особенности фрустрационных процессов в сообществах с различным уровнем развития достижительного поведения: построение гипотезы В данной главе описываются гипотетические механизмы зависимости между развитостью в том или ином сообществе достижительного поведения и склонностью этого сообщества к одному из двух описанных в предыдущей главе видов фрустрационных процессов: токвилеву или стрессовому;

анализируется развитие токвилева фрустрационного процесса в постсоветской России.

Параграф 5.1. Достижительное поведение; сообщества с разным уровнем развития достижительного поведения – уточнение понятий В параграфе вводится понятие «достижительное поведение». Под этим термином понимается поведение, основанное на мотивации достижений по Г. Мюррею и Д. Макклелланду41, но обладающее рядом признаков, не сводимых к мотивации. Рассматриваются параметры достижительного поведения, от которых в решающей мере зависит специфика фрустрационных процессов: (1) богатство, статус и власть как критерии успеха; (2) установка на конкурентное поведение; (3) реалистическое целеполагание42; (4) непринятие понижения целей43; (5) моральная легитимация имущественного неравенства.

Murrey, H.A. Explorations in Personality. – New York, Oxford University Press, 1938. Макклелланд Д.

Мотивация человека. – СПб.: Питер, 2007.

Антипод реалистического целеполагания – ориентация либо на сверхсложные, либо предельно легкие цели и «прыганье от наилегчайших к труднейшим задачам» (Atkinson, J.W. Motivational Determinants of Risktaking Behavior // Psychological Review. 1957. Vol. 64. № 6. P. 369, 364, 370).

В диссертации подчеркивается, что при устойчивом ухудшении общей ситуации (например, в условиях экономического спада) эффект неснижения целей наблюдается только в течение ограниченного периода времени. Неудачи в конце концов «приводят к снижению интереса к задаче» (Atkinson, J.W. Op. cit. P. 368Кроме того, в параграфе даются определения сообщества с развитым типом достижительного поведения и сообщества с относительно неразвитым (формирующимся или, напротив, деградирующим) достижительным поведением. В первом случае имеется в виду сообщество, где названные только что характеристики достижительного поведения являются доминантными. К таким сообществам относятся, в частности, общества «индустриальной» / «современной» культуры (по Р. Инглхарту44).

Во втором случае речь идет о сообществе, в котором большая часть характеристик достижительного поведения доминантными не являются.

Примеры таких сообществ: «традиционные общества», переживающие процесс модернизации; пост-тоталитарные общества; сообщества, включенные в культуру со зрелым достижительным поведением, но в которых этот тип поведения по тем или иным причинам развит слабее, чем на уровне общества в целом и т.п.

Высказывается предположение, что в модернизирующихся или уходящих от тоталитаризма обществах освоение различных компонент достижительного поведения происходит неравномерно: быстрее всего осваиваются элементы, не предполагающие длительных культурных трансформаций общества (изменения традиций семейного и школьного воспитания и т.п.). Исходя из опыта России последних двадцати лет, автор диссертации полагает, что, относительно легко и быстро усваиваемыми характеристиками достижительного поведения являются «классические» критерии успеха (прежде всего, деньги) и установка на конкурентное поведение.

Параграф 5.2. Формулировка гипотезы Общая формулировка гипотезы, предлагаемой в данной параграфе, такова. Склонность сообщества к тому или иному типу фрустрационных процессов связана с развитостью/неразвитостью в нем достижительного поведения: в сообществах с развитым достижительным поведением вероятность развертывания стрессового процесса заметно превышает 369), установка на неснижение целей ослабевает, и люди начинают адаптироваться к новым, не столь благоприятным условиям, руководствуясь реалистической оценкой своих возможностей.

См., например: Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // ПОЛИС.

1997. № 4; Inglehart, R., Baker, W.E. Modernization, Cultural Change, and Persistence of Traditional Values // American Sociological Review. 2000. Vol. 65. № 1.

вероятность развертывания токвилевого процесса; в сообществах со слабым развитием достижительного поведения соотношение вероятностей развертывания этих процессов будет обратным.

Предельно упрощая ситуацию – сводя ее к частному (но частому) случаю изменения экономического положения сообщества – это же утверждение можно сформулировать так: в сообществах с развитым достижительным поведением рост массовой агрессивности более вероятен при ухудшении экономического положения и менее вероятен в условиях его улучшения; в сообществах с относительно неразвитым достижительным поведением рост массовой агрессивности более вероятен при улучшении экономического положения и менее вероятен на фоне его ухудшения.

В параграфе описываются гипотетические культурно-психологические механизмы, лежащие в основе зависимости между уровнем развитости достижительного поведения и склонностью к тому или ином типу фрустрационного процесса. Диссертант показывает, что ключевая роль в этих механизмах принадлежит распространенности/нераспространенности в обществе таких компонент достижительного поведения, как реалистичность целеполагания и установка на неснижение целей.

Параграф 5.3. Развитие токвилева фрустрационного процесса в постсоветской России (1993-2006 гг.) В параграфе отмечается, что, судя по результатам социологических исследований, Россия является страной, где достижительное поведение пока еще развито довольно слабо – во всяком случае, значительно слабее, чем в странах «Большой Семерки» и в таком «Азиатском тигре», как Южная Корея45. Поэтому автор исследования полагает, что сегодняшняя Россия может служить объектом для исследования, направленного на проверку гипотезы о связи между относительной неразвитостью достижительного поведения и склонностью к токвилевым фрустрационным процессам.

Для проверки гипотезы рассматривается динамика социологических и статистических показателей, по которым, как представляется автору, можно судить об изменении агрессивности общества и движении уровней притязаний, ожиданий и достижений в России в 1993-2007 годах.

См., например: Магун В.С. Динамика трудовых ценностей российских работников, 1991-2004 гг. // Российский журнал менеджмента. 2006. № 4.

а) Динамика агрессивности общества. В параграфе отмечается, что в российской социологии можно найти очень мало показателей, которые бы удовлетворяли одновременно двум условиям: (а) несли в себе некоторую информацию о распространенности в обществе недовольства и связанных с ним агрессивных эмоций и (б) регулярно и часто отслеживались на протяжении всего постсоветского периода российской истории.

Один из таких показателей: ответы на вопрос о готовности участвовать в «массовых выступлениях населения против падения уровня жизни, в защиту своих прав»46. Недостатком этого показателя является то, что он отражает только распространенность интересующих нас настроений, но никак не передает их интенсивность, и потому имеет естественный максимум (100%). Но лучших социологических показателей автору дисертации найти не удалось.

Судя по приводимой в диссертации динамике рассматриваемого показателя, агрессивность российского общества в течение 1993-2007 годов имела тенденцию к возрастанию. Эта тенденция была переломлена лишь однажды – в результате дефолта. Эффект дефолта продлился примерно год.

Затем рост агрессивности возобновился.

Важно иметь в виду, что, в той или иной мере отражая динамику общественной агрессивности, показатель вербальной готовности участвовать в акциях протеста еще ничего не говорит о направленности (объектах приложения) агрессивных эмоций. Утверждать, например, что рост / снижение рассматриваемого показателя является однозначным свидетельством роста / снижения недовольства властью, было бы неверно.

В 90-е годы XX века российская власть, и прежде всего власть федерального уровня, действительно находилась в числе основных объектов массового недовольства. Однако в первом десятилетии XXI века она из этого списка ушла. Между тем, общественная агрессивность продолжала расти, найдя себе новые «адресаты». В параграфе приводятся данные социологических исследований автора диссертации и Института социологии РАН, позволяющие утверждать, что в 2000-х годах к числу главных объектов С 1993 года по настоящее время этот вопрос практически в одной и той же формулировке включается Левада-центром в ежеквартальные репрезентативные опросы «Мониторинг социально-экономических перемен».

приложения массовой агрессивности принадлежали «богачи»/«олигархи», «инородцы» и «Запад»47.

б) Динамика уровней притязаний, ожиданий и достижений. Сегодня в регулярных российских опросах отсутствуют специальные индикаторы уровней притязаний и ожиданий. Однако существуют показатели, по движению которых, хотя и косвенно, но все же можно в какой-то мере судить об изменениях соотношения уровня притязаний и уровня ожиданий в сознании «среднестатистического» россиянина. По мнению автора диссертации, такими показателями могут служить ответы на следующие вопросы проводимого Левада-Центром «Мониторинга социальноэкономических перемен»: (а) «Начиная с какого среднемесячного денежного дохода в расчете на одного человека, семью можно считать богатой»;

(б) «Сколько денег нужно сейчас Вашей семье в расчете на одного человека в месяц, чтобы жить, по вашим представлениям, нормально» В ответах на каждый из этих вопросов присутствуют составляющие и «хочу», и «могу», то есть и уровень притязаний, и уровень ожиданий48.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.