WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

(б) возможность стимулирования агрессии негативными эмоциями, обладающими мотивационной компонентой, не соответствующей поведенческой агрессии (например, страхом с характерной для него установкой на бегство), (в) возможность сопровождения поведенческой агрессии позитивными эмоциями32. Сказанное вызывает необходимость уточнить характеристики агрессивных эмоций.

В содержательном отношении агрессивные эмоции предлагается определить как негативные эмоции, имеющие в качестве мотивационной компоненты установку на нападение (в отличие от установки на бегство).

См., например: Anderson, C.A., Berkowitz, L., Donnerstein, E., Huesmann, L.R., Johnson, J.D., Linz, D., Malamuth, N.M., Wartella, E. The influence of media violence on youth // Psychological Science in the Public Interest. 2003. Vol. 4. № 3. P. 83.

Cм., например: Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. – СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2002. С. 33, 82.

Основываясь на работах Л. Берковица, Т. Гарра, К. Изарда, Р. Лазаруса, К. Левина, П. Фресса, К. Хорни, и др., диссертант в качестве основных составляющих агрессивной компоненты эмоциональной атмосферы общества отобрал пять эмоций: гнев, зависть, обида, отвращение и презрение.

По такому «формальному» критерию, как продолжительность, к компонентам агрессивной составляющей эмоциональной атмосферы общества предлагается отнести и краткие, импульсивные эмоциональные реакции, и достаточно длительные эмоциональные состояния (настроения), составляющие эмоциональный фон поведенческой агрессии. Автор работы полагает, что такой подход соответствует пониманию эмоциональной атмосферы общества как всей совокупности эмоциональных явлений, «окутывающих» человека в социальной среде.

Параграф 2.2. Факторы и механизмы, порождающие агрессивные эмоции По мнению автора исследования, наиболее важными с политологической точки зрения факторами, порождающими агрессивные эмоции, являются: (а) приобретаемые в процессе социализации, культурно обусловленные личностные свойства и (б) ситуационные факторы.

Ситуационные факторы достаточно легко сводятся к двум следующим типам (или их комбинациям):

- активаторам агрессии, то есть сигналам, возбуждающим агрессию без помощи механизма фрустрации;

- фрустраторам, или факторам, порождающим агрессию с помощью механизма фрустрации.

Среди активаторов агрессии в диссертации упоминаются: предметы, слова и символы, ассоциирующиеся с агрессией; агрессивные сцены в СМИ или в жизни; агрессивные жесты, мимика, тембр голоса, интонации окружающих людей; музыкальные, цветовые и иные воздействия, способные возбудить или усилить агрессивные эмоции; любые виды легитимного и нелегитимного насилия, в которые данное сообщество оказывается втянутым, и пр. Мощные активаторы агрессии (войны, массовые репрессии, потоки агрессивных сигналов, поступающих в общество из общенациональных СМИ и пр.) оказывают непосредственное и более или менее синхронное влияние на все слои / группы общества, а значит и на его эмоциональную атмосферу. Относительно слабые активаторы агрессии влияют на эмоциональную атмосферу, по преимуществу, опосредствованно – через сформированные «не без их участия» агрессивные сообщества.

Под термином фрустратор в диссертации понимается любое обстоятельство, которое является препятствием на пути удовлетворения желания / достижения цели и мотивирует поведение, направленное на то, чтобы обойти или преодолеть препятствие.

Фрустратор может частично или полностью блокировать реализацию намеченного и/или не позволять сделать это за желаемое время / с желаемой скоростью, то есть имеет содержательную и скоростную компоненты.

Фрустрация в диссертации определяется как переживание, вызванное наличием фрустратора. Сила фрустрации зависит от (а) силы стремления к фрустрированной цели33 (б) силы фрустратора, (в) количества фрустраторов.

В работе отмечается, что мощный фрустрационный эффект может быть вызван большим количеством «малых фрустраторов», относительно слабых и плохо заметенных по отдельности. Учет эффекта малых фрустраторов важен при политологическом анализе эмоциональной атмосферы переходных обществ, где высокая плотность малых фрустраторов вызывается разрушением «ткани обыденной жизни» (низкой институционализацией повседневного бытия).

Глава 3. Понятийный аппарат для анализа фрустрационных процессов Данная глава посвящена: критическому анализу концепций уровней притязаний и ожиданий, широко используемых в политико-психологических моделях агрессивности; описанию предлагаемых автором диссертации трактовок этих понятий, пригодных для использования в политологических исследованиях; демонстрации аналитических возможностей предложенного понятийного аппарата (в том числе, описанию двух видов фрустрационных процессов, которые автор называет «токвилевым» и «стрессовым»).

Параграф 3.1. Концепции уровня притязаний и уровня ожиданий: Дж. Франк, К. Левин, Ф. Робайе В параграфе рассматриваются варианты концепций притязаний и ожиданий, предложенные Дж. Франком, К. Левиным и его коллегами, а также Ф. Робайе.

На этот характерный для революционных периодов фактор стимулировании роста агрессии обратил внимание еще А. Токвиль в работе «Старый порядок и революция».

Отмечается, в частности, что у Дж. Франка34 в уровне притязаний слиты воедино устремления («хочу») и представления о возможностях («могу»). Понятие «уровень ожиданий» в теории Дж. Франка отсутствует.

О теории К. Левина и его коллег35 говорится, что она представляет собой крупный шаг к освобождению уровня притязаний от компоненты «могу» и превращению концепций уровня притязаний и уровня ожиданий в самостоятельные теоретические конструкции. Однако процесс их разведения в теории К. Левина не завершен. В рассматриваемой теории эти понятия сконструированы таким образом, что уровень притязаний может рассматриваться как обобщение концепции уровня ожиданий, а уровень ожиданий – как частный случай концепции уровня притязаний.

В теории Ф. Робайе36 уровень притязаний и уровень ожиданий присутствуют в качестве независимых друг от друга показателей: уровень притязаний отражает, по преимуществу, устремления и желания («хочу») и имеет отношение стратегическим задачам (жизненным планам), тогда как уровень ожиданий – это оценка человеком его возможностей («могу») применительно к совершенно конкретным, ближайшим задачам. Это означает, что у Ф. Робайе рассматриваемые показатели не сопоставимы друг с другом, так как их высота определяется относительно различных уровней достижений («имею»).

Параграф 3.2. «Политологизированная» версия теории Ф. Робайе По мнению автора диссертации, предложенная Ф. Робайе трактовка уровней притязаний и ожиданий является наиболее пригодной для политологического анализа фрустрационных процессов и их влияния на эмоциональную атмосферу общества. Введенное Ф. Робайе разграничение концепций уровня притязаний и уровня ожиданий позволяет увеличить число переменных, используемых в динамических моделях фрустрации с двух (уровень достижений и уровень притязаний уровень ожиданий) до трех (уровень достижений, уровень ожиданий, уровень притязаний) и Frank, J.D. Individual Differences in Certain Aspects of the Level of Aspiration // American Journal of Psychology. 1935. Vol. 47. № 1; Some Psychological Determinants of the Level of Aspiration // American Journal of Psychology. 1935. Vol. 47. № 2.

Левин К., Дембо Т., Фестингер Л., Сирс Р. Уровень притязаний. В кн.: Психология личности. Тексты. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. – М.: Изд-во МГУ, 1982.

Robaye, F. Niveaux d’aspiration et d’expectation. – Paris: Presses universitaires de Paris, 1957.

идентифицировать процессы, неразличимые в рамках теорий Дж. Франка и К. Левина.

Вместе с тем, для использования в политологических исследованиях теория Ф. Робайе нуждается в некоторой адаптации.

Суть предлагаемой автором адаптации – отказ от различения уровня притязаний и уровня ожиданий по критерию обобщенности / конкретности задач, на которые они ориентированы, то есть сведение различий между ними к различию между желаемым / «хочу» (уровень притязаний) и возможным / «могу» (уровень ожиданий). Для целей политологического анализа эмоциональной атмосферы общества это упрощение представляется оправданным. Имеющиеся в распоряжении политолога инструменты анализа процессов в больших социальных группах не позволяют различить, какие из множества индивидуальных «хочу» и «могу» относятся к конкретным задачам, а какие – к стратегическим. Предлагаемое упрощение дает возможность сравнивать количественные характеристики уровней притязаний («хочу») и ожиданий («могу») между собой и сопоставлять их с единой для обоих показателей основой для сравнений – обобщенным представлением об уровне достижений («имею»).

Параграф 3.3. Некоторые приложения «политологизированной» теории Ф. Робайе Данный параграф посвящен демонстрации пригодности «политологизированной» теории уровней притязаний и ожиданий для анализа теоретических конструкций, обеспечивающих понимание механизмов влияния эмоциональной атмосферы общества на политические процессы.

а) Показывается, что с помощью предлагаемой системы понятий можно четко разграничить концепции «фрустрация» и «относительная депривация». Фрустрация может быть определена как переживание, вызванное разрывом между уровнем притязаний человека / группы / общества и уровнем ожиданий («хочу» выше, чем «могу»), а относительная депривация – как переживание, обусловленное разрывом между уровнем притязаний и уровнем достижений («хочу» выше, чем «имею»).

Уровень притязаний и уровень ожиданий рассматриваются автором состоящими из двух компонент: содержательной и скоростной.

Подчеркивается, что фрустрация может иметь место даже при отсутствии расхождений между содержательными оценками уровней притязаний и ожиданий. Для ее возникновения достаточно расхождения скоростных составляющих этих показателей.

Процесс радикализации группового / массового сознания, по мнению автора, может быть описан как рост уровня притязаний («хочу»), значительно опережающий рост уровня ожиданий («могу») и потому способный породить глубокую фрустрацию и всплеск агрессивности.

б) Делается попытка формализовать описанный А. Токвилем в работе «Старый порядок и революция» рост агрессивности, наблюдавшийся в массовом сознании предреволюционной Франции на фоне улучшения общественного благосостояния (закон Токвиля).

Показывается, что, судя по тексту А. Токвиля, рост агрессивности был, в основном, обусловлен двумя обстоятельствами:

• фрустрацией скоростной составляющей уровня притязаний (при практическом отсутствии фрустрации его содержательной компоненты);

• усилением относительной депривации не только за счет опережающего роста притязаний относительно уровня достижений, но и за счет субъективной девальвации (занижения оценок) уровня достижений.

в) Вводится разграничение между двумя видами фрустрационных процессов: токвилевым и стрессовым.

Говорится, что рост фрустрации, обусловленный увеличением разрыва между уровнем притязаний и уровнем ожиданий, может происходить либо «по инициативе» уровня притязаний, либо «по инициативе» уровня ожиданий, либо быть результатом комбинации этих двух «инициатив».

В первом случае речь идет о том, что в условиях роста уровня достижений («имею») темпы роста уровня притязаний («хочу») оказываются выше темпов роста уровня ожиданий («могу»). Такой процесс был впервые описан А. Токивлем и потому может быть назван токвилевым процессом.

Во втором случае фрустрация порождается тем, что на фоне снижения уровня достижений («имею») уровень притязаний («хочу») снижается медленнее, чем уровень ожиданий («могу») или – что то же самое – уровень ожиданий снижается быстрее уровня притязаний. Иначе говоря, фрустрация происходит вследствие снижения субъективной оценки собственных возможностей. Схожесть этого процесса с механизмом возникновения стресса37 позволяет назвать его стрессовым процессом.

В параграфе отмечается, что в реальной жизни стрессовый и токвилев процессы бывают переплетены. Поэтому утверждения, что в том или ином сообществе (социальной группе, стране и пр.) имеет место токвилев или стрессовый процесс или что один из этих процессов следует за другим, имеет смысл понимать как констатацию факта преобладания (более сильной выраженности) соответствующего процесса в данный период времени.

Не исключено, что сочетание токвилева и стрессового процессов наблюдалось в России перед революционными событиями 1917 года.

Сначала экономический подъем, который спровоцировал опережающий рост притязаний по сравнению с ожиданиями и соответствующий рост агрессивности, проявлявшейся, помимо прочего, в росте политических стачек. Затем Первая мировая война, действовавшая как самостоятельный активатор агрессии, а также как фактор снижения ожиданий и радикализации притязаний.

Примером смены токвилева процесса процессом стрессовым может служить считающийся многими исследователями неизбежным период послереволюционной реакции. Революция невозможна без веры в чудо и радикализации сознания общества, то есть без мощного всплеска уровней притязаний и ожиданий. Между тем, для послереволюционного периода характерна утрата иллюзий, то есть снижение уровня ожиданий («могу») при сохранении на какое-то время высоким уровня притязаний («хочу»), взвинченного революцией. В этот период становится ясно, что чуда не произошло и не произойдет, и наступает пора ресентимента: злобы на обманувшие символы, идеи, мифы и фигуры, «романтической» переоценки дореволюционного уклада, попыток вернуться к нему и пр.

Глава 4. Модели динамики агрессивности общества в современной политологии Модели, рассматриваемые в данной главе, базируются на парадигме «фрустрация-агрессия». Эти модели разделены автором диссертации на две Ф. Тоуэтс, например, полагает, что «в широком контексте стресс можно определить как неспособность поднять воспринимаемые возможности действия до уровня воспринимаемых требований» (см.: М. Айзенк (Ред.) Психология: комплексный подход. – М., Новое знание, 2002. С. 61).

группы: (а) политико-психологические модели социального насилия и (б) институциональные модели политической нестабильности.

В первой группе моделей акцент делается на психологические механизмы возникновения массовых агрессивных эмоций. Во второй – на институциональные условия, социально-экономические и политические процессы, способные запустить психологические механизмы развития массовой агрессивности.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.