WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

На правах рукописи

УРНОВ МАРК ЮРЬЕВИЧ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ АТМОСФЕРА ОБЩЕСТВА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ Специальность 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

МОСКВА 2008

Работа выполнена на кафедре прикладной политологии факультета прикладной политологии Государственного университета – Высшая школа экономики

Научный консультант: доктор политических наук Нисневич Юлий Анатольевич

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор Соловьев Александр Иванович, зав. кафедрой политического анализа факультета государственного управления МГУим. М.В. Ломоносова доктор философских наук, профессор, Карадже Татьяна Васильевна, зав. кафедрой политологии и социологии МПГУ доктор социологических наук Крыштановская Ольга Викторовна, руководитель Центра изучения элиты Института социологии РАН

Ведущая организация: МГУ им. М.В. Ломоносова, кафедра политической психологии философского факультета

Защита состоится «25» декабря 2008 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.203.20 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д.10., корпус 2, ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского университета дружбы народов.

Автореферат разослан «» _ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат исторических наук, доцент М.Н. Мосейкина I.

Общая характеристика работы

Актуальность темы Факторы, определяющие специфику политических процессов, можно с достаточной степенью условности разделить на две группы:

институциональные факторы, то есть явления, которые удовлетворяют широкому определению институтов, принятому в неоинституциональной теории1, и неинституциональные факторы – явления, под это определение не подпадающие.

К числу неинституциональных факторов принадлежат, в частности, динамика численности и качества населения, этнокультурные и социокультурные сдвиги на уровне стран и регионов, изменения природной среды и пр. Относятся к ним и эмоциональные факторы, то есть эмоциональные состояния и процессы, в той или иной мере влияющие на политическое поведение.

Изучение роли институтов в политических процессов является основным направлением современной политологии. Что же касается неинституциональных факторов, то им в политологических исследованиях уделяется значительно меньше внимания. Между тем, их воздействие на политические процессы весьма велико и в последние десятилетия устойчиво возрастает.

Если говорить об эмоциональных факторах, то их роль в политической жизни трудно переоценить. От общественных настроений существенным образом зависят результаты выборов, политическая стабильность или нестабильность общества, его способность или неспособность противостоять внешним угрозам, стихийным бедствиям и пр.

Без учета эмоциональных факторов практически невозможно ответить на вопросы, касающиеся многих ключевых событий мировой и российской политической истории. Вот некоторые из этих вопросов.

По словам Дж. Марча и Й. Олсена, «институт - это относительно устойчивый, встроенный в структуры смыслов и средств набор правил и организованных практик, который обладает относительной независимостью от смены персоналий и относительной сопротивляемостью к специфическим индивидуальным предпочтениям и ожиданиями, а также к меняющимся внешним обстоятельствам» (March, J.G., Olsen, J.P. Elaborating the “New Institutionalism”. In: R.A.W. Rhodes, S. A. Binder, B.A. Rockman (Eds.) The Oxford Handbook of Political Institutions. – N.Y.: Oxford University Press, 2006, P. 3).

– Каковы причины популярности радикальных политических взглядов и массового насилия во время революций в Европе XVIII-XIX веков и в России в 1917 году – Почему население Германии, трезвость мышления которого вошла в поговорки многих европейских народов, дало себя увлечь нацистской утопией – Почему студенческие выступления в Европе 1968 года не нашли сочувствия у большинства населения – Почему государственный террор в России в 20-30-е годы пользовался поддержкой значительной части граждан страны - Почему распад СССР прошел относительно бескровно (по сравнению, например, с распадом Югославии) - Почему в России реформы 1992 года и дефолт 1998 года, то есть события, вызвавшие значительное ухудшение материального положения населения, вопреки ожиданиям многих политиков и политических аналитиков, не привели к сколько-нибудь масштабным акциям протеста - Почему в 1994-1996 годах действия российской армии в Чечне были крайне непопулярны в общественном мнении, а в 1999-2000 годах поддерживались большинством населения страны и т.д.

Влияние эмоциональных факторов на политическую сферу усиливается по мере развития электронных СМИ, мобильной связи и Интернета.

Телевидение позволяет единовременно и ежедневно воздействовать на многомиллионную аудиторию не только рациональными аргументами, но и интонациями голоса, выражением лиц, жестами, аудио- и видеорядами и пр.

Соответственно меняются и механизмы политического выбора: в системе критериев, на основе которых формируются политические предпочтения, все большее значение приобретают непосредственные повседневные эмоциональные впечатления.

Интернет и мобильная связь открывают не существовавшие ранее возможности для быстрого формирования более или менее эмоциональнооднородных, относительно устойчивых и больших по численности сообществ, которые, как показывает практика flash mob’ов, могут достаточно легко превращаться в реальные (контактные) группы.

Все эти обстоятельства делают актуальным полноценное включение эмоциональных факторов (как, впрочем, и всех остальных неинституциональных факторов) в предметное поле политологии. В противном случае и фундаментальная политическая теория, и прикладной политический анализ рискуют оказаться неадекватными сложности современной политической действительности.

Состояние научной разработки темы Несмотря на очевидную значимость эмоциональных факторов для понимания политических процессов, политическая теория до сих пор относится к ним как к чему-то второстепенному.

В политических и политологических словарях и энциклопедиях в настоящее время нет статей «эмоции» и «настроения». В статьях по политологии вопросы, связанные с эмоциями и настроениями на уровне общества в целом, устойчиво находятся на периферии исследовательских интересов2.

Причин сравнительно небольшого внимания академической политологии к эмоциональным аспектам политической жизни довольно много. Основные из них имеют, по-видимому, культурный характер.

Одна из причин – восходящая еще к Платону и глубоко укорененная в политологии рационалистическая традиция, в настоящее время проявляющаяся, помимо прочего, в абсолютизации парадигмы, противопоставляющей рациональность и аффективность3.

Вероятно, определенную роль играет и этический индивидуализм, отторгающий взгляд на личность как на фигуру, решения которой находятся под воздействием чужих эмоций и настроений.

Возможно, сказывается и влияние близких к политологии научных дисциплин – таких, например, как экономика с ее принципом методологического индивидуализма, лежащим в основе классических В XX веке в англоязычных политологических журналах на одну статью, в которой при обсуждении политических проблем общенационального уровня упоминались эмоции и настроения, приходилось около 20 статей, обходившихся без этих понятий и исследовавших данные проблемы в категориях «рациональность», «рациональный выбор», «институт», «структура» или «система» (См.: Урнов М.Ю.

Эмоциональная атмосфера общества как объект политологического исследования. Статья 1 // Общественные науки и современность. 2007. № 2. С. 129-130).

О доминировании этой парадигмы в современной политологии см., например: Marcus, G.E. The Psychology of Emotion and Politics. In: Sears, D.O., Huddy, L., Jervis, R. (Eds.) Oxford Handbook of Political Psychology.

N.Y.: Oxford University Press, 2003.

представлений о homo oeconomicus’е, который имеет все основания считаться ближайшим родственником homo politicus’а4.

Но чем бы ни обусловливалась маргинальность нынешнего положения эмоциональных факторов в политологии, эта ситуация на пользу политической теории не идет, так как снижает объяснительный потенциал политологических моделей, делает политическую аргументацию менее убедительной, чем она могла бы быть, и пр.

Впрочем, утверждать, что положение совсем не меняется, было бы неверно. Начиная с 80-х годов XX века, наблюдается ускоренный рост работ по политико-психологической тематике5. Однако пока что этот рост к качественным сдвигам в политологии не привел.

Из всех тем, связанных с влиянием эмоциональных факторов на политическое поведение, эмоциональная атмосфера общества представляется наименее изученной.

Основные теоретические подходы к анализу эмоциональной атмосферы общества были разработаны еще Г. Тардом и К. Левиным6.

Однако сформулированные ими идеи наукой подхвачены не были, попав, повидимому, в «слепую зону», лежащую на периферии интересов психологии, социальной психологии и политологии. В сообществе политических психологов проблематика эмоциональной атмосферы общества также не находится в центре внимания.

В настоящее время этой темой на достаточно высоком научном уровне занимается, пожалуй, только Ж. де Ривера (США) и группа связанных с ним исследователей – участников инициированного Ж. де Риверой специального выпуска журнала Journal of Social Issues. 2007. Vol. 63. № 2: Д. Бал-Тал, Б. Риме, Ж.-М. Фернандес-Дол, Д. Паэз, С. Конехейро, И. Эчебариа и др.

Подробный обзор моделей «экономического человека» содержится в книге: Автономов В.С. Модель человека в экономической науке. – СПб.: Эк. школа, 1998. Среди работ, посвященных теории поведения homo politicus’а, см., например: Вайзе П. 1993. Homo economicus и homo politicus: монстры социальных наук // Thesis. 1993. Том 1. № 3. Мюллер Д. Общественный выбор III. – М.: ГУ-ВШЭ, 2007. Нуреев Р.М. Теория общественного выбора. – М.: ГУ-ВШЭ, 2005. Quattrone, G.A., Tversky, A. Contrasting Rational and Psychological Analysis of Political Choice // The American Political Science Review. 1988. Vol. 82. № 3.

См., например: Rudmin, F.W. G.B.Grundy’s 1917 Proposal for Political Psychology: “A science which has yet to be created” // International Society of Political Psychology News. 2004. Vol. 15. № 1.

Тард Г. Социальная логика. – СПб.: Социально-психологический центр, 1996; Левин К. Разрешение социальных конфликтов. – СПб.: Речь, 2000.

Между тем, публикаций по отдельным вопросам, так или иначе интересным для исследователя эмоциональной атмосферы общества, очень много. В России за последние 30 лет количество таких работ превысило тысяч. Англоязычных исследований, увидевших свет за тот же период, в несколько раз больше.

Привести сколько-нибудь исчерпывающий перечень имеющих отношение к делу книг и статей по понятным причинам невозможно. В диссертации дается пространный, но далеко не полный перечень публикаций.

Учитывая ограниченный объем реферата, упомянутый перечень исследований в нем воспроизведен быть не может. Поэтому здесь приводится сокращенный вариант этого перечня, состоящий из списка имен ученых, работы которых, по мнению автора диссертации, наиболее важны для политологической разработки проблемы эмоциональной атмосферы общества.

С неизбежной в таких случаях условностью эти имена были сведены в шесть крупных тематических рубрик (групп), сближающих структуру перечня со структурой диссертации7.

К первой группе были отнесены исследователи, которые рассматривают эмоциональные состояния (эмоции и настроения) в качестве характеристик массы, больших социальных групп и общества в целом, а также предлагают подходы, которые могут быть использованы для количественной оценки этих характеристик. Помимо упомянутых выше Г. Тарда и К. Левина, а также В. Бехтерева, Э. Дюркгейма, Г. Лебона, З. Фрейда, Э. Фрома и некоторых других классиков политологической, социологической и психологической мысли, к этой группе относится целый ряд современных ученых8: Е. Балацкий, Дж. Барбалет (J. Barbalet), М. Березин Фамилии иностранных ученых, работы которых не переводились на русский язык, приводятся как в русском, так и в оригинальном написании.

Балацкий Е.В. Методы диагностики социального самочувствия населения // Мониторинг общественного мнения. 2005. № 3. Barbalet, J.M. Social emotions: Confidence, trust and loyalty // The International Journal of Sociology and Social Policy. 1996. Vol. 16. № 9/10; Emotion, Social Structure and Social Theory: A Macrosociological Approach. Cambridge: Cambridge University Press, 1998; Science and emotions // Sociological Review Monograph. 2002. Vol. 50. № 1. Berezin, M. Secure states: towards a political sociology of emotion // Sociological Review Monograph. 2002. Vol. 50. № 1. Воронин Г.Л. Социальное самочувствие россиян (19941996-1998) // Социологические исследования. 2001. № 6. Головаха Е.И., Панина Н.В. Интегральный индекс социального самочувствия (ИИСС): конструирование и применению теста в массовых опросах. - Киев: Ин-т социологии НАН Украины, 1997. Иванова В.А., Шубкин В.Н. Массовая тревожность россиян как препятствие интеграции общества // Социологические исследования. 2005. № 2. Cantril, H. Patterns of Human Concerns. – New Brunswick, N.Y.: Rutgers University Press, 1965; The Psychology of Social Movements. – N.Y.:

(M. Berezin), Г. Воронин, Е. Головаха, В. Иванова, Х. Кантрил (H. Cantril), М. Красильникова, Р. Лазарус (R. Lazarus), Ю. Левада, С. Московичи, К. Муздыбаев, В. Немировский, Д. Ольшанский, Н. Панина, В. Ран (W. Ruhn) и его коллеги, Ж. де Ривера (J. de Rivera), К. Робин, П. Стёрнс (P. Stearns), Э. Тюдор (A. Tudor), Д. Ушаков, Р. Фон Люде (R. Von Luede), К. Фон Шеве, (C. Von Scheve), И. Цапенко, В. Шубкин, А. Юревич, и др.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.