WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Наконец, в-третьих, даже если речь идет о неденежном обязательственном праве отчуждению по договору купли-продажи подлежит только право требования к постороннему лицу (третьему лицу), ибо отчуждение продавцом права требования в отношении самого себя является специфическим случаем возникновения нового обязательства (в частности, по выполнению работы, по оказанию услуги и др.), по которому сам продавец приобретает соответствующие обязанности, а покупатель – права. Примечательно, что в конструкции договора дарения (гл.32 ГК) законодатель особо указывает на то, что подарено может быть имущественное право как к самому дарителю, так и к третьему лицу. Кроме того, учитывая, что большинство договорных обязательств носит взаимный характер, возмездное отчуждение прав требований должно быть свободным от обязанностей, которые к моменту отчуждения имущественного права требования должны быть либо переданы в порядке перевода долга (см. §2 гл.24 ГК), либо каким-либо образом погашены (в частности, исполнением – см. ст.408 ГК или в порядке прощения долга – см. ст.415, п.1, 2 ст.572 ГК). В противном случае оказываются совершенно непонятными ни этико-правовая подоплека сделки по отчуждению собственных долгов, ни гражданско-правовой интерес их покупателя.

Единственным исключением на этот счет является возмездное отчуждение долгов в составе предприятия по договору продажи предприятия (см. ст. 132, § 8 гл. 30 ГК).

2) Основание (цель, направленность). С вопросом о предмете договора купли-продажи тесно связан вопрос о его основании. Термин «основание» в цивилистической науке отличается полисемичностью: основание, обычно понимаемое как юридический факт, с которым связываются те или иные гражданско-правовые последствия, необходимо отличать от основания договора, понимаемого как объективная цель, которую преследует данный договор или, говоря иначе, его объективная направленность. Так, тот же договор куплипродажи, сам по себе выступая в качестве основания возникновения соответствующих прав и обязанностей (см. ст. 8 ГК), в то же время имеет специфическое основание (цель, направленность), которое достигается его реализацией. При заключении любого договора стороны могут иметь различные цели и руководствоваться ими, однако для гражданского права представляет интерес и имеет значение не любая, а непосредственная ближайшая цель, ради которой и совершается тот или иной договор (т. н. causa).

По значению основания (цели, направленности) сделки для ее действительности в науке гражданского права все сделки принято делить на каузальные и абстрактные. В каузальных сделках (лат. causa – причина, основание), выступающих в качестве общего правила, наличие основания наряду с другими необходимыми условиями предопределяет их действительность.

В абстрактных сделках (abstrahere – отрывать, отделять), представляющих собой исключение из общего правила о каузальности, основание, напротив, является юридически безразличным при решении вопроса о действительности сделки (типичный пример этого – выдача векселя, банковской гарантии – ст.368, 370 ГК, чека – ст.877 ГК). Деление сделок на каузальные и абстрактные разделялось большинством авторов советского периода[39], и лишь отдельные исследователи считали данную классификацию сделок буржуазной, а потому в советских условиях не представляющей научного интереса, не имеющей жизненного значения и схоластической[40]. Сегодня смысл и значение данной классификации, похоже, уже никем не ставится под сомнение, в т. ч. и в рамках учебной литературы[41], более того, отмечается, что расширение круга абстрактных сделок напрямую зависит от развития рыночных отношений[42]. Учение о caus’е развито и в зарубежном законодательстве, где, например, принято выделять такие ее виды, как causa proxima, c. credendi, c. solvendi, c. donandi[43].

Договор купли-продажи является каузальной сделкой. Исходя из того, что под направленностью любого обязательства как системного признака договорного права следует понимать конечные экономический и правовой результаты, на достижение которых направлены основные действия участников договора[44], с одной стороны, с другой, – учитывая четкую противопоставленность в договоре купли-продажи двух сторон (продавца и покупателя), их интересов, а также лежащих на них правах и обязанностях, в любом договоре купли-продажи можно с уверенностью говорить о двух самостоятельных и в то же время связанных между собой основаниях – юридическом и экономическом, а также об основаниях покупки и продажи.

Экономическое основание всякого договора купли-продажи производно от объективных экономических законов товарного производства и непосредственно связано с товарообменными процессами, с товарным оборотом, в рамках которого покупатель удовлетворяет свои потребности посредством приобретения товарных ценностей, а продавец – отчуждения последних за деньги – особый товар, выполняющий функцию всеобщего стоимостного эквивалента. Юридическое основание всякого договора купли-продажи заключается в бесповоротной (безвозвратной) смене правообладателя на условиях строгой возмездности, при этом речь, как правило, идет о смене собственника или обладателя иного вещного права. «Главным признаком договора купли-продажи, – писал В. И. Кофман, – является его направленность на перенос права собственности от продавца к [39] См.: Иоффе О. С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 256, 264–265; Гражданское право: В 2 т. / Под ред. П. Е. Орловского, С. М. Корнеева. М., 1969. Т. 1. Гл. 8. С. 199–200 (автор – Р. О. Халфина); Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. В. П. Грибанова, С. М. Корнеева. М., 1979. Т. 1. Гл. 13. С. 224–225 (автор – А. М. Белякова); Советское гражданское право: В 2 ч. / Под ред. В. А. Рясенцева. М., 1986. Ч. 1. Гл. 13. С. 198– 201 (автор – В. А. Рясенцев); и др.

[40] См., напр.: Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 60 и след. (автор – И.

Б. Новицкий); Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 32–33.

[41] См.: Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. М., 1996. Гл. 10. С. 196 (автор – М. В. Кротов); Гражданское право. Т. 1 / Под ред. Е. А. Суханова. М., 1998. Гл. 10. С. 337 (автор – В. С. Ем);

Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. М., 1998. Гл. 10. С. (автор – Г. И. Стрельникова); Гражданское право. Т. 1 / Под ред. М. К. Сулейменова, Ю. Г. Басина. Алматы, 2000. Гл. 11. С. 269–270 (автор – Ю. Г. Басин).

[42] См.: Тархов В. А. Указ. соч. С. 220.

[43] См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств/ Под ред. Е. А. Васильева. М., 1993. Гл.

11 (§4). С.271 (автор – Р. Л. Нарышкина).

[44] См.: Романец Ю. В. Указ. соч. С. 92.

покупателю»[45]. Так, при отчуждении материальных благ (вещей или ценных бумаг) имеет место бесповоротная передача продавцом покупателю права собственности или иного вещного права сообразно имущественным статусам конкретных участников договорных отношений. Поскольку продуктивное использование подавляющего большинства экономических благ возможно лишь после того, как договор купли-продажи совершен и исполнен, в большинстве случаев покупатель удовлетворяет свои потребности за его рамками. Однако наличие признака бесповоротности акта передачи имущества не вызывает сомнений и в тех случаях, когда специфика отдельных благ предполагает их использование покупателем непосредственно в процессе исполнения договора продавцом (например, той же непрерывно подаваемой электроэнергии, которая, впрочем, может использоваться и после исполнения договора, если энергия предварительно «помещена» покупателем в аккумулятор или сосредоточена в перезарядном устройстве той же электробритвы или телефона).

Наконец, при отчуждении по договору купли-продажи имущественных прав – налицо все та же бесповоротная передача соответствующего имущественного права от прежнего правообладателя к новому. Примечательно, что признак бесповоротной смены правообладателя выглядит достаточно универсальным, ибо легко обнаруживается не только в отношении продавца, но и покупателя, уплачивающего денежную сумму в виде определенного количества наличных знаков или осуществляющего расчет в безналичном порядке. Скажем больше: бесповоротность здесь выглядит даже более «естественной», ибо бесповоротность предоставления денег, как видно, характерна для всех обязательств, в которых деньги выполняют свою специфическую – платежную – функцию. Вот почему в договоре купли-продажи имущество передается бесповоротно, а в том же договоре аренды – на возвратной основе, на чем и основывается их дифференциация на разные договорные типы, в то же время оба договора не подлежат противопоставлению по признаку бесповоротности передаваемых денег. Последний тезис верен с той лишь оговоркой, что в отличие от безусловно денежного характера покупной цены в договоре купли-продажи арендной платой могут быть не только деньги, но и другие экономические блага, в том числе и передаваемые на возвратной основе (см. подп. 4 п. 2 ст. 614 ГК).

Частные особенности caus’ы нередко используются законодателем для целей дифференциации договора купли-продажи, а потому выступают в качестве конструктивного элемента отдельных его видов. Так, поскольку продавец в договоре розничной куплипродажи является розничным торговцем-предпринимателем, а поставщик в договоре поставки – субъектом предпринимательской деятельности (см. п.1 ст.492, ст.506 ГК), то и очевидная цель, которую преследуют продавцы товара в этих видах договора куплипродажи, состоит в получении прибыли (см. абз.3 п.1 ст.2 ГК). В свою очередь, поскольку отчуждаемый по договору розничной купли-продажи товар должен предназначаться для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, соответствующие цели должен преследовать розничный покупатель (см. п.1 ст.492 ГК); напротив, товар, отчуждаемый по договору поставки, должен использоваться покупателем в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием (см. ст.506 ГК). Отчетливо особенность caus’ы обнаруживается в сфере поставок товаров для государственных нужд, которыми признаются определяемые в установленном законом порядке потребности РФ и ее субъектов, обеспечиваемые за счет средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования (см. п.1 ст.525 ГК). Цели последующей переработки или продажи покупателем приобретенного товара названы в [45] Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. О. А. Красавчикова. М., 1969. Т. 2. С. 9; Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. О. А. Красавчикова. М., 1973. Т.2. С.5.

договоре контрактации (см. п.1 ст.535 ГК), напротив, совокупный анализ положений § 6 гл.

30 ГК (в частности, ст.539, 545 и др.) располагают к выводу о том, что приобретение абонентом (потребителем) энергии по договору энергоснабжения осуществляется для собственного ее потребления.

Какие же основные требования предъявляет законодатель и цивилистическая доктрина к основанию договора вообще и договора купли-продажи в частности Наиболее общим требованием, предъявляемым к основанию договора купли-продажи, является его законность, не случайно, что договоры купли-продажи (как и любые сделки вообще), не основанные на законе (см. ст. 168 ГК), совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (см. ст. 169 ГК), а также лишь для вида или для прикрытия другой сделки (см. ст. 170 ГК), являются недействительными.

Производным от каузальности договора купли-продажи является другое предъявляемое к caus’е требование – конкретность, при этом необходимо сразу же подчеркнуть, что вопрос о конкретности caus’ы в договоре купли-продажи не следует смешивать с вопросом о степени определенности в нем предмета, который на момент заключения договора может быть индивидуализирован или, напротив, определен родовыми признаками. Так, договор куплипродажи может быть заключен в отношении вещи, уже выбранной, а значит индивидуализированной покупателем при заключении договора, но он может быть заключен и в отношении вещи, индивидуализация которой из числа ей подобных произойдет только при передаче, т. е. в результате исполнения продавцом соответствующей обязанности. Тем не менее, неконкретность блага, подлежащего передаче, здесь отнюдь не свидетельствует об абстрактности договора купли-продажи. Тот же договор поставки, к примеру, обладает вполне определенным основанием (обмен ценностями – т. н. экономическая causа и взаимное перенесение на них права собственности – т. н. правовая causа), но зачастую отличается не вполне определенным предметом: необходимое предоставление, которое должен совершить поставщик, часто определяется лишь наиболее общими признаками – наименованием товара, его количеством, другими укрупненными показателями, более того некоторые из этих показателей могут и вовсе отсутствовать. Из сказанного видно, что в абстрактных сделках неопределенность относится к основанию (цели) сделки, тогда как неопределенность предмета характерна для т. н. родовых обязательств, речь, стало быть, идет о разных элементах правоотношения.

Наконец, в отношении основания всякого договора (и договора купли-продажи в том числе) еще со времен римского права выдвигалось и такое требование, как его изначальная возможность (достижимость, осуществимость). Требование осуществимости основания договора воплощено в известной максиме Цельса «impossibilium nulla obligatio est»[46] (сформулированной им именно в контексте отношений купли-продажи), а в целях и в контексте его иллюстрации римские классические источники и современные источники по романистике ссылаются на различные виды невозможности, упоминая физическую невозможность отчуждения гиппоцентавра или уничтоженного пожаром здания ввиду простого их отсутствия в природе, как, впрочем, и передачу в Карфагене объекта, стипулированного в Риме, а также юридическую невозможность передать в собственность свободного человека, считавшегося рабом, мертвого, считавшегося живым, священного или религиозного места, считавшегося вещью человеческого права. И. Б. Новицкий особо [46] Лат. – обязательство с невозможным предметом ничтожно (невозможное не является обязательством).

См.: Покровский И.А. История римского права. С.375–376.

выделяет моральную невозможность, аргументируя ее существование примером обещания исполнить роль сводни[47].

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.