WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 78 | 79 || 81 | 82 |   ...   | 112 |

См.: Acemoglu D., Johnson S., Robinson J. Institutions as the Fundamental Cause of Long Run Growth. In: Aghion Ph., Durlauf St. (eds.). Handbook of Economic Growth. North Holland, 2004.

В терминологии В.А. Мау, «страна находится в ситуации, которую можно охарактеризовать как «падение производительности» экономических институтов» (Мау В.А. Новый НЭП // Ком мерсантъ. 2006. 9 февраля. С. 1, 8).

Илларионов А.Н. Другая страна // Коммерсантъ. 2006. 23 января. С.1, 8.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2005 году тенденции и перспективы При описанных выше условиях в сфере политических институтов даль нейшая логика развития событий прямо предполагает расширение государ ственного сектора – не по абстрактным мотивам стратегических интересов и национальной безопасности, а весьма точечно за счет секторов и компаний, которые высокорентабельны и не требуют значительных сиюминутных управ ленческих, инвестиционных или инновационных усилий. Для определения возможных масштабов государственной интервенции при заданных предпо сылках значение имеют два основных фактора – временной и финансовый.

Каждый из них имеет свои ограничения: временной, по всей видимости, свя зан с электоральным циклом, а финансовый – с наличием и объемом доступ ных источников финансирования новых поглощений. Вполне вероятно в этой связи, что менее благоприятная мировая конъюнктура цен на сырьевые ре сурсы 2000 х годов привела бы в том числе к заметно большему числу дел, подобных «делу «ЮКОСа». По всей видимости, в рамках данного варианта можно также исключить ситуацию, когда процесс национализации экономики приобретает тотальный характер.

Наконец, выстраиваемая система означает также и появление новых по тенциальных «олигархов», которые на определенном этапе экспансии при всесторонней поддержке государства приложат усилия к трансформации ренты в собственность. Соответственно, вполне допустима ситуация, когда с завершением деятельности по «упорядочению» финансовых потоков госу дарственных холдингов и строительству государственных «центров силы» в экономике их менеджмент получит карт бланш на создание на их основе соб ственных частных групп.

Интересно в этой связи упомянуть недавно опубликованную статью пре зидента фонда «Центр стратегических разработок» М.Э. Дмитриева каса тельно национализации, в которой автор, один из ведущих российских эко номистов либерального толка, предлагает уникальную конструкцию44. В силу отрицательного восприятия общественным мнением результатов приватиза ции 1990 х годов текущая (и, возможно, дальнейшая) национализация пред ставляется автору обоснованным «искуплением первородного греха». Однако в перспективе обсуждается возможность новой приватизации – она может «создать распределенную структуру корпоративной собственности, в кото рой усилится роль мелких акционеров и институциональных инвесторов, за которыми стоят интересы миллионов людей».

Наивность таких рассуждений очевидна:

во первых, и в 1990 е годы острота негативных оценок российской при ватизации была не меньшей, однако вопрос национализации поднимался лишь на уровне популистских лозунгов левых сил45;

Дмитриев М.Э. В защиту национализации // Коммерсантъ. 2006. 30 января. С. 1, 8.

Следует заметить тем не менее, что в 2004–2005 гг. резко возросло количество «опросов общественного мнения», демонстрирующих отрицательное отношение населения к частной собственности в экономике и «олигархам». На наш взгляд, это связано в гораздо большей степени с обеспечением идеологической платформы государственной экспансии 2000 х го дов, чем с учетом «мнения населения».

Раздел Институциональные и микроэкономические проблемы во вторых, апелляция к интересам миллионов людей даже в крупной корпорации с высокодисперсной структурой акционерного капитала настоль ко же бессмысленна, насколько бессмысленна она при обсуждении «общена родной социалистической собственности» (это относится и к англосаксон ской корпоративной системе);

в третьих, как минимум в 1/3 из 20 крупнейших российских частных ком паний и так происходит сдвиг от «олигархической» к «публичной» корпора тивной модели;

в четвертых, сомнение вызывает последовательность процессов – на ционализация на волне фондового подъема и роста капитализации компаний и приватизация в перспективе при неясной экономической конъюнктуре.

Впрочем, если национализация финансируется из бюджетных средств, то последовательность – в формате данного варианта – не имеет значения46.

Если уж поднимать вопрос о пересмотре итогов приватизации – то по формуле президента Института национального проекта «Общественный до говор» А.А. Аузана: «Введите федеральный закон, по которому будет осуще ствляться пересчет стоимости государственных предприятий, которые пере шли в частную собственность путем залоговых аукционов! Но нужно, чтобы эти правила были едиными для всех, а не изменялись по принципу прибли женности или «равноудаленности» от президента»47. При всем вышесказан ном конструкция М.Э. Дмитриева обладает одним несомненным достоинст вом – она действительно может быть реализована в будущем, однако характер «распределенной структуры корпоративной собственности» можно с некоторой погрешностью прогнозировать уже сегодня.

4.4.3. Перспективы и последствия Независимо от рассмотренных выше интерпретаций главной отличи тельной чертой 2005 г. можно считать заметную активизацию деятельности крупных холдингов с государственным участием, которые расширили мас штабы своего бизнеса посредством его диверсификации, горизонтальной и вертикальной интеграции. Параллельно продолжались интеграция распы ленных, принадлежащих государству активов и создание новых холдинговых структур.

В подавляющем большинстве случаев нельзя говорить о национализа ции в прямом смысле этого термина, поскольку формально государство (казна) не становилось собственником новых активов вследствие конфи скации или выкупа за счет бюджетных средств. Вместе с тем экспансия компаний с государственным участием происходила, по крайней мере, внешне, без явного использования бюджетных средств. Холдинги с государст венным участием – как основные субъекты данного процесса – становились Стоит упомянуть также выдвигавшиеся еще в 2003–2004 гг. идеи об использовании средств Стабилизационного фонда на цели выкупа государством части акций наиболее ликвидных российских компаний, например «Газпрома».

Слияния и поглощения. 2005. № 11. С. 11.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2005 году тенденции и перспективы обладателями прав собственности на новые активы в результате осуществ ления рыночных сделок, которые проходили согласование с органами вла сти, используя для этого собственные и главным образом привлеченные средства, кредиты, полученные не столько от российских, сколько от зару бежных банков.

Разумеется, такие действия способны оказать опосредованное влияние на имущественное и финансовое состояние государства. При благоприятном сценарии развития событий государство как собственник крупных холдинго вых компаний может рассчитывать на рост их капитализации, что косвенно означает увеличение доходов бюджета при потенциальной продаже принад лежащих государству пакетов акций в будущем. Имеются и определенные предпосылки для увеличения дивидендных выплат (доли прибыли) в бюджет за счет потенциального роста доходов холдинговых структур от деятельности новых дочерних и зависимых компаний. Однако все это требует адекватного уровня корпоративного управления, прозрачности и подконтрольности ме неджмента в отношениях как между государством и холдингами, так и между холдингами и их дочерними компаниями.

В настоящее время трудно давать однозначную оценку данным процес сам с точки зрения влияния на ситуацию в отдельных отраслях и экономике в целом. Только последующее развитие событий может показать, насколько крупные холдинги с государственным участием способны осуществлять эф фективное управление большим количеством приобретенных и полученных активов самого различного профиля. Вместе с тем масштабы деятельности государственных компаний на рынке корпоративного контроля, продемонст рированные в 2005 г. и, по всей видимости, имеющие все шансы на развитие в 2006–2007 гг., заставляют задуматься о цене такой экспансии в контексте общеэкономической перспективы.

За последние 30 лет в мире накоплен значительный теоретический и прикладной опыт сравнительного анализа эффективности государственной и частной форм собственности, игнорирование которого недопустимо и кото рый, при некоторых специфических исключениях, категорично свидетельст вует в пользу последней.

Э. Бордмэн и Э. Вайнинг, рассмотревшие более 50 публикаций, посвя щенных сравнительному анализу государственной и частной собственности, свой основной вывод, включающий результаты их собственных расчетов, формулируют следующим образом: «Результаты исследований свидетельст вуют о том, что при учете широкого круга факторов [влияющих на эффектив ность хозяйственных операций. – Прим. авт.] крупные промышленные фир мы со смешанной собственностью и аналогичные фирмы, полностью принадлежащие государству, обнаруживают существенно меньшую эффек тивность по сравнению с подобными им частными компаниями»48. Многочис Boardman A.E., A.R. Vining: Ownership and Performance in Competitive Environments: a Com parison of the Performance of Private, Mixed and State Owned Enterprises // Journal of Law and Economics. Vol. 32. P. 29.

Раздел Институциональные и микроэкономические проблемы ленные эмпирические исследования сравнительной эффективности компа ний с доминированием государства и частных владельцев в России 1990 х – начала 2000 х годов весьма различаются в оценках влияния разных типов ча стных собственников на эффективность, однако в отношении компаний с до минированием государства выводы столь же однозначны.

Хотя с момента принятия известной Концепции управления государст венным имуществом и приватизации (1999 г.) создана обширная норматив но правовая база регулирования государственного сектора (смешанные об щества и унитарные предприятия), эффективность управления в секторе незначительно отличается от уровня 1990 х годов. Намеченные ориентиры (сохранение к 2008 г. в собственности России не более 1000 ФГУП и 500 до лей в хозяйственных обществах) не выглядят правдоподобными в силу как минимум двух обстоятельств.

Во первых, организационные возможности органов управления по бы строму реформированию государственного сектора находятся в серьезном противоречии с количественным ограничением – его масштабом по состоя нию на 2005 г. (8300 ФГУП и 3500 долей). Во вторых, резкое сокращение чис ла унитарных предприятий всех уровней с перспективой их преобразования в открытые акционерные общества заметно усиливает нагрузку на органы го сударственного управления, которые отнюдь не эффективны в качестве госу дарственных представителей и в настоящее время. В этом контексте встреч ный процесс – расширение масштабов госсектора – выглядит, по меньшей мере, противоестественно, если оценивать его с точки зрения эффективно сти государственной политики в данной сфере.

При общих проблемах российских компаний в сфере транспарентности финансовых потоков государственные холдинговые структуры традиционно не относятся к группе лидеров в соответствующих рейтингах49. Ярким приме ром слабой прозрачности в деятельности компаний с государственным уча стием можно считать организацию экспорта российского и транзита средне азиатского природного газа на Украину и в другие страны постсоветского пространства, выявившуюся в ходе переговоров, которые проводились «Газ промом» на рубеже 2005–2006 гг.

Политика наращивания и диверсификации активов крупнейших государ ственных холдингов создает предпосылки для консервации информационной закрытости в силу как необходимости осуществления длительных реорганиза См., например, рейтинги информационной открытости крупнейших по капитализации рос сийских компаний, которые готовило агентство Standard&Poor’s в 2003–2005 гг. По итогам исследования за 2005 г., в 23 из 54 компаний под контролем государства остается свыше 25% обыкновенных акций. Если в 2004 г. совокупная доля прямо или косвенно контролируемых государством пакетов акций в общей капитализации 54 компаний составляла 18%, то в 2005 г.

она возросла до 24%. В рейтинге прозрачности 2005 г. «Газпром» занимает 16 е место, РАО «ЕЭС России» – 26 е, «Аэрофлот» – 27 е, Сбербанк – 35 е, КамАЗ – 39 е, АвтоВАЗ – 42 е.

Следует заметить, что в отношении крупнейших государственных холдингов необходимо сде лать поправку на объективно заданную прозрачность структуры собственности, непрозрач ность которой во многих иных случаях заметно снижает показатели транспарентности.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2005 году тенденции и перспективы ционных процедур, так и – в зависимости от конкретных мотивов поглощения – оптимизации финансовых потоков приобретаемых (создаваемых) компаний.

Рынок корпоративного контроля как механизм регулирования экономи ческой эффективности связан с рыночным перераспределением акционер ной собственности и соответственно со сменой стратегии развития соответ ствующей корпорации. Теория50 различает две группы стимулов, побуждающих к осуществлению операций на таком рынке: это «общая» заин тересованность (например, заинтересованность в доходах, которые фирмы распределяют между всеми акционерами в соответствии с количеством при надлежащих им акций) и «частные» интересы, характеризующие особые вы годы тех, кто владеет данной корпорацией (скажем, половиной всех акций плюс 1 акция). Рынки корпоративного контроля в отличие от обычных финан совых рынков управляются прежде всего частными выгодами. При этом, изу чая механизмы рыночной смены собственника и контроля, авторы известных теоретических моделей (С. Гроссман и О. Харт, А. Шлайфер и Р. Вишны, Д. Хиршлайфер и Ш. Титмен и др.) обычно предполагают, что многие (все) участники указанных операций могут достаточно точно предвидеть хозяйст венные результаты той реорганизации фирмы, которую предпримет новый собственник.

Pages:     | 1 |   ...   | 78 | 79 || 81 | 82 |   ...   | 112 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.