WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

Сейчас мир переходит к калс-технологиям, информационным технологиям, которые по сути дела обеспечивают единый язык для всех предприятий, работающих в компьютерных сетях, в телекоммуникационных системах и позволяют создавать виртуальные предприятия, включающие в себя иногда до десятков тысяч предприятий, участвующих в едином технологическом процессе, в единой системе, включающей проектирование, производство, распределение, обмен, продажу продукта, обслуживании у потребителя этого продукта и его утилизации. То есть во всем жизненном цикле продукта. Эти калс-технологии обеспечивают экономию до 30% ресурсов. Мы к этим технологиям даже еще и не подступали.

По сообщению О.М.Юня, на коллегии Минэкономики России обсуждали какие-то зачатки этих технологий, которые имеются в космосе и авиации, но до широкого применения дело еще далеко. Хотя западные партнеры уже говорят: если вы не работаете в калс-технологиях мы с вами просто не будет заключать деловые контракты.

Поэтому здесь в данном случае вместо “железного занавеса” встает “технологический занавес”, информационный занавес. И мы в дальнейшем можем оказаться в таком полностью изолированном положении.

Чтобы не оказаться в таком положении нужно коренным образом переломить положение в инновационной сфере, обновлять весь производственный аппарат. Ситуация здесь у нас, по мнению О.М.Юня, хуже некуда, ибо если раньше, до 1990 года, инновационно активных предприятий было больше половины (тогда были плановые задания, централизованные, по научнотехническому прогрессу у каждого предприятия и т.д.), то сейчас инновационно активных предприятий осталось всего около 5 процентов. Однако и даже эти инновационно активные предприятия расходуют из общего объема инвестиций только 17% инвестиций на инновации.

В целом даже из используемых инвестиций на инновацию идет всего несколько процентов, в связи с чем происходит по сути дела воспроизведение старых машинных технологий, которые совершенно никакой конкурентоспособности нам обеспечить не могут.

Вместе с тем в России научно-технический потенциал все еще достаточно велик. 12% всех ученых пока еще всего мира работают в России. Но эти ученые у нас создают 0,3% наукоемкой продукции мира, то есть эффективность науки крайне низкая. Это и бедственное положение, конечно, науки прежде всего, нищенское по сути дела, потому что на всю науку в нашей стране тратится, грубо говоря, полмиллиарда долларов. Ото бюджетное и внебюджетное финансирование. Для примера в США, с которыми мы все время пытаемся сопоставить себя, тратится в целом на науку около 250 млрд., что значительно больше всего нашего ВВП, в том числе из бюджета 75млрд. Поэтому у них новое оборудование, новые препараты и т.д. и т.д.

Идеальные условия для того, чтобы ученые действительно рождали новые идеи, претворяли их в новых продуктах, новых технологиях и т.д.

Миннауки России недавно проводило экспертизу научных достижений с точки зрения их соответствия мировым современным требованиям, в результате которой было признано, что по целому ряду направлений мы еще сохраняем ведущие позиции, но это прежде всего там, где требуется сугубый интеллект, теоретические дисциплины, а не требуется каких-то обновлений оборудования, научного оборудования, препаратов и т.д.

Во всем мире на науку тратится около 3% ВВП, при этом 1% бюджетный. У нас на науку расходуется меньше 1% ВВП, по этому инновационные и научные процессы у нас находятся в столь плачевном положении. Это положение в полной мере относится и к интеллектуальной собственности и хотя в России уже принят Закон о патентной защите, тем не менее пока все еще нет механизмов его применения. Поэтому ученые у нас по сути дела обкрадываются, ибо у них у самих, у научных организаций нет средств на защиту патентов как внутри страны, так и особенно за рубежом. ведь для того чтобы патент был действующим надо чтобы в семи странах он поддерживался в течение пяти лет. А это требует больших затрат, которыми мы не располагаем, поэтому происходит ограбление нашей страны как с точки зрения природных ресурсов, так и с интеллектуальной. То есть осуществляется ограбление природных ресурсов, вывоз всего нашего интеллектуального богатства, научных достижений, которые мы пока еще имеем.

Чтобы коренным образом перестроить механизм поддержки инвестиций и инноваций, по мнению О.М. Юня, нужна стимулирующая роль финансов, ибо прямое финансирование в настоящее время в России не может сопоставиться с любой развитой страной. Мы теперь уступаем по прямому финансированию не только индустриально развитым странам, а и даже менее развитым африканским и азиатским странам, ибо, как отмечалось выше, у нас бюджетное финансирование науки составляет 0,млрд. долларов против 75-85 млрд. долларов в США.

Поэтому нам необходимо осуществить поиск таких стимулов, которые побуждали бы предприятия к активному вовлечению в свою производственную деятельность всех достижений науки и техники как наших, так и зарубежных. Для этого, конечно, нужно полностью поменять механизмы финансовой поддержки, пересмотреть налоговое стимулирование, ибо в настоящее время вообще приравнивается производственная, научная, инновационная деятельность между собой, все должны платить налоги в бюджет: яйцо, из которого не вылупился цыпленок, цыпленок и курица, которая несет золотые или простые яйца тоже.

В индустриально развитых и богатых странах, может быть, в силу богатства венчурные предприятия, венчурный капитал освобождаются от налогообложения полностью. Капиталист, который вкладывает свои средства в венчурные, рисковые предприятия, инновационные проекты, до выхода этого предприятия на фондовый рынок не платит ничего с того капитала, который он вкладывает в эти предприятия. У нас, к сожалению, пока этой ситуации нет.

Поэтому нам нужно инструменты и механизмы, которые давали бы возможность самим предприятиям освобождать от налогообложения средства, которые направляются на науку, инновации, инкубаторы, технические, технологические парки, научные институты, которые ведут научные разработки. В общем необходимо создать максимальный режим благоприятствования инновационным проектам. К такому механизму можно отнести Бюджет развития. По мнению О.М.Юня, он действительно является одним из необходимых механизмом, потому что он предусматривает использование бюджетных средств в качестве катализатора. Бюджетные средства даются в том случае, если само предприятие выделяет определенную часть средств, если банки выделяют ссуды на то или иное эффективное мероприятия. При этом доля бюджета в зависимости от степени инновационной новизны повышается и может доходить до 60%. В настоящее время механизм работает на те инвестиции, которые уже сейчас функционируют, хотя должны направляться на обновление технологии вместо старой, то есть не допускать возобновления по старому технологическому типу с помощью модернизации, реконструирования и т.д. нашего производственного аппарата.

Для исправления такого положения нужен финансовый, налоговый механизм, который сдержал бы бегство капитала из нашей страны, объем которого, по мнению О.М.Юня, в году составил – 15 млрд., а в 1998 году – 25 млрд. долларов.

Если мы этот процесс не приостановим, у нас все время будет сужающаяся база воспроизводства и если мы не решим этой проблемы, то никогда не перейдем на кривую развития. Вместе с тем для решения этой проблемы есть механизм, отработанный в мире – капитал, который вывозится, облагается большим налогом, а тот, который остается и вкладывается в отечественное производство – освобождается от налога, то есть нужна согласованность этих механизмов.

В выступлении проф. Академии Госслужбы, д.э.н., проф., академика РАЕН, Р.А.Белоусова отмечалось, что кризис финансов является главной угрозой для нашей безопасности, а для выхода России из кризиса 1922-1926 гг. была использована обкатанная модель, согласно которой работа велась параллельно в трех направлениях: восстановление реального сектора, восстановление денежной, банковской системы и восстановление бюджетной системы.

Через 6 лет Россия вышла на все довоенные уровни. За пять лет мы преодолели ту огромную яму в которой были: у нас промышленное производство составляло в 1921 году 15-17% к г., сельское хозяйство – менее 2/3, производительность 1/3, жизненный уровень – менее половины.

Интересно, что восстановление реального сектора было начато с транспорта. Потому что где-то был уголь, топливо, продовольствие. На транспорт выделили золото и купили паровозы, подвижной состав в Швеции, в результате чего транспорт дал хлеб, дал топливо, дал занятость и стал потом давать деньги.

Второе место занимало сельское хозяйство. Созданные благоприятные условия позволили закупить машины для сельского хозяйства; восстановили сначала легкую промышленность и производство продукции для сельского хозяйства, а потом остальные отрасли промышленности. И к 1926-му году промышленность вышла на довоенный уровень, сельское хозяйство - к 1927-му году. Эта направленность на восстановление реального сектора была исходной базой всего остального.

Следующим направлением действия властей стало восстановление денежной системы и банков, однако попытки в 1922-м году бюджет сбалансировать и денежную систему не удались. В октябре 1922-го года был выпущен бумажный червонец, но уже в 1924-м году их начали менять на золотые и денежная система была сбалансирована. В то же время была создана четкая разветвленная система банков: первый уровень - госбанк, второй уровень - 6 банков общесоюзных, республиканские банки и мелкие банки. Где-то сто с лишним тысяч банковских учреждений действовало в стране к 1925-му году, тем самым были созданы предпосылки к переходу на рыночные отношения.

По мнению Р.А. Белоусова, все было параллельно и согласованно, однако восстановление транспорта было исходным.

Росло производство, росла денежная масса, росли денежные доходы, росли реальные доходы, причем сбалансированность денежной системы достигалась не за счет сокращения расхода, а за счет увеличения доходной базы, которое и стало ключам к решению валютной системы и инвестиций.

В результате принятых мер после кризиса (1924-28) около 30% дохода в бюджет стал давать транспорт, причем этому способствовали действующие в первые два года (1922-23) всякие льготы, а именно: транспорту половину угля давали бесплатно.

Причем сам транспорт требовал с угольщиков плату за перевозки, а ему бесплатно давали уголь. В конце 1923 года эти льготы закончились, все перешли к расчетам в червонных рублях и получили в конце концов сбалансированный бюджет, в котором важной статьей дохода был транспорт. Налоги давали около 50%. И 20% давали акцизы. Водка вначале (1922-23 гг.) даже и не участвовала в формировании доходной части бюджета.

У нас реальные денежные доходы населения в 1999 году по сравнению с 1990 г. составили 37%, однако положение усугубляется тем, что, по данным Госкомстата, 20% населения присваивают себе 50% всех доходов. Поэтому у 80% населения осталось 15-17% того, что они имели в 1990 году, а это значит, что основная покупательная база снизилась в 5-6 раз.

Такой громадный разрыв по доходам между низкооплачиваемой частью населения и высокооплачиваемой таит большую угрозу.

Второй угрозой является низкий прожиточный минимум рабочего, пенсионера и т.д. и более высокий прожиточный минимум государства. По мнению Р.А. Белоусова, прожиточный минимум государства у нас значительно больше, чем его доходная база. И это уже несколько лет. В этом суть. И государство постоянно вынуждено лезть в долги как во внутренние, так и еще больше во внешние.

Задается риторический вопрос – куда же делись деньги У нас войны не было, большой засухи не было. Ответ этому лежит на поверхности – у нас доходы коммерческих банков и криминальных структур на много больше, чем доходы консолидированного бюджета.

Вот суть нашего кризиса. С одной стороны, банки, олигархи (газовики и др.) сконцентрировали у себя основную часть доходов. В то время как 80% населения оказались в стороне, а с другой стороны государство имеет доходы меньше, чем вот эта компания олигархов совместно с коррумпированными чиновниками.

И когда мы начинаем по мелочи суетиться, не трогая сложившуюся систему, ничего хорошего, по мнению Р.А. Белоусова, ждать не приходится. Попытки затронуть олигархов бывшего председателя Правительства Российской Федерации Е.М.

Примакова кончились плачевно. Будет ли новое руководство затрагивать, сейчас пока по этому вопросу сказать ничего нельзя. Р.А. Белоусов считает, что у нас имеется два выхода: либо кардинальная перестройка политики в отношении олигархов и приведение в порядок всей финансово-денежной системы, либо социальный взрыв. Третьего выхода у нас нет. Однако для этого прежде всего нам нужно навести порядок, контроль за доходами тех же коммерческих банков, ибо по заявления бывшего министра внутренних дел Российской Федерации Куликова, половина наших коммерческих банков находится под контролем криминальных структур. По данным Р.А. Белоусова, у нас банки имеют два баланса: один для статистики и Центрального банка, другой – для обслуживания криминальных операций. Причем даже по официальному баланс в 1995-м году, когда депозитная ставка была 102%, а кредитная 320, на сто рублей, которые давал доверчивый вкладчик, получали 220 рублей маржи и еще умудрились не заплатить тому, кто внес эти сто рублей. Поэтому, по мнению Р.А. Белоусова, сначала должен быть установлен жесткий контроль за банками, потом регулирование и соответствующий порядок должен быть в нашей банковской системе.

Только тогда будет порядок и в других сферах экономики.

За два последних года превышение экспорта на импортом составило 40 млрд. долларов, однако государству из этой суммы достается существенно меньшая часть, а основная доля остается у газовиков и нефтяников, которые к тому же через оффшорные зоны пытаются уклониться от налогов. Надо прежде всего установить сейчас контроль за экспортно-импортными операциями.

Выступление д.э.н., проф. РАГС, академика РАЕН Ю.В.

Яковца посвящено финансовым циклам и кризисам.

Цикличные колебания финансово-кредитной сферы, периодически повторяющиеся в ней кризисные потрясения являются неразрывной составной частью, элементом экономических циклов и кризисов и неразрывно связаны с другими их элементами - цикличной динамикой структуры экономики, инвестиций и инноваций, занятости и уровня жизни, товарного обращения, цен, денежного обращения. В то же время финансовые циклы и кризисы обладают известной самостоятельностью, собственной траекторией, они наиболее чутко реагируют на колебания, конъюнктуры изменения цен и валютных курсов, являются индикатором состояния той или иной экономической системы.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.