WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

Российской Федерации начиная с 1996 года специально акцентировал внимание на роли этих факторов развития.Вехой развития в этом направлении стала программная статья В.В. Путина, опубликованная на Интернет-сайте кабинета министров РФ. Определяя шансы России на достойное будущее, успехи в деле преодоления кризиса и продолжения реформирования страны, он начинает с Российской идеи как связующей, способной консолидировать общество, привести его к согласию по коренным вопросам жизни и развития. Именно сплав, синтез исконных российских ценностей (патриотизм, державность, государственничество, социальная солидарность) с так называемыми общечеловеческими ценностями, по мысли автора, обусловит успешную трансформацию российского социума в направлении сильного государства, эффективной экономики, процветающего общества.Сказанное позволяет утверждать, что видение перспектив продолжения экономических реформ, стратегий институционального развития невозможно без переосмысления исходных теоретических моделей и концепций, предопределяющих их смысловых, ценностных, целевых измерений, а, следовательно, содержательности и направленности.

В противовес модели догоняющей модернизации нами было разработано понятие системной трансформации. Само понятие системной трансформации было применено нами для обозначения процессов, выходящих далеко за рамки экономических реформ в их обычном понимании. Понятие системной трансформации служило противовесом и утилитарно понимаемым О национальной безопасности. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию.. Введение; раздел 2. Основные ценности и интересы. Независимая газета 14.06.96 г.; Россия на рубеже эпох. (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации).

Послание Президента РФ. Введение; раздел 1. «Экономические реформы - выбор прошлого или будущего. Российская газета. 31 марта 1999 года. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Новая редакция.

Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 10 января 2000 года № 24.

См. В.В.Путин. Россия на рубеже тысячелетий. Независимая газета. декабря 1999 года.

концепциям экономических реформ, и доктринам пресловутой догоняющей модернизации. Оно снимает условное и упрощенное методологическое разделение на так называемый градуалистский и радикальный подходы к выбору моделей реформ и экономической политики, соотношению экономической эволюции и волевых, политических решений, государства и экономики. Трансформационный подход с его акцентированным вниманием к духовным, культурным, цивилизационным основам развития естественным образом стимулировал теоретический интерес к ценностным, мировозренческим истокам возможных преобразований. В понятии системной трансформации заложен глубокий смысл. Оно включает и качественные изменения духовного и культурного порядков, подвижность в соотношении старых и новых ценностей, традиций и инноваций. В нем отражены и формационные стыки, когда происходит смена общественно-экономических формаций в их классическом, марксистском смысле. В рамках системных трансформаций происходят и глубокие социально-экономические реформы, рубежные изменения в знаниях и информации, технике и технологиях, организации и управлении. Это касается и тех изменений, которые происходят в головах людей. Ясно, что Россия в последнюю четверть XX века столкнулась с трансформационным вызовом и ответом на него не может быть ни шоковая терапия, ни финансовая стабилизация, ни любая другая разновидность «Великой антиинфляционной революции» в известном российском варианте.

В этом смысле есть интересные параллели в развертывании трансформационного цикла в СССР, затем в России и Китае. И в СССР и в Китае начало реформационного процесса пришлось на аграрный сектор. В рамках длинной волны реформации и там и здесь много экспериментировалось с организацией управления, ключевая роль придавалась хозрасчету, экономическому стимулированию, децентрализации планирования. И там и здесь можно выделить и зафиксировать некую экстенсивную фазу реформ без смены ценностного и идеологического ядра системы, её институциональных основ (опор). Последнее представляется очень важным. Реформы не требуют смены ценностного и идеологического ядра системы. Такая смена имеет место именно в трансформационных процессах. Трансформации начинаются с реформ, последние подготавливают предпосылки и условия для качественных скачков. Но если наличествует трансформационный вызов, рано или поздно реформационный потенциал исчерпывает себя, и требуется трансформационный скачок, включающий в себя в том числе и смену ценностного и идеологического ядра системы. Но смена ядра не в ракитовском смысле, - не отказ от собственной истории, культуры, традиций, архетипов сознания и образа жизни. Мы имеем в виду подвижный синтез традиций и инноваций, новых и старых ценностей.

С одной стороны, нельзя превращать традиционные ценности в идеологические догмы. С другой стороны, - нельзя превращать и новые ценности в репрессивную норму по отношению к традиционным ценностям. В рамках этой фазы реформы до определенного пункта идут по нарастающей, дают очевидные результаты. Но за пределами, условно скажем, 20 лет экстенсивного развития реформ, положительная динамика начинает затухать. В СССР этот реформационный спад наиболее явно обнаружился после 1975 года, когда все рельефнее начал прогрессировать застой. Китай, если вести отсчет от 1979 года, также подошел к рубежу критического 20-летия. СССР, как теперь становится ясно, тогда вплотную столкнулся с трансформационным вызовом, который предполагал переход от реформирования планового хозяйства исторического социализма к фазе его системной трансформации. СССР не смог дать убедительного ответа на этот вызов и был разрушен как социально-экономическая система, геополитическая реальность и вторая сверхдержава. Отметим, что Российская Федерация также пока не сформулировала свой ответ на тот же сакраментальный вызов, вследствие чего постоянно пребывает перед угрозой повторения судьбы Союза.

На мой взгляд, Китай неизбежно столкнется с аналогичным трансформационным вызовом, который станет критическим испытанием на прочность его цивилизационно-культурных основ, способности к исторической динамике, реформационному творчеству. Это также час испытаний для национальной элиты, китайцев как нации. Здесь будет найден ответ на вопрос о действительных достоинствах и ценностях китайской модели.

Есть много оснований полагать, что Китай все же найдет достойный ответ на трансформационный вызов. То, что мы наблюдаем сегодня, подводит к мысли о том, что китайская модель и есть образец того, что В.Г. Федотова назвала «развитием на основе собственной идентичности». Об этом свидетельствует ключевая роль культурных символов и образцов, стремление к очищению и обновлению традиции, умение привести к согласию культурный архетип и самые передовые новации века сего.

В отношении Великой китайской стены, которую некоторые профессиональные синологи называют величайшим культурным символом китайской цивилизации. Мне кажется, что у этой культурной символики есть свои параллели. Например, океанические водоразделы для атлантической цивилизации, тихоокеанских цивилизаций. Общим для этих символов является то, что, выстраивая метафизическую ограду от внешней скверны, культурного растления, национального расслабления, они образуют своеобразное пространство сосредоточения и упрочения народного духа, национальной воли, кристаллизации национальной идеи для выхода на траектории самого продуктивного типа развития - на основе собственной идентичности. И именно этот опыт выстраивания такого пространства является для нас сегодня, пожалуй, самым ценным в китайской модели экономических реформ.

Под углом зрения институциональных преобразований мы ставим проблему и их субъектов. И здесь, прежде всего, для нас важны три крупнейших макросубъекта. Это правовое государство, гражданское общество и рыночная экономика. Должен сослаться здесь на статью В.Межуева в журнале “Свободная мысль”, где очень остроумно критикуется всеобщая зацикленность на взаимоотношениях государства и экономики, но совершенно выпускается из виду гражданское общество, которое является одной из несущих опор системной трансформации и современного социума. Выстроить рынок и рыночную систему без демократии в принципе можно. Авторитаризм в рыночном творчестве достаточно поднаторел, чему примером авторитарные и диктаторские режимы, которым в ХХ веке несть числа. Но вот в мобилизационном порядке и насильственным образом сформировать гражданское общество с присущей ему сильной и независимой парламентарной системой народного представительства в принципе невозможно. А без последнего ни о каком цивилизованном рынке, правовом государстве, социальном прогрессе не может быть и речи.

В этой связи два слова о роли государства. Я собирался опустить эту тему, но, к сожалению, уйти от нее никак не удается. Сейчас опять обостряется дискуссия вокруг государства. С одной стороны, есть реальные посылы к тому, чтобы поднять экономическую роль государства, и сегодня исполнительная власть идет на это, пытаясь реализовать целый ряд мер в области внешней торговли, борьбы с оттоком капитала, правонарушениями при экспорте и импорте. С другой стороны, есть и противоположные четкие посылы к либеральному реваншу в его ультрарадикальном илларионовском варианте. Либералы не стесняются призывов по сути к мобилизационным вариантам реализации младореформаторских "старых песен на новый лад" - сильное государство во имя свободного рынка с обязательным поклонением таким героям либерального пантеона как генерал А.Пиночет. И если в обычных СМИ тема чилийского опыта сильно не выпячивается, то в Интернете на эту российские либералы не стесняются.

Мы очень большое значение придаем тем процессам, которые составляют трансформацию организационноуправленческих систем.

. Очевидно, что само понимание системной трансформации диктует нетрадиционный подход к преобразованию организационно-управленческих систем. Последние становятся самостоятельным направлением системной трансформации, затрагивая всю совокупность экономических и институциональных отношений, техник и технологий организации и управления в экономике. Именно поэтому мы говорим о трансформации организационно-управленческих систем, институциональной трансформации, включая сюда формирование качественно новой системы:

• субъектов по их отношению к собственности, её отдельным правомочиям, месту и функциям в управлении;

• экономической и трудовой этики, мотиваций и стимулов, норм экономического поведения;

• технологий организации и управления.

По сути речь идет о возникновении и развитии новой управленческой культуры, отвечающей реалиям информационного общества, постиндустриального развития, глобализации хозяйства. Выстраивая новые институты организации и управления важно видеть как стратегические перспективы эволюции новых организационных и управленческих отношений, так и ближайшие задачи по преодолению управленческой архаики, кризиса неуправляемости, господства внеинституциональных, эксполярных по выражению Т.Шанина, способов ведения бизнеса. Особое значение с точки зрения современного внутрифирменного управления имеет овладение новейшими финансовыми технологиями, методами бизнес-планирования, организационного и инвестиционного проектирования, информационными технологиями.

Хочу также специально указать на те субъекты развития, которые напрямую связаны со становлением гражданского общества. Это муниципальное самоуправление и те экономические институты, которые обеспечивают эффективную реализацию самоуправленческих начал, гражданских прав и свобод на низовых уровнях административно-территориальной организации. Для нас очень важным представляется развитие некоммерческой экономики в силу того, что здесь происходит разгосударствление тех сфер, которые когда-то считались неприбыльными, бюджетными, и были в основном сферой государственного управления и хозяйствования. Сегодня мы ищем тот консенсус, который позволит в рыночной экономике, рыночной среде функционировать и развиваться нерыночным видам деятельности с нерыночными мотивациями, но на специфической финансово-экономической основе.

И третья проблема, которую мы здесь поставили, и не случайно поставили, это проблема дальнейшего вступления, интеграции в структуру международной экономики, присоединения к ВТО ГАТТ и развитие соответствующих регулятивных систем.

Для нас вступление в ГАТТ – это более, чем просто проблема выгод и потерь, проблема торга за условия вступления. Для нас это проблема той модели, а, затем, и реальной структуры открытой экономики, которая закрепится с момента вступления в эти организации и присоединениям к основным соглашениям.

Именно отсюда проистекает ответ на вопрос: какие институты защиты национальной экономики нужно выстраивать, нужны ли вообще такие институты, и как нам реально и конкретно выстраивать соответствующую стратегию и то, что мы называем конвенциональным механизмом реализации данной стратегии.

Вот - очень коротко и не полно, - тот перечень проблем, которые мы заложили в нашу концепцию развития новых институтов организации и управления, шире - институциональной трансформации.

Более подробно концептуальные позиции Центра были представлены в выступлениях руководителей секторов и направлений Центра.

Руководитель Сектора институтов взаимодействия государства и экономики, доктор экономических наук, профессор Зельднер А.Г. отметил в своем выступлении исключительную актуальность темы "Круглого стола". По его мнению, институты и механизмы превращаются из игры слов в инструмент формирования эффективной экономики, если имеется выработанная стратегия развития с четкими конечными целями, когда для каждой крупной отрасли отработан свой стратегический менеджмент, обеспечивающий финансовые источники воспроизводства.

Под институтами докладчик понимает совокупность правил для функционирования субъектов рыночных отношений и соответствующих механизмов, обеспечивающих реализацию этих правил. С его точки зрения, вся система институтов и механизмов должна опираться на верховенство реального права, как это было в США, а не формального - как в России. В доказательство объективности этой точки зрения А.Г.Зельднер привел следующие аргументы.

Кризис 1929-1933 годов в США, потрясший всю экономику, не затронул судебную и административную систему. "Связка" верховенства законов и административного контроля за их исполнением работала, несмотря на кризис и во многом предопределила выход из него.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.