WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

Возможно, конечно, иная стратегия поведения. Замкнуться в сугубо теоретические, даже абстрактные области исследований или заняться историческими проблемами. Но возможно ли, сидеть и спокойно констатировать рост процентов безработицы, снижение жизненного уровня населения и последовательное его вымирание Ведь уже к началу этого года за период либеральных реформ население страны уменьшилось (без учета миграции) примерно на 5,5 млн. человек. Сугубо научный подход требует бесстрастного анализа даже катастрофических процессов, где роль ученого сводится к наблюдению и объяснению наблюдаемых явлений. Возможно, конечно, и выработка рекомендации или по ускорению данного процесса, или по его замедлению, смотря по тому какой социальный заказ будет дан.

Но нормальные люди не могут равнодушно взирать на разрушение собственного дома, они ищут пути спасения. Ученые в большинстве тоже нормальные люди и тоже не могут спокойно взирать на нарастание напряженности социальных проблем. Тем более, что ученые могут предложить действенные средства для борьбы с этим социальным недугом. Для этого недостаточно только научные разработки тех или иных социальных проблем, нужны и политические действия. Тем самым, научные исследования, особенно по социальной и трудовой проблематике, должны содержать и политическую составляющую.

В своем выступлении зав.отделом условий охраны труда Института труда Н.К.Кульбовская выделила большое различие в подходах к решению научных проблем между Институтом экономики и отраслевыми институтами. При решении какойнибудь поставленной проблемы, изначально всегда ставится вопрос о методологии, о теории решения данной проблемы, потом - методика, а уже потом на базе разработки концептуальных решений данной научной проблемы можно подойти к решению какой-то практически значимой задачи. Этот подход в Институте экономики всегда оказывал очень большое влияние на прикладные исследования. С работами Института экономики всегда считались во всех прикладных вузах. Сейчас это меньше чувствуется, может быть, потому что институтов стало меньше. Даже Институт труда, который раньше был очень крупным, сейчас очень небольшой по численности и, к сожалению, стареющий, молодежь в нем не держится, как и в других научных учреждениях, - это очень печально. Министерство труда должно было уже давно очень серьезно опираться на работы Института труда.

Но, к сожалению, чиновник - это чиновник. Сейчас опубликовали какой-то прогноз до 2001 года в плане разработки бюджетной политики - там тоже ничего социального нет. Вы знаете эти разговоры о социально ориентированном государстве, а серьезных научных разработок, идущих от того же министерства, по сути нет, поэтому работы Института экономики очень нужны Далее Н.К.Кульбовская заметила, что сейчас экономика России находится в переходном периоде. Одной ногой мы всетаки очень хорошо стоим в плановой социалистической экономике по своему воспитанию, по своим взглядам и потому, что мы еще в общем-то не перешли к рыночной экономике. С точки зрения проблем, например, охраны труда - здесь отчетливо видны особенности переходного периода. Есть КЗОТ, он еще действует, а КЗОТ с поправками, изменениями - это точно тот же КЗОТ, который был сформирован в социалистической экономике. Сейчас уже десятый раз ставится вопрос, что тот вариант, который разработан, неудовлетворительный, и опять В.Т.Сайкин говорит, что нужен следующий. Когда будет этот новый КЗОТ - неизвестно, но тот, который есть, он действует.

Списки по профессиям, видам работ, по которым людям дается право на льготы и компенсации, утвержденные в 80-х годах действуют, но они не носят рыночный характер. Они централизованно утверждаемые, их обязаны все предприятия и организации применять. Это - во-первых.

Во-вторых, все, что есть у нас в управлении, это все из прошлого времени, однако, уже есть ростки нового. Например, принят Закон об обязательном социальном страховании от несчастного случая на производстве, который все-таки является формой социальной защиты занятого населения. В нем есть положение о дифференциации страховых тарифов на страхование от несчастных случаев на производстве, что на самом деле очень чувствительно затрагивает такую струну, как экономический интерес предпринимателя в получении прибыли. Работодатель должен быть заинтересован в улучшении условий труда. Но он тогда будет заинтересован, когда это ему будет плюс по отношению к его экономической деятельности, а попросту говоря принесет прибыль.

Можно сейчас привести пример, когда работодателя затронули, и он еще хуже стал относиться к улучшению условий труда. Но есть и другие примеры, когда люди стали смотреть, почему им такой тариф заложили. А тариф заложили по самому худшему цеху, и уже начинаются вопросы: что мне делать, если в будущем платить такие высокие тарифы (это себестоимость увеличивается, это конкурентоспособность ухудшается), или что-то делать с этим цехом.

Это росток, росток введения экономического механизма, стимулирующего работодателя. И это механизм, который соответствует рыночным отношениям.

В заключение Н.К.Кульбовская еще раз подчеркнула, что работы Института экономики по теоретическим вопросам сейчас крайне важны. В переходном периоде от бывшей плановой экономики к рыночной теоретические работы или какие-то конкретные рекомендации имеют очень большое значение.

В выступлении ведущего научного сотрудника ИЭ РАН, д.э.н. Р.К.Ивановой было выражено двойственное отношение к школе трудовиков в Институте экономики. С точки зрения преемственности традиций, глубокой проработки вопросов, теоретического, методологического обеспечения исследуемых проблем - это действительно школа Института экономики. По ее мнению, эта школа воспринимается людьми, которые какое-то время проработали в Институте экономики. Но если понимать школу, как единение ученых, стоящих на одной методологической, теоретической позиции, имеющих одну общую концепцию, одно общее видение процессов, происходящих в стране, то можно сказать, что школы не было. Были серьезные разногласия между крупными экономистами, трудовиками внутри Института экономики.

Не вдаваясь в подробности прошлых дискуссий, очень серьезных концептуальных противоречий, Р.К.Иванова отметила специфику исследований в период, когда в стране была жесткая цензура, когда сложно было говорить прямо. Был приведен красноречивый пример: в 1940 г. такой крупный экономист как Михаил Илларионович Кубанин был арестован и через месяца расстрелян только за то, что он сопоставил уровень производительности труда в сельском хозяйстве СССР и в сельском хозяйстве Соединенных Штатов.. Поэтому экономисты, в частности и трудовики, часто были вынуждены говорить эзоповым языком. Е.Л.Маневич в своей книге “Труд в СССР” в 1955 г.

был вынужден говорить о Законе возмещения затрат рабочей силы, очень туманном законе, вместо того, чтобы прямо сказать, что у нас нет нормального воспроизводства рабочей силы.

То, что Евгений Иванович Капустин начал развивать в своих работах в 70-х годах, когда он говорил о единой тарифной сетке, о необходимости нормального воспроизводства рабочей силы и т.д., вот это экономисты вынуждены были преподносить в очень завуалированном виде, потому что нельзя было прямо говорить о том, что рабочая сила воспроизводится в хиреющем состоянии, результатом чего имеет место резкое ослабление здоровья населения в нашей стране. Сейчас только 2% новорожденных, по оценке ведущих иммунологов нашей страны, практически здоровы.

Р.К.Иванова оспорила активно навязываемое обществу суждение о том, что наш народ не может работать. А на самом деле в результате длительного хиреющего воспроизводства рабочей силы, недополучала для физиологического потребления масса трудящихся, и не только в последнее десятилетие (последнее десятилетие было особенно разрушительным), но и в предшествующий многолетний период.

По данным Госкомстата за прошлый год, из миллиона с лишним умерших 60% это люди трудоспособного возраста, а среди них более 70% - это мужчины трудоспособного возраста.

В современный период идет интенсивное выбытие людей трудоспособного возраста. И поэтому, по мнению Р.К.Ивановой нельзя прямо ставить вопрос о том, что сейчас благодаря новым стимулам можно население заставить интенсивно работать, так как новых стимулов практически нет. Они есть для предпринимателей, а для наемных работников эти стимулы не очень-то и действуют. Тем более что вопросы охраны труда, вопросы условий труда по существу сейчас пущены на самотек. И нет практически государственного регулирования, кроме тех частностей, о которых говорила Н.К.Кульбовская.

Затем Р.К.Иванова подытожила свою предшествующую мысль. Говорить о единой школе в тех условиях, когда, с одной стороны, ведущие экономисты вынуждались в определенной степени быть апологетами существующей системы, а с другой стороны, осмелившиеся ставить острые вопросы, ставили себя в очень сложное положение, говорить о единой школе не приходится.

В своем выступлении ведущий научный сотрудник ИЭ РАН, д.э.н. А.З.Дадашев подчеркнул, что научная школа в Институте экономики есть, если под школой подразумевать научное сообщество Института, которое может иметь внутри разные позиции, но это все равно школа Института экономики.

А.З.Дадашев обратился к истории ИЭ, когда его возглавил Евгений Иванович Капустин. Трудовая проблематика (и формирование научных структур подразделений) переместилась в Институт экономики. Появился сектор трудовых ресурсов, потом сектор социально-экономических проблем труда под руководством Розы Константиновны Ивановой, потом сектор перерастания соцтруда в коммунистический.

Он отметил, напомнив о двухтомнике “Методологические проблемы труда”, что тот задел, который был в НИИ Труда, нашел свое продолжение в работе Института экономики, потом уже НИИ Труда не выдавал таких работ, выдавал Институт экономики как с политэкономических позиций, так и с воспроизводственных позиций. И в Институте действительно сформировалась научная школа как научное сообщество ученых Института экономики.

По мнению А.З.Дадашева, очень хорошо было написано в докладе, сказано в выступлениях Инги Сергеевны Масловой и Розы Константиновны Ивановой, об истории исследований трудовых отношений, хронологически отмечены те разработки, которые проводились в секторах.

И венцом этих разработок, особенно 70-80-х годов, которые проводились в Институте, была Всесоюзная научнопрактическая конференция, которую мы повели в Суздале. Сначала были предложения провести эту конференцию в Москве, затем было предложено провести ее в Суздале, и Леонид Иванович Абалкин поддержал это предложение. Именно эта конференция, проведенная Институтом, не была конференцией одного-двух секторов. Это была конференция всего Института, и в ней были задействованы все отделы и сектора.

По мнению А.З.Дадашева, нынешнему Центру, который стал преемником Отдела экономических проблем труда, Института досталось хорошее наследство, научная школа. И сотрудникам пришедшим в этот Отдел и Центр после нас удалось удержать кое-какие позиции.

Если раньше ученые-трудовики ограничивались в своих исследованиях только трудовыми проблемами и не затрагивали структуру инвестиций, потому что это была проблема других, то сегодня необходимо сказать, что исследование проблемы занятости - это проблема инвестиций, и в человеческий капитал, и в основной капитал. Эти инвестиции необходимо направить в новое строительство или модернизировать действующее, а модернизируя и обновляя действующее, неизбежно возникает проблема сокращения рабочих мест на действующих предприятиях.

К сожалению, у нас инвестиции идут только в действующее производство. Хорошо хоть, что у нас демографические особенности этого периода такие, что интенсивное выбытие рабочей силы из состава трудовых ресурсов как раз позволяет нам обходиться минимальным уровнем официальной безработицы. Но этот ресурс временный. Он еще, По мнению А.З.Дадашева лет пять продолжится, нашей экономике и тем, кто стоит у руля нашей экономики, надо воспользоваться этим периодом, с тем чтобы усилить процесс высвобождения кадров, даже высвобождая их в сферу незанятости до определенного социально приемлемого уровня - 2,5%-3%.

А.З.Дадашев привел пример решения проблем на уровне Министерств, когда он был на заседании Научно методологического совета Министерства по налогам и сборам, которое вел Починок. Доклад делал начальник Департамента по налогообложению физических лиц. Было предложено ввести двухуровневую шкалу подоходного налога. В ответ на вопрос А.З.Дадашева: вы предлагаете 12% и 20%. А почему 12% Почему не 10%, не 20% И почему две ступени, а не три Никто не смог сказать почему..

По мнению А.З.Дадашева, нужно установить 10процентный нижний уровень подоходного налога, из двух высвобождающихся процентов один процент направить на увеличение зарплаты наемным работникам, с тем, чтобы второй процент зарплаты перебросить на выплаты в Фонд занятости от работника.

В Законе о занятости записано положение о выплатах в Фонд занятости с заработной платы работников, но этот пункт не работает.

А.З.Дадашев предложил, чтобы наемный работник платил 1% наряду с 1,5%, которые платит работодатель. Во всем мире паритетное начало. Например, во Франции, 3,5% работодатель и 3,5% наемный работник платят в Фонд занятости. Также, по мнению А.З.Дадашева, в связи со сложной демографической ситуацией, можно восстановить налог на холостяков И этот 1%, который уплачивали бы холостяки и малосемейные, полностью отдать в местные бюджеты. Потому что, например, жители Московской области работают в Москве. Область ни копейки не имеет от этого подоходного налога, все налоги остаются в Москве. А когда становятся безработными, они приходят в область, становятся там на учет и требуют или 3-5 - тысячную зарплату, или высокие пособия.

В заключение А.З.Дадашев сказал, что если проводить эти исследования и они будут продолжиться в Центре, надо шире смотреть на проблематику. Она связана с налоговой, бюджетной политикой, и со всеми сопутствующими инструментами.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.