WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

Было другое течение мысли в это время. Оно лучше всего, талантливее и мощнее было развито в цаголовской школе. Она помещалась не только на экономическом факультете, но и по всей стране. В основном к ней примыкали все преподаватели.

Это была талантливая творческая модернизация сталинизма, которая подводила фундамент под брежневский период.

А третье течение мысли больше всего исходило из Института экономики (тогда на Волхонке). Это направление состояло в том, чтобы вглядеться в реальность, в то, что есть, и понять, что это такое. Сева Куликов правильно сказал, что все работали в русле марксистской методологии, исторического материализма. Это была наша методология. Она и сейчас остается, поскольку ничего другого более подходящего нет. Сейчас ясно то, что мы имели, это не социализм. Это по-разному называют.

Официальная теперь трактовка: тоталитаризм. И все, что было наработано в пределах той политэкономии от 1960 до 1972 г.г. в Институте экономики означало идейное и теоретическое обеспечение выхода из тоталитаризма не в капитализм, а именно в социализм.

Мы рассматривали социализм как отдельный, самостоятельный способ производство со своими противоречиями. Отсюда все разработки: закон движения социализма, раздвоения собственности, понимание внутреннего источника движения, а не так, как в школе Цаголова, в которой есть планомерность, есть коммунизм, вот он уже наступает, а есть (как сказано в учебнике) формы, оставшиеся от капиталистических способов производства, в том числе товарного производства. То есть, картина мира была иная, и это было очень существенное продвижение. И поэтому все наши разработки исходили из того, что так должно быть, потому что как есть не похоже на социализм.

Конечно, варианты всегда есть. Мы работали на один вариант – на выход в социализм, а был другой вариант – на выход в капитализм.

Богатые теоретические разработки никуда не денутся. Они могут быть востребованы, когда кто-либо задумает идти социалистическим путем после социалистической революции. России это не светит ближайшие пару поколений. Но рано или поздно это получится, капиталистический строй не вечен.

Э.Д. МАТВИЕВСКАЯ, к.э.н. (ИЭ РАН), сообщила о работе, которую завершил Центр информации Института экономики РАН. Создана библиографическая книга, в которой собраны все публикации Института экономики с 1930 года до 2000 года и не согласилась с позицией доклада, в которой сравнивается учебник Политэкономии 1954 г. и Беломорканал. В книге «Становление и развитие экономической науки в СССР» дан портрет авторов-зэков, которые писали и учебник. Часть из них - сотрудники Института. экономики.

В выступлении С.А.ХАВИНА, д.э.н. (ИЭ РАН), отмечалось, что процесс формирования политической экономии в стенах Института экономики носил сложный и противоречивый характер. Он испытывал на себе влияние различных факторов: меняющихся общих условий развития экономики, общества, идеологии; относительно самостоятельного развития самой логики исследований; практики советской экономики; эволюции взглядов ученых-исследователей. Дело в том, во-первых, что на протяжении 1960-1980-х гг. те экономисты, которые в наибольшей степени приблизились к пониманию сути и природы реальных процессов, продолжали уточнять и углублять свои теоретические позиции. Во-вторых, ученые-сотрудники института придерживались различных, иногда диаметрально противоположных воззрений. Развитие политической экономии происходило в борьбе этих воззрений, часто весьма яростной. Так, принципиально различались трактовки собственности (Кронрод, Колганов, Пашков), механизма действия экономических законов (Кронрод, Гатовский), основного экономического закона (Кронрод, Черковец, Пашков) и др. Различались по методологическим и теоретическим установкам работы, выполненные в отделе политической экономии под руководством В.Черковца. Так что не приходится говорить об единой политической экономии социализма в институте, о сложившейся в нем единой экономической школе.

В тех условиях при существовавших внешних и внутренних ограничениях, ученым института, анализировавшим реальные экономические и социальные процессы, удалось в известной мере раздвинуть рамки официальной идеологии. Были выдвинуты идеи, не потерявшие ценность в новых условиях, осуществлен ряд теоретических прорывов, которые в известной мере подготовили современные взгляды на происходящие в мире процессы. К таким прорывам можно отнести выдвинутую Я.Кронродом концепцию противоречий собственности. К ним относилась в тех условиях и трактовка экономической свободы личности как неотъемлемой черты эффективной системы, ориентированной на человека.

Можно назвать и другие прорывы в различных разделах политической экономии: в теории социально-экономической эффективности, воспроизводства, трудовых отношений, в аграрной проблематике и др. В середине и второй половине 1960-х гг.

Институт экономики служил теоретическим штабом, обосновавшим комплекс путей и методов проведения эффективной экономической реформы.

Немногие работы, как, например, книга покойного А.Барсова «Баланс стоимостных обменов между городом и деревней» (1969 г.) получили широкий международный отклик.

Преобладающее большинство трудов, выпущенных институтом, числилось советологами без какой-либо их дифференциации по разряду официальной апологетики. Тем не менее сохранившие свое значение и не только историческое – такие теоретические прорывы были, именно они определили лицо подлинной науки.

В докладе М.И.Воейкова имеется определенное противоречие между выделением политэкономических исследований в институте в качестве «реального направления» и подчеркиванием субъективного метода как одного из главных. Действительно, ученые института пытались «отталкиваться от реальности и в своих теоретических построениях приближаться к ней». Это вытекало как из конкретных задач хозяйственной практики, так и из необходимости реализовать научно-познавательную функцию экономической теории, объяснять происходящие в реальной жизни процессы. Практическая функция политической экономии социализма состояла в попытках раскрыть способы и методы усовершенствования существовавшей системы. Но в таком случае – это отход от субъективного метода. Думается, что диалектика «должного» и «сущего» не исчерпывает и не отражает всю сложность и противоречивость соотношения экономической теории и экономической реальности.

К тому же спорным представляется положение о том, что в работах представителей «реальной школы» отражались глубинные основы экономического строя, которые в реальности были товарными и требовали легализации рыночных отношений». В действительности, глубинные основы огосударствленной системы не были и не могли быть товарными. Конечно, товарные отношения существовали в порах огосударствленного хозяйства.

Но в нем преобладали натуральные связи и административные, командные методы хозяйствования, а товарные отношения, рыночные регуляторы действовали главным образом в неформальном теневом секторе. Теория товарного производства отражала не сущность этой экономики, а потребности экономического развития, его тенденции и императивы.

Э.Ф.МИЖЕНСКАЯ, д.э.н. (ИЭ РАН), согласившись с С.А.Хавиной в том, что в экономической теории, разрабатываемой в институте были серьезные прорывы, остановилась на монографии Б.В.Ракитского «Общественные фонды потребления как экономическая категория», опубликованной в 1966 г. Об общественных фондах потребления к этому времени писали многие ученые. Однако монография Ракитского отличалась от других работ строгой системностью, высоким уровнем политэкономической культуры. Можно сказать, что впервые в отечественной экономической науке была представлена целостная, последовательная теория общественных фондов потребления.

Б.В.Ракитский считал и доказывал, что ряд наиболее социально значимых потребностей должен реализоваться государством, а не частным образом, дабы обеспечить в обществе движение к социальному равенству, благосостоянию и развитию личности.

Можно было бы не вспоминать об этой теории (как это и характерно для нашего времени), так как социальные экономические отношения исследованию которых была посвящена книга, перестала существовать, если бы в современных развитых странах не наблюдалось динамики увеличения государственных расходов на образование, здравоохранение, социальное обеспечение, на основании которого можно смело говорить о наличии и функционировании общественных фондов потребления. Соответственно на Западе возникает и наука – «Экономика общественного сектора». В основе этой науки лежит теория общественного блага Самуэльсона и других.

Представляется, что теория Ракитского, так же как и теория Самуэльсона имеет право на существование. В основе теории Самуэльсона – рыночное мышление, главная точка отсчета – рынок. В основе теории Ракитского общемировые тенденции гуманизации и социализации экономического процесса.

Р.К.ИВАНОВА, д.э.н. (ИЭ РАН) посвятила свое выступление здоровью народа. Работоспособность – это по существу функция не только профессиональных навыков и дисциплинированности, но еще и здоровья. Здоровье закладывается на протяжении многих десятилетий. Такая жизнеспособность нации, которая сейчас имеется, результат не только последнего десятилетия, а результат многих десятилетий, когда нарушались законы воспроизводства рабочей силы на нормальном уровне. И здесь не малую негативную роль сыграли экономисты, в том числе те, кто разрабатывал проблемы воспроизводства. Это сугубо политэкономическая тематика, потому что абстрактные рассуждения об исходном и основном экономическом отношении не имеют смысла, если они не проецируются на реальные воспроизводственные процессы.

Когда временную пропорцию, характерную для периода индустриализации, которая имела место во всех странах, прошедших этап индустриализации, преимущественный рост производства средств производства определяли как закономерность, характерную для всех этапов развития и на многие годы вперед, тем самым уже нарушали ход воспроизводства рабочей силы на нормальном уровне.

Проблеме нормального уровня воспроизводства трудящихся долгое время не уделялось никакого внимания. Это еще и потому, что у нас рабочая сила не признавалась товаром. А отсюда автоматически как бы считалось, что эта проблема не заслуживает внимания.

Второе. Над экономистами довлел нормативный подход, заложенный в «Критике Готской программы», когда потребление, по существу, должно было носить при социализме принцип остаточности.

Дальше. Проблема соотношения фонда потребления и фонда накопления решалась долгое время в апологетическом ключе.

Мы по существу постулировали необходимость ускоренного накопления. И об оптимизации фонда потребления и накопления начали говорить только в 70-х годах, когда почувствовали, что у нас не только ослабевает трудовая мотивация, но и производительность труда снижается именно потому, что рабочие не могут в полную силу освоить даже ту технику, которая у нас была, не могут нормально работать все 8 часов. Жизненные силы народа уже на том этапе были в определенной степени исчерпаны.

нашего известного экономиста-трудовика Ефима Львовича Маневича, который в начале 60-х годов, ставил теоретический, политэкономический вопрос о том, что должно лежать в основе тарифной системы оплаты труда первого разряда, каков объективный критерий оплаты труда, связанный с необходимостью воспроизводства рабочей силы на нормальном уровне. На протяжении многих лет существования социалистической экономики вопрос этот не ставился, просто сверху задавался уровень оплаты первого разряда, а потом уже по коэффициентам прибавлялась зарплата других разрядов.

Затем в Институте экономики начали проводиться исследования, связанные с социальной дифференциацией в общественном труде.

Развивался еще один воспроизводственный аспект, носящий политэкономический характер, - это вопрос интенсификации перевода экономики на преимущественно расширенный тип воспроизводства. В Институте экономики крупные ученые занимались этой проблемой, по существу тоже ставившей вопрос о нормальных воспроизводственных пропорциях и необходимости нормального воспроизводства рабочей силы, которая могла бы в соответствии с требованиями научно-технической революции эффективно использовать новую технику, поступающую в производство.

Уже в 70-80-ых годах эти вопросы начинали разрабатываться в полную силу. Было и еще одно направление в рамках этих разработок: совершенствование социалистического образа жизни. В нем ставился вопрос о том, что рабочая сила должна воспроизводиться на нормальном уровне не только физиологически, но и культурно, и профессионально.

Сейчас как никогда актуальными являются проблемы, связанные с оптимизацией, воспроизводственных пропорций, деформация которых обусловлена не только реальной практикой, но и недостатками теоретических исследований.

Т.Е.КУЗНЕЦОВА, д.э.н. ( ИЭ РАН), считает несправедливым, говоря об истории института, умолчать о важном политэкономическом аспекте разработки аграрных проблем в нем.

Именно здесь аграрные проблемы рассматривались, во-первых, с политэкономической точки зрения. Во-вторых, с точки зрения связи этих проблем с широким кругом проблем не только экономических наук. Хотя внутри Института были разные ситуации, разные подходы, разные этапы, и разные люди, связанные с анализом аграрных проблем.

В качестве примера того, какую роль играл аграрный фактор для истории науки в России является известная дискуссия 1948 года в ВАСХНИЛ. Она была спровоцирована статьей Ивана Даниловича Лаптева, сотрудника института. (Это плохо характеризует наш институт, но это было). Именно эта статья послужила поводом для развернувшихся гонений на генетику и на биологическую науку.

Главное политэкономическое направление возглавил Владимир Григорьевич Венжер. Владимир Григорьевич, в отличие от многих других аграрников, старался преодолеть отраслевой, сельскохозяйственный характер аграрной науки. Он выступал за то, чтобы был создан аграрный институт, в котором бы аграрные проблемы рассматривались с широких, если хотите, обществоведческих позиций. В.Г. Венжер много сил потратил, добиваясь создания этого института, – писал в ЦК, доказывал. Наконец, этот институт был создан. Сейчас не нам судить, оправдывает ли аграрный институт надежды Владимира Григорьевича или нет. Представляется, что не в полном объеме, преодоление именно отраслевой специфики сельского хозяйства не состоялось пока.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.