WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

Действительно, если взять базовые исходные позиции, то в полной мере подтверждается тезис о том, что в ходе прогресса производительных сил общества развивается обобществление производства, в том числе в современной форме глобализации экономической жизни. В результате действия этой тенденции создаются механизмы общественного регулирования экономической жизни общества, как в национально-государственном, так и мировом масштабах, неизбежно ограничивающие (деформирующие, преобразующие) действие механизмов частного, корпоративного присвоения таким образом, что существующие экономические отношения собственности в наиболее развитых странах мира нельзя, как минимум без существенных оговорок, отнести к капиталистическим в политико-экономическом смысле. Наконец, в результате этих изменений на первый план в качестве движущей силы общественного прогресса выдвигаются социальные параметры.Именно с этих позиций ведущими учеными Института экономики происходило осмысление социально-экономических процессов, происходящих в России. Научные исследования были направлены на поиск механизмов, реализации вышеназванных тенденций.

Опора на положение о необходимости функционирования институтов, обеспечивающих поведение агентов экономической жизни общества адекватное наличным производительным силам, как обязательное условие прогресса последних, неизбежно приводила к критической оценке существующих экономических реалий и необходимости экономических реформ, в том числе в направлении преодоления отрицания рыночных механизмов.

Поэтому не случайно научно-познавательная функция Института, именно как центра политико-экономических исследований, зачастую начинала внутренне противоречить его идеологической функции, возлагаемой на Институт политической властью, что и вызывало на протяжении практически всей истории Института конфликты с этой властью.

Во время Всемирной встречи на высшем уровне в интересах социального развития (1995г., Копенгаген), в которой участвовали 186 стран, в т.ч. 117 глав государств, была признана необходимость включения социальных стратегий в экономическое планирование. Было принято соглашение об осуществлении на государственном и межгосударственном уровнях стратегий, призванных искоренить нищету, обеспечить полную занятость и создать справедливое и всесторонне развитое общество. В июне 2000г. Генеральная ассамблея ООН проведет в Женеве специальную сессию по социальным вопросам, цель которой, как отмечает директор Управления социальной политики и развития Секретариата ООН Дж.Ленгмор, «состоит в том, чтобы «гуманизировать» экономический рост, обеспечив пропорциональное соответствие вопросов равенства, прав человека и окружающей среды торговым балансам и прибыли в «бухгалтерском расчете» экономической глобализации. …Даже руководители ведущих глобальных корпораций осознают свою роль в повышении социальных стандартов. …В Женеве может начаться диалог, результатом которого станет весомый кодекс социального поведения, необходимый корпорациям для функционирования в глобальной среде». (Дж.Ленгмор. Как победить опасности нового века//Дипкурьер НГ №8, 04.05.00. С.11).

Конечно, с позиций сегодняшнего дня можно говорить об однобокости, ущербности и т.п., советской политикоэкономической мысли, в том числе в Институте экономики. Однако, оценка научного уровня исследований должна проводиться по отношению не к последующему, а к предшествующему им этапу. Институт экономики обеспечивал наращивание (непоследовательно, противоречиво, как в прочем и в любой другой науке) научного политико-экономического знания. В конечном счете именно в Институте экономике был накоплен тот научный политико-экономический потенциал, который позволил обосновать и определить стратегические направления радикального экономического реформирования сложившейся экономической системы.

Другой вопрос, почему в последовавшее «реформаторское десятилетие» наработки Института не были востребованы в той мере в какой хотелось бы Можно, конечно, ссылаться на то, что новые политические силы, пришедшие к власти, были сориентированы на иные цели и задачи и им соответственно требовались иные структуры, формирующие общественное мировоззрение, кои и были созданы. Можно также отмечать, что к исходу этого десятилетия власть предержащие и обслуживающие их идеологические организации были вынуждены взять на вооружение (по крайней мере на словах) - пусть без указания их изначального авторства – идеи, всегда отстаивавшиеся Институтом экономики: о социально-ориентированном экономическом росте, о роли государственных и общественных структур в современных экономических системах и т.д.

Тем не менее следует сказать и о том, что в целом ряде случаев политико-экономическая мысль Института отстает от потребностей сегодняшнего дня России.

Прежде всего это касается явно недостаточной интегрированности политико-экономических исследований, ведущихся в Институте, с передовыми направлениями мировой политикоэкономической мысли. В этой связи хотелось бы обратить внимание на высказывание лауреата Нобелевской премии по экономике (1993г.) Д.Норта, что для разработки современной экономической теории «требуется гораздо более глубокая интеграция политических и экономических наук, Это можно сделать только путем создания модели политико-экономического процесса, составными частями которой станут конкретные институты, связанные с этим процессом, и опирающаяся на них структура политического и экономического взаимодействия»Второй момент - это необходимость органической «привязки» политико-экономических исследований к реалиям сегодняшней России. Историческая практика показывает, что институты, в рамках которых функционируют экономические системы, в значительной степени определяются историческими особенностями конкретной страны, порождающими особый тип национального сознания. Можно и нужно выявлять и исследовать общие политико-экономические закономерности развития человеческой цивилизации, но при этом нельзя забывать, что попытка прямого переноса этих общих закономерностей на конкретную национально-государственную почву будет также бесплодна, как и попытка прямого переноса экономических институтов, доказавших свою эффективность в рамках одного национально-государственного образования, в иную национальногосударственную среду.

В этой связи, с одной стороны, встает задача выявления тех факторов, которые определяют характер, структуру, механизмы действия и т.д. российских экономических институтов, а с другой – разработка теории трансформации сложившихся в России экономических институтов с учетом фактора глобализации всех сторон жизни человеческого сообщества, в условиях, когда экономический рост не может измеряться лишь темпами роста ВНП, выявление механизмов использования закономерностей этой трансформации для осуществления социальноэкономической стратегии, обеспечивающей достойное место России в современном меняющемся мире.

Короче говоря, нужна политическая экономия современной России. Именно в этом направлении всегда работала российская Д.Норт. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. Пер. с анг. Фонд экономической книги «НАЧАЛА»., М., 1997.

С.144.

школа политической экономии и наш научный долг продолжать и развивать эту традицию.

Открывая дискуссию, С.С.Дзарасов, д.э.н. (кафедра экономической теории и предпринимательства РАН), заметил, что юбилей Института экономики РАН очень хороший повод подвести некоторые итоги развития экономической мысли в России, поговорить о ее 70-летнем пути. Институт экономики, как известно, был основной частью этого процесса.

Очень любопытным является сам факт создания Института.

Почему и как он возник Он выделился из Института красной профессуры, из Комакадемии. Это был период разгрома правой оппозиции. И другого способа избавиться от блестящей плеяды экономистов из бухаринской школы не было. Другие направления экономической мысли были идейно беспомощными по сравнению с ними.

Представители этого направления защищали иную, чем сталинская, модель социализма. И тогда еще не было другого способа с ними расправиться, как используя организационные методы, передав Институт экономики из Комакадемии в Российскую академию наук, которая всегда была более консервативной. И сейчас остается таковой.

На Институт экономики была возложена задача идеологического обеспечения политики КПСС. И он выполнял эту задачу. И вся его работа была этим пронизана. Однако это не вина Института, а его беда.

В докладе Воейкова М.И. отчасти анализируется эта беда, ее надо признавать, изучать и делать соответствующие выводы.

Но надо отметить, что это было не зависящее от самого Института обстоятельство, препятствующее развитию творческой мысли в нем.

Мы должны добрым словом вспомнить тех сотрудников Института экономики, кто пал жертвами 30-х годов. Они какимто образом пытались вырваться из идеологической ограниченности и поплатились за это жизнью. Но если бы мы с вами тогда работали, мы оказались бы в таком же положении. И с этим ничего нельзя было сделать.

Еще более поучительным, мне кажется, является то, что зависело от самих людей Института экономики, впрочем зависело и от тех, кто работал в других местах, то есть от нас с вами. У всех у нас была дурная традиция. Мол де мы лучше вас, мы хорошие, а вот вы нехорошие. Эта традиция была и сохранилась до сих пор, если не усилилась. Мы в МГУ считали: мы хорошие, а вот вы в Институте экономики - нехорошие. Вы же здесь думали наоборот. Такой подход нам свойственен до сих пор. Это проявилось и в подзаголовке доклада, звучащем: “К формированию “реальной школы”. То есть то, что было в Институте экономики, - это реальная школа, а то, что было, например, в МГУ, - это нереальная школа.

На самом же деле каждый старался понять, в каких условиях мы жили и что собой представлял наш социалистический строй. И правда то, что мы отрицали товарный характер социалистического производства (я-то был сторонником рынка и рыночных отношений), но правда состояла в том, что социалистическое хозяйство не является товарным. Институт экономики давал противоположные трактовки и в докладе об этом на соответствующей странице написано. В частности, то, что Я.А.Кронрод развивал концепцию, согласно которой социализм является разновидностью товарного производства.

Но моя мысль состоит в том, что если бы социализм был товарным производством, то нам не надо было бы переходить на рыночные отношения. И это означает, что мы не уводили от реальности, утверждая, что социализм - не есть товарное производство.

Относительно планомерности. В докладе написано, что мы утверждали, что планомерность становится клеточной, исходным отношением для экономической системы. Однако, такое заявление не означает, что не становится. Мы говорим, что становится, а кто-то говорит, что не становится. Но это не решение проблемы. Надо понять другого.

Действительно, мы считали, я и сейчас считаю так, что социализм был соткан из клеточек планомерного ведения хозяйства. Реформаторы считают своей заслугой разрушение командноадминистративной системы. Вашими словами советская система была командно-административной, нашими словами - плановым хозяйством.

(Д.э.н. Б.В.Ракитский (с места): Это не нашими словами, а вашими. Это пришло из МГУ. Г.Х.Попов говорил об командноадминистративной системе.) Вообще в советской, российской экономической традиции нет взаимопонимания. На Западе такого нет, там по другому и мы должны у них поучиться.

(М.И.Воейков: Там у них похлеще. Там вообще не говорят об этом.) Нет. Нетерпимость друг к другу - это русская традиция. Нигде нет такой нетерпимости друг к другу, как в России. Это относится не только к науке, но и к политике, к идеологии.

И последнее, что я хочу сказать. Сколько бы не говорили, что мы зря прожили в советское время. Это не так, научные достижения имелись. Но оценить их сложно ввиду существовавшей длительное время нашей национальной ограниченности,а точнее изоляции. Наша беда, зависящая уже от нас, хотя и определенным образом зависящая от общества в целом, то, что мы пытались развиваться в собственном соку, вне контекста мирового развития, мировой экономической мысли. И эту ограниченность, эту отгороженность от мира надо преодолевать, а мы не делаем этого и сейчас. В контексте развития мировой экономической мысли разработки советского периода могут занять достойное место, если умело и со знанием дела квалифицированно их увязать с общемировым процессом. Вне этого контекста, вне этой связи их ценность доказать невозможно, и мы по-прежнему будем вариться в собственном соку.

В.А.МАУ, д.э.н. (Рабочий Центр экономических реформ при Правительстве РФ), проработавший в Институте более десяти лет считает, что не следует противопоставлять научное учреждение, а следует говорит о традициях и дискутировать в этих терминах.

В данном случае неважно, кто где работал. Недаром же С.С.Дзарасов, перепутав, приписал Г.Х.Попова сюда, и правильно сделал, потому что тот по существу относился к направлению, разрабатываемому Институтом экономики, а работал в Университете.

Представляется, что более логично, классифицируя подходы, говорить о направлениях.Институт экономики был создан просто как могила для многих экономистов и их разработок.

Наоборот, если посмотреть историю публикаций Института экономики, то не складывается впечатления, что Институт экономики создавался как форма заговора. Для того, чтобы расстрелять ученых, не нужно было создавать Институт экономики.

Это был способ просто упорядочения науки. Российская Академия наук, традиционно естественническая организация, не была реакционной. Видимо, создание Института экономики имело несколько иные цели, чем те, которые предположил здесь С.С.Дзарасов.

C этой точки зрения, представляется (это удачно было раскрыто в докладе М.И.Воейкова) Институт экономики очень последовательно развивал как раз реформаторские традиции, хотя, понятно, что были “охранительные” авторы. А где их не было Суть же экономической дискуссии с начала 30-х годов, особенно с конца 30-х, состояла в том, как реформировать социализм.

Если спорить о формулировках, об исходном, об основном и прочем и пытаться вписать эти формулировки в контекст всемирной исторической мысли, ничего не достигнешь. На самом деле развитие экономической науки это, прежде всего, дискуссия о соединении коммунистической теории с реалиями, и обретение, поиски эффективного механизма их соединения. По существу поиска эффективности советской системы. Здесь было три направления.

Два из них связаны с усилением признания последовательности взглядов на систему. Одна из них - позиция Московского университета. Речь идет о доминирующих взглядах, а не о конкретных проблемах или экономистах.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.