WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||

Были и другие направления. То есть наука была неоднородна. В каждом из направлений были какие-то рациональные начала. Но важно, что превалировало. Так вот не все эти направления можно считать научными.

И здесь дело не в том, какая организация (Институт экономики, Университет, Академия общественных наук) являлась носителем какого направления. И в Институте были свои охранители. В Университете тоже были разные люди, по-разному воспринимавшие эту действительность, и даже в Высшей партийной школе, наверное.

Так вот, исходя из этого, мы можем признать наличие политической экономии как науки. Вероятно не следует о политической экономии социализма, потому что не было социализма.

С.С.Дзарасов сказал: правда заключалась в том, что социалистическое производство не являлось товарным. Ну, это старая, знакомая мелодия, хотя Солтан Сафарбиевич не стоял на таких ортодоксальных позициях отрицания товарности хозяйства и отношений.

Правда состояла не в этом. Правда состояла в том, что не было социализма, во-первых.

Была огосударствленная система. Это совсем не социализм.

Борис Васильевич называет ее тоталитарной, или фашистской.

Терминологически к этому трудно присоединиться, потому что это другое, это не характеристика системы. Это характеристика ее политического устройства. Была огосударствленная олигархическая система, государственная олигархия, со сложной системой отношений, на нескольких уровнях связи. Это действительно была система, но при чем тут социализм Надо учитывать, что существовавший строй принципиально, по сути отличается от того, что прокламировалось и декларировалось. Понимание этого давало возможность поиска выхода. Разработки, которые велись в таком направлении, позволили определенной части представителей нашей науки понять не только неизбежность краха системы, которая была, но при этом не перевертываясь, просто потому, что изменилась ситуация, а трансформировать собственные представления об общественном развитии. Другое дело, что здесь опять выдвинулось несколько направлений, но все-таки они выделились, исходя из более полного понимания того, что творилось в нашем обществе.

Роль Института экономики в этих процессах очень существенна. Здесь говорилось о том, как разрабатывались идеи экономической реформы 1965 года. Либерман опубликовал статью о роли прибыли. Бирман опубликовал статью о плате за основные фонды. Но реформа была задумана не как признание прибыли или платы за фонды. Это должна была быть комплексная экономическая реформа. И этот комплексный подход к реформе разрабатывался в Институте экономики. Конечно не только здесь.

По поводу перспектив политической экономии как науки. К сожалению, уходит мировоззренческая составляющая, и это очень неконструктивно. С точки зрения мировоззренческой составляющей места хватит и для философии хозяйства, и для политической экономии. Надо очень хорошо разобраться в том, чем должна заниматься эта наука, каков ее предмет. Совершенно правильно говорилось о том, что так толком не ясно, что это такое, что следует изучать. Попытка растворения политической экономии в экономической теории совершенно не продуктивна.

Это значит, действительно, отказываться не просто от мировоззренческой, но и от социальной составляющей экономической науки, во-первых. Во-вторых, политическая экономия должна быть именно политической экономией. Это наука, синтезирующая экономические и политические начала, ибо то и другое неразрывно, нельзя отделить одно от другого.

Здесь говорилось о том, что политический фактор сохраняется, хотя он стал меньше. Во-первых, он меньше не стал. Вовторых, любое общественное устройство без того или иного способа синтеза экономических и политических начал немыслимо. И должна быть политическая экономия, которая, изучает эти начала.

Крайне важно не просто сохранять название, а развивать содержание этой науки, сознавая важность и глубину этого содержания. Институт экономики и все, кто с ним сотрудничает, должны решать эту задачу. Без этого мы много потеряем.

Сейчас происходит подмена политико-социальноэкономического мировоззренческого подхода подходом организационно-управленческим, управленческо-распределительным.

Это иной подход, который игнорирует социальные начала: давайте организуем управление так, как надо – и все у нас пойдет.

Нам сейчас надо выйти из кризиса, да Бог с ними, с социальными отношениями, хоть капитализм, хоть еще что-то. Не важно.

А важно, чтобы производство не падало, а росло. Будет оно расти – все будет прекрасно.

Но для кого оно будет расти В чьих интересах Да, вот, мол, давайте укрепим государственность – и все будет прекрасно. Это государство мы укрепим – и все будет хорошо Государство, которое за 10 лет умудрилось сделать столько, причем все началось-то на хорошей волне – на демократизации, а к чему все свелось и скатилось Без политической экономии мы не сможем толком найти пути развития России.

И последнее: общее и национальное в развитии, о чем здесь тоже уже говорилось. Есть некие абстрактные схемы, абстрактные представления. В разных странах они, действительно, наполняются своим содержанием и выглядят вполне специфично.

Действительно, нужна национальная модель, признающая и учитывающая общие закономерности развития. Не те или другие тренды, их можно найти кучу, а принципиальные закономерности, которых намного меньше. А особенно эти в России огромны.

И главное, когда говорят о стратегии, надо иметь в виду стратегию политико-экономического, социального экономического развития, т.е. того, какое общество у нас будет, а не стратегию того, сколько у нас будет валового внутреннего продукта в 2005, 2020 году и т.д. Кстати говоря, от этого во многом будет зависеть, сколько будет валового продукта.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.