WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
Центр политико-экономических исследований Центр информации РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ УЧЕНЫМИ ИНСТИТУТА В 50-80-ые ГОДЫ М.И.Воейков, д.э.н.

ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ИНСТИТУТЕ ЭКОНОМИКИ В 1930-2000 гг.

Этот доклад - юбилейный. И это ставит перед автором ряд сложных проблем. Обозревая развитие политэкономических исследований в Институте экономики за 70 лет его существования, мы непременно натыкаемся на то, что Институт, за исключением последних десяти лет, существовал как научное учреждение, обязанное кроме, собственно, научных функций выполнять роль пропаганды официальной идеологии. Значительную часть времени он действовал в условиях сталинского тоталитарного режима. Все это несомненно накладывало печать на все исследования, проводившееся в ИЭ. И прежде всего это сказывалось на теоретических, политэкономических исследованиях.

Однако пропагандистская функция не охватывала и не могла охватить весь объем теоретических исследований. Внимательное рассмотрение развития и эволюции политэкономических исследований убеждает, что эта деятельность имела и положительный результат в научном смысле. Задача настоящего обзора, таким образом, сводится к выявлению и объяснению этого научного результата. Хотелось бы понять место и значение политэкономических исследований ИЭ в истории отечественной экономической мысли.

Еще одно предварительное замечание. Политэкономические исследования в ИЭ имели определенную связь с реальностью (когда большую, когда меньшую), но у них и была собственная логика развития, собственная ценность. Это подтверждается фактами, что когда логика научных исследований уводила уче18 ных ИЭ в сторону от официальных идеологических схем, то эта официальная реальность в лице ЦК КПСС своевременно указывала этим ученым на их уклонения. И то, что такие указания были не одноразово говорит о том, что в исследованиях ИЭ всетаки доминировала самостоятельная логика научного анализа, которая в целом не вполне или не всегда соответствовала тогдашним идеологическим схемам. Другое дело хозяйственная реальность, которая питала и подталкивала научные исследования в определенную сторону развития.

В настоящем обзоре будет анализироваться научная логика политэкономических исследований на примере работ отдельных ученых. Здесь также есть некоторая трудность. Дело в том, что далеко не все ученые проработали в Институте полный цикл научного развития. Многие в расцвете сил уходили в другие организации, другие, наоборот, приходили. Поэтому достаточно трудно четко делить вклад таких ученых в политэкономические исследования, сделанные в стенах Института и за их пределами.

Здесь, конечно, может быть много условного.

Методологическое введение. Институт экономики образованный в начале 30-х годов, пожалуй, до 60-х годов представлял собой наиболее важное или главное научное учреждение, где исследовались политэкономические проблемы. Конечно, были и другие места, в основном кафедры вузов, но ИЭ был в этих вопросах как бы головным. Это было связано с рядом причин. Основная, видимо, заключалась в том, что ИЭ стал преемником Института экономики Коммунистической академии, где концентрировались исследования идеологических и методологических проблем строительства нового общества.

Хорошо известно, что становление ИЭ пришлось на период формирования сталинизма и большинство (или все) политэкономические исследования находились под этим воздействием.

Никто из заметных исследователей не избежал в той или иной мере влияния сталинистской методологии. К сожалению, эта методология и сегодня еще прочно сидит в некоторых крепких головах.

Все это так. Но если к середине 30-х годов со всеми серьезными течениями экономической мысли в России было поконче но, то некоторые положения этих течений волей-неволей пробивались и через сталинистскую методологию. Ведь формировалась принципиально новая экономическая система, которую нужно было осмыслить и объяснить. Но осмысливать формирование новой системы невозможно без осмысления реального экономического процесса. А именно на базе этого процесса и формировались разные течения экономической мысли. Поэтому ликвидировав их официально, они реально стали проявляться в том, что оставалось. Все это и проявилось в развитии политэкономических исследований.

Важное место в научно-исследовательской деятельности ИЭ занимала политическая экономия вообще и политическая экономия социализма в частности. При этом, отметим, что в советской политической экономии социализма существовало несколько течений или направлений, которые пытались усовершенствовать существовавшую экономическую систему и которые никак нельзя отнести к апологетике. Можно исходить из факта существования политической экономии социализма с ее школами, дискуссиями и творцами. Все это было. И чтобы двигаться дальше, т. е. развивать отечественную экономическую теорию, нам надо проанализировать и оценить прошлую теорию. Оценив теорию, затем будет легче понять особенности общественного строя, который более чем 70 лет существовал в нашей стране и который нельзя считать, что исчез без какихлибо следов.

Это достаточно важный момент, он характеризует сложившуюся методологию отечественной экономической науки, которая почти полностью сохранилась и до сегодняшнего дня. Суть дела состоит в том, что почти все серьезные экономические сочинения советского периода были написаны в нормативном плане, т. е. содержали некие предложения по улучшению тех или иных сторон экономической системы, имели прикладную направленность по формированию экономической политики.

Просто описательные работы, выполненные, как сейчас говорят, в дескриптивном методе не считались достаточно научными.

С этой точки зрения и будем анализировать существовавшую советскую политическую экономию социализма как она разрабатывалась в ИЭ. Она насчитывала немало серьезных научных работ, в которых авторы стремились искренне разрабатывать черты и конструкции социалистического общества. Другое дело - что из этого получалось и как это выглядит сегодня.

Следует сделать еще одно методологическое замечание.

Политическая экономия социализма выполняла четыре функции. Первая из них была пропагандисткой и в научном смысле менее интересной. Почти все научные работы, в том числе, конечно, и серьезные в той или иной мере содержали элементы апологетики. Это было неизбежно. Вместе с тем, можно выделить еще три функции советской политэкономии, которые носят преимущественно научный характер.

Первая - это объяснение существующего строя. Повторю, не оправдание, что относится к апологетике, а попытка объяснения. Авторы пытались как-то уточнить, детализировать и конкретизировать многие принципиальные положения, которые составляли основу официальных идеологических трактовок. Это было чрезвычайно трудно и удавалось в крайне незначительной степени. Основная трудность заключалась не в репрессивности режима (это лишь внешний фактор), а в том, что сами ученые находились в ловушке сталинской методологии. Т. е. авторы считали и верили, что они живут при социализме (с любыми эпитетами, не в этом сейчас дело) и пытались на основе марксистской методологии научно объяснить то общество. Но сделать это было невозможно. Последовательное уточнение какого-либо официального идеологического положения приводило в конце концов или к отрицанию социалистического характера общества или к отрицанию соответствия официального положения марксизму.

Вторая - это попытки усовершенствования существовавшего строя. Здесь было много легче развернуться в теоретических построениях, высказывать различные взгляды, разворачивать дискуссии. Почти все основные дискуссии в советской экономической науке как раз соответствуют этой функции. Собственно говоря, эта функция и соответствует основному предназначению политической экономии социализма и шире, традиции отечественной общественной науки.

Третья - это создание общей теории социализма. Такие попытки были у многих исследователей, но их результат оказался чрезвычайно ничтожным. Главная причина состоит опять же в том, что советскую практику многие исследователи принимали за практику социалистического общества и никак не могли ее непротиворечиво увязать с классическим марксизмом или с какой-либо другой общей социалистической теорией.

Конечно, можно развивать общую теорию социализма как немарксистского. Есть разные взгляды на этот счет. Дело же в том, что почти все советские политэкономы в той или иной степени разделяли марксистскую методологию и искренне пытались соединить марксизм и советский социализм («русский социализм»). Более того, сам марксизм в советской его интерпретации был включен в, так называемый, субъективный фактор истории, когда оценочные характеристики и соответствующая политика их реализующая, превращались в действенный фактор исторического процесса. Или казалось, что так становиться.

В этих методологических рамках разворачивались политэкономические исследования Института экономики. Основное противоречие с методологической точки зрения, в котором они оказались, состояло в том, что с одной стороны, нужно было соответствовать традициям субъективного метода в истории и активно формировать (или оправдывать) существовавшую экономическую политику, а с другой стороны, нужно было исследовать и объяснять реальности социально-экономического процесса как он проходил в натуре. Таким образом, можно выделить следующие линии, которые определяли основное развитие политэкономических исследований в ИЭ: субъективный фактор в экономической действительности, который выражался в нормативном характере многих исследований; приближение к реальности и отражение ее противоречивости; стремление системного подхода.

Таким образом, анализируя этапы развития политэкономических исследований в ИЭ, надо иметь в виду следующее.

• Основные и наиболее серьезные работы были выполнены в нормативном ключе, т. е. пытались объяснить как и в чем нужно или можно усовершенствовать существующую экономическую систему • В политэкономических исследованиях шаг за шагом, последовательно осуществлялся переход от мифологических и иллюзорных представлений к анализу реальных отношений существовавшего общества • Некоторые работы развивали или углубляли понимание общих проблем экономической теории вне непосредственной связи с какой-либо политической системой В традициях отечественного обществознания. Немного отступим от судьбы ИЭ и напомним, что в отечественной общественной деятельности и, значит, в общественной науке, большое место занимал так называемый «субъективный метод». Начиная с П. Лаврова (а может быть и раньше) через Н. Михайловского этот «субъективный метод» означал, что оценивать действительность следует с точки зрения идеала. Практически это означало, что надо переделывать или «совершенствовать» действительность с точки зрения идеала или того, что понималось под этим. Конечно здесь оказывалось большое пространство для субъективизма и волюнтаризма. И этим широко пользовались в советский период.

Однако «субъективный метод» или, в другой транскрипции, императив должного в той или иной мере был присущ почти всем отечественным исследователям и составил, на наш взгляд, отличительную характеристику русской экономической школы.

Конечно, если мы накопим достаточно аргументов, чтобы выделять последнюю. И этот метод, то есть оценка, а значит, и переделка действительности с точки зрения идеала, получил очень большое подкрепление практикой «социалистического строительства» в нашей стране, особенно в 20-е и 30-е годы.

Если вернуться к ИЭ, который формировался именно в 30-е годы, то мы обнаружим здесь серию работ, посвященных именно методологическим аспектам экономической политики Советского государства. Из них можно выделить работы Л. М. Гатовского, посвященные теории советского хозяйства.

В них автор пытался уйти от простого описания экономической политики и искал теоретические основы нового типа хозяйства. Тем не менее, и в этих работах Гатовский упор делал на субъективные возможности власти планировать хозяйственное развитие. Рассуждая о регуляторе экономического развития в СССР, он писал: «Поскольку процесс обобществления, составляющий содержание регулятора, не может осуществляться путем стихийного «врастания», он неотделим от планового руководства, от плановой формы. Иными словами регулятором экономики СССР является плановый регулятор процесса построения социализма». И далее в этой статье автор пишет о «специфической роли надстройки», о «ведущей роли экономической политики»1 и других аналогичных положениях, которые встречались практически повсеместно. Во многих работах советских экономистов и идеологов 20-х и 30-х годов плановое воздействие на экономику и общество стало преобладающим. И конечно, исследователи ИЭ не являлись исключением.

Характерно, что и в более поздний, послевоенный период во многих теоретических постановках плановое начало (т. е.

сознательное действие) выдвигалось как существенный элемент функционирования экономических законов. Тот же Л.Гатовский уже в 1979 г. писал, что «регулирующая роль экономических законов при социализме реализуется через плановое управление хозяйством».Сделаем одно методологическое отступление. Этот «субъективный метод», приобретший в работах советских экономистов самодовлеющее значение резко контрастировал с западной объективистской традицией. Так, классическое и неоклассическое направление в экономической теории старалось объяснять, а не переделывать экономическую систему. «Субъективный метод» призывал к другому. И нельзя это другое, т. е. сознательное воздействие на экономическую реальность рассматривать однозначно как негативное воздействие. Такой крупнейший идеолог ХХ века как Карл Поппер писал в этой связи: «Если мы хотим защитить свободу, то должны потребовать, чтобы политика неограниченной экономической свободы была заменена плановым вмешательством государства в экономику». И в другом месте:

Гатовский Л. О предмете и методе теории советского хозяйства. - Проблемы экономики, 1930, № 1, с. 51, 65.

Гатовский Л. М. Вопросы развития политической экономии социализма. М., 1979, с. 99.

«Только планируя шаг за шагом общественные институты для защиты свободы от эксплуатации, мы можем надеется достичь лучшего мира».3 И действительно, если стоит задача что-либо улучшить в общественном устройстве, то надо эти мероприятия проводить сознательным, целепологаемым образом, т. е. планомерно. Однако, это не должно означать, что планомерность становиться «клеточкой», «исходной» категорией всей экономической системы, как это делала другая школа политэкономии советского периода.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.