WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 |

Без какого-либо из этих элементов труд не может быть целесообразной деятельностью. При этом под средством подразумеваются все ограниченные ресурсы, необходимые для реализации цели: орудия труда, земля, материальные ресурсы, время и т.д. А также сам физиологический труд. В таком понимании физиологический труд есть всего лишь работа, один из компонентов телеологического труда. Труд как физический, так и умственный, является всего лишь ресурсом для экономической деятельности. Человек, как экономический субъект, стремится заменить свой труд чужим трудом или вообще вытеснить труд из технологических процессов, заменив его машинами. Однако он не может заменить свои духовные усилия, как экономического субъекта, чужими усилиями. Он не может делегировать другому бремя риска (связанного с неопределенностью и неподдающегося страхованию), воздержания, принятия экономических решений. Если вместо одного другой будет принимать экономические решения, брать риск на себя, ограничивать свои потребности, то значит этот другой занимается экономической деятельностью. Полностью автоматизированные процессы производства материальных благ уже существуют, а в будущем человеческий труд практически будет вытеснен из производственного процесса. Однако экономическая деятельность, ценности, будут существовать всегда, пока существует ограниченность ресурсов относительно потребностей и порождаемая им неизбежность риска и воздержания, принятия решений и осуществления выбора. Таким образом, человек может заменить свою работу работой машины, но он не может машиной заменить свою целесообразную деятельность.

Эти два различных понимания труда, телеологическое и физиологическое, очевидно, стало причиной многих заблуждений в истории экономической науки. Экономисты всегда спорили между собой относительно того, что лежит в основе экономической ценности: "труд", "факторы производства" или "полезность" Но если мы рассмотрим труд с телеологических позиций, то между этими теориями стоимости исчезают принципиальные разногласия. Наоборот, они подразумевают друг друга. Поскольку и факторы производства, включая физиологический труд, и полезность, представляют собой компоненты телеологического труда: средства и результаты. В такой интерпретации факторы производства - это средства, которые должны быть затрачены для получения результатов. А полезность есть этот результат, который получен этими факторами производства.

Экономическая наука не справилась с проблемой ценности и потому вообще "забыла" про нее. Но тем самым, она оставила за бортом саму сущность целесообразной деятельности, как проявление и приращение свободы. Поэтому она не может вникнуть в сущность экономических процессов, ибо исследует явление (цену) но не исследует сущность (ценность). Но познать сущность практической деятельности (в том числе, экономической) невозможно без познания ценности так же, как и теоретической деятельности – без познания понятия. В этой связи интересна мысль Р. Хейлбронера: "Действительно, я предполагаю, что большинство экономистов сегодня даже не видят необходимости для "теории" ценности, как отличной от теории цены, и фактически будет трудно заставить их объяснить различие между ними.... Ибо я постепенно убедился,.... что игнорирование ценности не устраняет проблему из экономикс, но только приводит к ее завуалированному появлению во вредной форме; что вопросы, связанные с ценностью, являются не устаревшими, а вечными (и, я должен добавить, не элементарными, а основными); и что изменения подходов к ценности, будучи далеко не только педагогическим инструментом для периодизации истории экономической мысли - классической политической экономии с ее "трудовой теорией", неоклассической с ее "теорией полезности" - сильно, влияют непосредственно на сами основы экономического мышления тем, что идентифицируют различные элементы социального процесса как стратегически важные для его понимания"132.

9. Экономикс не видит в человеке реального человека со всеми его пороками и добродетелями. Согласно неоклассической теории конечная цель экономической деятельности состоит в производстве потребительских благ, для удовлетворения конечных потребностей человека. Однако она недостаточно R. Heilbroner. Behind The Veil of Economics. // Sosial Research.

Summer 1983, p. 104 - 105.

акцентирует внимание на то, что человек стремится к накоплению богатства, к увеличению собственности, экономических ценностей, а это значит – к увеличению экономической свободы. Экономическая деятельность есть деятельность по созданию экономических ценностей с помощью экономических ценностей. А сама собственность, благодаря экономической деятельности, предстает как самовозрастающая экономическая ценность или самовозрастающая экономическая свобода.

Экономикс не видит в человеке созидателя и творца, свободного субъекта, потребности которого сводятся не только к потреблению благ, но и созиданию, преобразованию действительности и самого себя в соответствии со своими представлениями о счастье. Потребление витальных благ – это главная потребность животного, а не человека. А главные потребности человека это преобразование мира согласно его пониманию должного. Конечно, его потребность - это создавать не только запасы потребительских благ и продовольствия. Но также строить города, университеты и больницы, создавать средства коммуникации, осваивать космос, развивать науку и искусство, совершать добрые поступки и т.д. А за всем этим стоит экономическая деятельность, создание и потребление экономических благ. Это, разумеется, не значит, что человек творит мир только из соображений экономической целесообразности, т.е. не только по принципу "преобразовать менее дефицитные ресурсы в более дефицитные продукты" и получить прирост экономических ценностей. Нет, конечно. Как уже было отмечено, мир должен быть еще и прекрасным, добрым, справедливым, приносить счастье всем людям на земле. Экономическая свобода, экономические ценности, собственность есть необходимое условие для удовлетворения всех витальных, социальных и духовных потребностей субъекта, для воплощения должного в сущее, то есть необходимое условие свободы вообще, во всех ее проявлениях.

С другой стороны, экономикс не видит в человеке его пороки, его жадность, ненасытную потребность в обогащении, его стремление к произволу как извращенно понятой свободе.

Экономическая свобода лишь условие, средство, для обретения подлинно человеческой свободы. Но когда экономическая свобода, собственность, становится самоцелью, когда она перестает восприниматься как средство и условие для удовлетворения более возвышенных человеческих потребностей, для постижения истины, деяния добра и созидания прекрасного, то потребность в ней принимает форму человеческого порока - ненасытной жадности. Жадность не есть материальная потребность. Это потребность духа. Поэтому она безгранична и ненасытна. Отсюда и зародилось неверное понимание, что якобы материальное изобилие недостижимо и есть утопия. "В мире хватит, чтобы удовлетворить потребности каждого, однако в мире не может хватить, чтобы удовлетворить жадность каждого" (Махатма Ганди). И хотя жадность это порок, но надо признать, что этот порок есть движитель экономического прогресса. Капитализм удивительным образом поставил на службу обществу такие пороки как жадность и честолюбие. Ибо создал систему, благодаря которой, ради удовлетворения своих эгоистических интересов, предприниматели производят общественно полезные блага, а политики делают общественно полезные дела. Рыночная экономика и демократия являются теми социальными механизмами, которые концентрированно направляют в нужное русло огромную энергию этих человеческих пороков и трансформируют в достойное удивления достижения человеческого прогресса.

10. Необходимость и законы природы господствуют над человеком только тогда, когда они проявляются через случайность и не подконтрольны ему. Но когда человек познает эти законы и осуществляет целесообразную деятельность в соответствии с этими законами, в соответствии необходимостью, то освобождается от власти "слепого случая" и стоящей за ней "слепой необходимости". Человек своей деятельностью не устраняет и не может устранить необходимость. Он лишь познает ее и действует в согласии с ней, тем самым, вытесняет случайность и обретает свободу.

Человек достиг больших успехов в науке. Проник в микромир, освоил Космос, достиг поразительных успехов в "генной инженерии", в развитии технологий, но не смог достичь бескризисного развития экономики, потому, что недостаточны его знания сущности экономики. Существует много различных концепций, но экономическая теория по сей день не дает исчерпывающе ясного понимания того, как функционирует рынок. Мы исследуем экономические явления, но недостаточно хорошо знаем сущность экономики. Разумеется, в таких условиях эффективное регулирование экономикой невозможно.

Это и подтверждается кризисами, которые, как "слепая необходимость", периодически обрушиваются на общество.

Однако, как пишет Гегель, "слепа необходимость лишь постольку, поскольку она не постигается в понятии.... Если же мы, напротив, рассмотрим целесообразную деятельность, то здесь в лице цели мы имеем содержание, которое известно уже заранее;

эта деятельность поэтому не слепа, а зряча"133.

Как только мы познаем сущность экономики, появится реальная возможность ее эффективного регулирования без кризисов, которые столь болезненно отражаются на благосостоянии общества. Но "постигнуть в понятиях", значит постигнуть сущность, и следовательно, постигнуть ее рефлективные определения, диалектическое противоречие исследуемого объекта как целостности. А значит, постигнуть ее внутреннюю гармонию и симметрию134.

11. В данной работе были проанализированы рефлективные отношения между экономическими категориями, такими как производство и потребление, предпринимательство и бережливость, продажа и купля, предприниматель и сберегатель, продавец и покупатель, кредитор и дебитор, продукт и ресурс, полезность и затраты, потребительная и производственная ценность, цена спроса и цена предложения, доходы и расходы, прибыль и сбережения и т.д. То есть, представлена теория Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т.1. - М.: "Мысль", 1974, с. 323.

"Онтологически симметрия выступает как свойство системы совпадать с самой собой по ряду признаков. Но такое совпадение - суть рефлексия, опосредование себя собой, замыкание". (Яцкевич В.В.

Диалектика оптимального выбора. Киев, "Наукова думка", 1990, с. 70.) относительности экономических процессов, действий, состояний, функций. И как раз благодаря тому, что каждая из категорий определяет себя через свою противоположность, они вместе составляют целостность - экономическую деятельность, субъект, обмен, благо, ценность, цену и т.д.

Рефлективные отношения между этими категориями отражают внутреннюю симметрию, которая присуща экономической реальности так же, как и всему универсуму. Рефлективные определения - это относительные понятия, которые как бы зеркально отражаются друг в друге, они идентичны и противоположны друг другу одновременно. По словам Гегеля, рефлективное определение "есть единство его самого и его иного" и следовательно "бесконечное соотношение с собой"(Гегель). Но как раз такое "копирование самоподобия" и представляет собой симметрия. Само экономическое равновесие, как необходимое условие оптимальности, есть одно из проявлений симметрии. Постижение экономической симметрии позволяет глубже вникнуть в сущность экономических процессов и увидеть механизмы саморегуляции, обеспечивающие разрешение периодически обостряющихся внутренних противоречий, вызывающих нарушение экономического равновесия.

Диалектическое противоречие уже само по себе обладает свойством симметрии, так же, как и все рефлективные определения. Более того, сама симметрия представляет собой диалектическое противоречие, ибо является единством тождества и различия. Гегель считал, что "в сущности все противоречиво". Перефразируя можно сказать, "в сущности все симметрично", в том числе и экономика, как система, как существенное единство составляющих его частей. Симметрия насквозь пронизывает сущность экономики, ибо сущность есть целое, а Относительно рефлексии Гегель пишет: "Рефлективное же определение приняло свое инобытие обратно в себя. Оно положенность, отрицание, которое, однако, повертывает соотношение с иным внутрь себя; и отрицание, которое равно самому себе, есть единство его самого и его иного и только поэтому - определенная сущность (Wesenheit). Следовательно, рефлективное определение есть... бесконечное соотношение с собой". (Гегель Г. Наука логики. - М.: "Мысль", 1999, с. 445.) "целое движется в противоречиях" (Гегель). Без учета этой истины невозможно вдохнуть жизнь в безжизненные категории и модели экономикс, которые "ведут в никуда" (Калдор).

12. Теория микромира и макромира, "Логика" Гегеля, теория относительности Эйнштейна, "Периодическая таблица" Менделеева, музыка Моцарта, "Сикстинская мадонна" Рафаэля, "Божественная комедия" Данте, греческий Парфенон, и многие другие творения человеческого разума в различной форме содержат в себе, либо отражают внутреннюю симметрию и гармонию царящую во Вселенной. Симметрия, связывается с представлениями о гармонии и эстетическом совершенстве форм, начиная с эстетики Древней Греции. Сам термин "симметрия" по-гречески означает "соразмерность", как частный случай гармонии - согласования частей в рамках целого. В Энциклопедии Британика указано - "Симметрия в природе лежит в основе одной из самых фундаментальных концепций прекрасного. Она подразумевает баланс, порядок и, соответственно, согласно некоторым, божественный принцип"136.

Познание сущности, познание истины, есть познание гармонии, внутренней симметрии целого, состоящего из частей. И следовательно, красота, симметрия и внутренняя гармония хотя и не могут служить прямым доказательством научной истинны, но безусловно являются своего рода "эстетическим критерием" приближения к ней. Диалектика позволяет обнаружить в экономических процессах такую внутреннюю гармонию и упорядоченность, что с диалектической точки зрения эта "мрачная наука" выглядит воистину прекрасной. А в результате познания сущности экономической деятельности "невидимая рука" Смита становится видимой, понятной и послушной воле человека.

См.: http://www.britannica.com/EBchecked/topic/1522069/symmetry ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Петиция французских студентов (Le Monde, 17 июня 2000 г.).

Открытое письмо от студентов экономического профиля профессорам и тем, кто несет ответственность за преподавание этой дисциплины.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.