WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |

3. Как в физической реальности строение микромира повторяет строение макромира, так и все основные закономерности общественного экономического организма в эмбриональной форме даны уже в натуральной экономике на уровне индивида. Как на индивидуальном, так и на общественном уровне существуют потребности, полезности, затраты, ценности, принципы распределения ограниченных ресурсов и другие рациональные экономические механизмы, с помощью которых происходит оптимизация экономической деятельности. Но на общественном уровне все это происходит с помощью более сложных процессов, с помощью денежного измерения общественных экономических ценностей, следовательно, с помощью сложного механизма денежного обращения и ценообразования, а не непосредственного субъективного соизмерения индивидуальных ценностей.

Во времена Маркса проблема ценности, как аксиологической категории, вообще не стояла в центре внимания ученых. Только в последующем выдвигать эту проблему начали неокантианцы Фрайбургской (баденской) школы – Риккерт, Виндельбанд и др. Поэтому, естественно, что Маркс предпринял анализ только стоимости, как одной из форм экономической ценности, которая имеет место только в условиях товарных отношений. Но целесообразная деятельность человека невозможна без ценностей. Во всех сферах деятельности существуют соответствующие ценности (в искусстве, науке, религии, политике и т.д.). Также и экономическая деятельность как таковая невозможна без экономических ценностей. А стоимость, как общественная экономическая ценность, измеряемая деньгами, есть всего лишь одна из форм проявления экономической ценности в исторически определенных условиях рыночной экономики.

Если бы Маркс более широко исследовал экономическую деятельность и экономическую ценность и не ограничился бы только товарными отношениями и капиталистическим обществом, то, разумеется, результаты его анализа были бы другими8. Перед ним встали бы многие из тех вопросов, которые стоят перед современной экономической теорией. Для него было бы ясно, что проблемы распределения ограниченных ресурсов и оптимизации экономической деятельности с одинаковой актуальностью стоят как перед индивидом, так и перед обществом, и он не был бы так иронически настроен относительно "робинзонад". Саму экономику Маркс исследовал скорее как философ, социолог и политик, чем как собственно экономист в современном понимании, перед которым стоят конкретные хозяйственные задачи. Соответственно, его интересовал экономический механизм, обуславливающий исторический прогресс, смену общественных формаций и политические выводы из познания этого механизма, а не специфические экономические проблемы.

Если подытожить вышесказанное, получим следующее.

Теория Маркса в существующей форме неспособна объяснить Специфичность поставленных им задач обусловила и его понимание труда, лежащего в основе стоимости. Маркс, как философ, всегда подчеркивал целесообразный характер труда, и в самом "Капитале", характеризуя труд, он дает определение труда в телеологической интерпретации. Однако как экономист, он фактически интерпретирует труд, создающий стоимость, не в телеологическом, а в физиологическом смысле. В таком понимании труд есть "расходование человеческого мозга, мускулов, нервов, рук и т.д.", которое измеряется рабочим временем и лежит в основе стоимости товаров. Следствием такого подхода стала "затратная" концепция стоимости, в которой полезность (потребительная стоимость) служила только условием, но не фактором стоимости. То есть Маркс не воспринимал полезность и затраты как диалектические противоположности, а стоимость, как их диалектическое единство. Такая односторонняя интерпретация стоимости, в конечном счете, породила ее расхождение с экономической реальностью и противоречие между 1 и томами "Капитала".

современные экономические процессы. Но эта теория сыграла настолько большую роль в истории экономической мысли, что она не может быть просто отброшена как ненужная. С другой стороны, экономикс также неадекватно отражает экономические реалии и, следовательно, нуждается в радикальном переосмыслении. При этом возникают вопросы: В каком направлении должна развиваться теория, чтобы выйти из кризиса Исчерпан ли научный потенциал учения Маркса, или он все еще может служить источником генерирования новых идей Поиски ответов на эти вопросы в западной науке во второй половине ХХ в. породили попытку "ренессанса учения Маркса".

Она опирается на идею, что необходимо переработать методологию современного экономического анализа на основе методологии Маркса9. То есть на Западе ученые все более осознают всю глубину кризиса экономической науки и необходимость быть адекватным тем вызовам, перед которыми их поставила сама логика развития экономической теории и той действительности, которую она призвана отражать. Все больше и больше экономистов понимают, что в такой ситуации совершенно бесполезен "косметический ремонт" существующей парадигмы, что необходимо фундаментально реконструировать всю парадигму в целом, как единую систему базисных идей, вместе с той методологией, на которой она стоит.

4. В современных экономических исследованиях ученый сознательно стремится всесторонне рассмотреть объект исследования и считает, что чем больше сторон и частей исследуемого целого он рассмотрит, тем полнее будет картина целого, тем больше будет его знание об объекте исследования.

И вместо того, чтобы исследование направлялось от абстрактного к конкретному, имеет место бесконечное "блуждание" от одной абстракции к другой, от одного фрагмента целого к другому. Таким образом, вместо углубления своих знаний и лучшего понимания исследуемого объекта, он расширяет свои знания экстенсивным путем, оставаясь на См. Гальчинский А.С. К.Маркс и развитие экономической мысли Запада. - М.: Экономика, 1990, с. 39-40.

поверхности явлений и не вникая в суть. Такое исследование никогда не достигнет конкретности. Поскольку все явления, факты и процессы невозможно учесть из-за их множества, представители мейнстрима считают необходимым прибегнуть к "фрагментарному" анализу. Они вырывают факты и явления из их объективной взаимосвязи, чтобы рассмотреть их вне этой взаимосвязи, такими, каковы они "сами по себе", или вне той целостности, частью которого они являются. И тем самым заведомо обрекают результаты анализа на неадекватное отражение действительности. Это же подразумевает один из принципов исследования – "при прочих равных условиях".

Фрагментарность и отсутствие целостности экономикс, как научной дисциплины, сразу же видно из ее структуры, которая состоит из искусственно состыкованных концепций. Благодаря усилиям Дж. Хикса и П. Самуэльсона макроэкономическая теория Дж. Кейнса была абсорбирована в неоклассическую теорию А. Маршалла. Со временем экономикс "обогащался" другими теориями, которые вписывались в общие контуры неоклассического синтеза. Но в целом, микро- и макро- экономики настолько неоднородны, что до настоящего времени представители мейнстрима стараются заполнить пробел между ними, а некоторые ученые считают, что эти теории в принципе несовместимы10.

Фрагментарность анализа доминирует и в микроэкономике.

Здесь отдельно анализируется спрос и его детерминанты, отдельно - предложение и его детерминанты. А после этого рассматривается рыночное равновесие, как результат взаимодействия спроса и предложения. Такой анализ всегда будет анализом лишь внешних закономерностей на поверхности экономических процессов. Закономерности, в отличие от законов, относятся к сфере явлений и отражают повторяемость явлений, их "правильность", их соответствие доминирующей "Мы нуждаемся в замене неоклассической экономикс....

Микро/макро-различие нужно устранить. Они являются в принципе различными несовместимыми доктринами". (James K. Galbraith. Can we please move on A note on the Guerrien debate. // Post-Autistic Economics Review - Issue No. 15. http://www.autisme-economie.org/rubrique25.html ).

тенденции. Но так невозможно познать законы, которые относятся к сфере сущности, и есть необходимые и всеобщие причинно-следственные связи между явлениями11.

Еще в 2000 году проф. У. Баумоль опубликовал статью, в которой проанализировал вклад ХХ столетия в экономическую науку12. Несмотря на положительно оценку этого вклада, тем не менее, из статьи следует, что хотя за это время в микроэкономической науке было выдвинуто много интересных идей, но со времен А.Маршалла в самой микроэкономической парадигме мало что изменилось. Однако такая "долговечность" микроэкономической парадигмы вовсе не свидетельство того, что в рамках этой парадигмы наука до сих пор эффективно познает сущность экономических процессов и потому научное сообщество не видит необходимости пересматривать ее. Скорее наоборот. Как раз микроэкономика подвергается особенно резкой критике за ее полный отрыв от действительности13.

Микроэкономическая теория недостаточно учитывает то обстоятельство, что экономическая деятельность есть разновидность человеческой деятельности вообще. Как неоднократно указывалось в экономической литературе, фактически, фигурирующий в этой теории "Homo economicus" - это живой калькулятор, с точностью до предельной полезности и предельных затрат подсчитывающий баланс полученного удовольствия, расходов на потребление или производство.

Ничего не говоря уже о том, что в реальной жизни при принятии экономических решений, субъект оперирует не только предельными, но и средними величинами, более важно то, что теория в целом лишена телеологического контекста.

Экономический субъект не есть калькулятор. Калькулятор не может делать выбор, он не обладает свободой, не может идти на Очевидно, здесь следует искать одно из существенных различий между теорией Маркса и экономикс. Первая исследует сущность явлений, их законы, а вторая – описывает сами явления и сравнительно поверхностные связи между ними, т.е. закономерности.

См.: Баумоль У. Чего не знал Альфред Маршалл: вклад ХХ столетия в экономическую теорию. // ж.: "Вопросы экономики", №1, 2001, с. 73 - 107.

См. Приложение.

риск и т.д. Без учета этих, чисто субъективных, факторов, микроэкономика не может отражать сущность экономической действительности. Это и видно из учебников Экономикс14.

Современный этап развития мейнстрима знаменателен доминированием математических методов. Ясно также и то, что хотя в экономической теории много интересного было изучено с помощью математики (и еще многое предстоит изучить), но, в сущности, это направление не позволяет сделать прорыв в теории, необходимость которого уже давно назрела. Любые математические модели основываются на "нематематических" предпосылках, идеях, которые в рамках самой этой модели не могут быть доказаны. Как пишет Р. Аллен, "математика просто ведет от предпосылок к выводам, но сами эти предпосылки могут быть любой совместной системой кем-то сформулированных аксиом"15. Следовательно, само по себе математическое моделирование не может обеспечивать независимо от "чистой теории" познание истины. Очевидно, что дальнейшее развитие экономической теории невозможно на основании тех, порой, примитивных представлений, на которые оно опирается так, что нередко даже не вносит сомнения в их достоверности. Как можно ожидать прогресса в экономической теории, если по сей день не имеем ясного понимания того, что есть "стоимость" Ведь это одно из центральных понятий в этой науке "Стоимость" оказалась категорией настолько трудной для понимания, что почти три столетия ученые не смогли разобраться с ней. И Бернард Жюриен пишет: "Я уверен, что предпосылки стандартной микроэкономической теории совершенно нереалистичны. И я считаю нонсенсом утверждать, как это делают некоторые (используя аргумент "если бы"), что реалистичные результаты могут быть выведены из предпосылок, которые противоречат почти всему, что мы наблюдаем вокруг нас". И заканчивает статью словами - "Было бы неплохо...

попытаться обстоятельно ответить на вопрос: Есть ли что либо стоящего для сохранения в микроэкономикс и в неоклассической теории Если есть, то что". (Bernard Guerrien. Is There Anything Worth Keeping in Standard Microeconomics / POST-AUTISTIC ECONOMICS REVIEW - ISSUE NO. 12. СМ.:

http://www.autisme-economie.org/article115.html ).

Аллен Р. Математическая экономия. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1963, с. 19.

сторонники мейнстрима решили вообще обойтись без нее. В парадигме мейнстрима в центре внимания находится цена и почти ничего не говорится о стоимости. Но эта проблема сама напоминает о себе тем, что по сей день не позволяет разобраться в том, как осуществляется ценообразование и вообще, что есть цена. Многие представители мейнстрима считают, что "цена есть меновое отношение между товарами, но в ее основе не лежит стоимость". Но цена есть лишь проявление стоимости.

Существование цены без стоимости так же невозможно, как и существование показателя веса или длины без существования тяжести и протяженности. И что самое главное, проблема стоимости вообще и не стоит в мейнстриме как актуальная проблема требующая объяснения. Заниматься проблемой стоимости предоставили только историкам экономической мысли. Это еще раз свидетельствует о том, что экономикс интересуется только явлениями, а не их сущностью.

Социологи науки утверждают, что, в определенном смысле, для развития науки не менее важна правильная постановка вопроса, чем ответ на него. Корректно поставленный вопрос дает русло для правильного мышления, правильные ориентиры для научного исследования, что рано или поздно приводит к правильным ответам. И действительно, сам вопрос или правильная постановка проблемы, подразумевают не только незнание чего-то, но и знание. Это есть знание того, что конкретно мы не знаем, незнание чего мешает нам в адекватном отражении действительности. (Не говоря уже о том, что вопрос должен "созреть", а для этого нужна "критическая масса" знаний).

В гораздо более беспомощном состоянии наука находится тогда, когда неправильно ставятся вопросы, требующие ответа; когда не знаем даже того, что именно мы не знаем16.

Дж. Бьюкенен пишет: "... экономисты должны оценить пустую трату огромной интеллектуальной энергии, поскольку самые лучшие и достойные из них преследовали интеллектуальные головоломки, которые возникли из-за некорректного абстрактного понимания. Немного удивительно что так много из того, что экономисты утверждали и утверждают сейчас, оказалось неуместным и, в сущности, бесполезным...

. Экономисты сбиты с толку своей неспособностью предложить "научное" объяснение кризиса 2008-2009 или выдвинуть предложения для реформ".

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.